То, что нынче кризис, знают все. А лучше всего это знают представители ИТ-отрасли. Она ведь, как канарейка. Та, которую шахтеры будто бы держали в своих каменноугольных шахтах, работая, пока кенарь ведет коленца, и срочно выбираясь из забоя, когда пение стихает… Впрочем, устоявшееся выражение miner’s canary в языке англосаксонских варваров есть. Но применять птичек начали довольно поздно, в 1911 году, уже в эпоху тред-юнионов и нефти, на которую дуэт Черчилля и Фишера переводил Королевский Флот, и заменили на электронные детекторы в 1987-м. (1986: Coal mine canaries made redundant) Представить себе канарейку у персонажей «Жерминаля» трудно. (А о быте шахтеров надо читать именно Золя, а не «Черную Индию» добрейшего мсье Верна…)

Да и то – как можно услышать птичьи трели среди грохота отбойных молотков и драконьего скрежета угольных комбайнов и врубмашин, входивших в те годы в практику острова Джона Булля, неясно. Но – легенда зажила своей жизнью, гуляя по ноосфере. И ИТ-бизнес вполне реально ощутил приближающийся кризис, причем, как не дадут соврать те, кто «в теме», произошло это еще летом 2013 года. Ну а в начале 2014-го уже пошли на улицу первые работники. Причем, было это еще до начала приключений с Крымом.

Вообще, давайте покажем то, что разговоры о гибельности санкций для российской экономики, это все разговоры для идиотов. Точнее, разговоры, с помощью которых очень неглупые и весьма прагматичные люди дурачат широкие массы. (Причем, развлекаются этим политики со всех сторон конфликта…) А для этого взглянем, на любезно составленную РБК диаграмму изменения объемов импорта в Россию в 2014 году. Смотреть надо на правый нижний угол, на густозелененький прямоугольничек с буквами США. И цифирками – означающими рост на 193,3% по сравнению с 2013 годом. Так что да здравствует война санкций, до последнего польского фермера – тех, кто на вершине Мир-экономики, ни санкции, ни контрсанкции не касаются…

Вот оно самое смешное, в правом нижнем углу, зелененькое…
Вот оно самое смешное, в правом нижнем углу, зелененькое…

Впрочем, неплохо и местным бизнесменам. Заглядываешь в обед в респектабельнейшую Financial Times, и читаешь, что Billionaire Fridman targets US and Europe in $16bn telecoms spree. То бишь, вполне себе отечественный миллиардер Михаил Фридман прицелился вложить в ИТ-бизнес и телекоммуникации Европы и США шестнадцать миллиардов долларов. А поскольку базирующаяся в Лондоне LetterOne Technology, которая эти инвестиции и будет осуществлять, имеет прекрасный баланс, то у нее не будет проблем с доведением объема вложений до двадцати пяти миллиардов долларов… Вот так!

Но в России дела на ИТ-рынке обстоят мягко говоря, неважно… Ну, вот отчет известной аналитической компании IDC – Russia ICT Market Outlook. Из которого следует, что отечественный ИТ-рынок в минувшем году – in the context of political and economic challenges – просел на 16%. То бишь, «Since the 1990s, suppliers to Russia have had to deal with several periods of instability. However, market declines have always reversed quickly, and it became rather easy to take a stoic view of Russia’s volatility. The situation changed in 2014: The Russian economy, and subsequent IT demand, are now in what looks like a lengthy period of contraction».

Самый беглый взгляд показывает, что аналитики IDC уделяют в генезисе сложившейся ситуации серьезное внимание политическим факторам «in the context of recent dramatic economic and political events», серьезно изучая «The impact of sanctions against Russia in terms of IT investment». Безусловно, такой подход имеет право на существование. Ну, правда в газете 2012 года (тут, для смеха, пдфка) можно прочесть, что «IDC опубликовала отчет Russia Vertical Markets 2012-2016 IT Spending Forecast» и в нем «В прогнозируемый период с 2012 по 2016 гг. эти затраты будут увеличиваться ежегодно в среднем на 8% и в 2016 году составят $47,3 млрд.». Роста, увы, не вышло…

Но вот надо ли списывать его на некие драматические события, которые в силу своей театральности стали полной неожиданностью и для аналитиков рынка, и для специалистов Центробанка и Минэкономразвития? Может, вспомним фра Оккама с его опасной, на зависть Кисе Воробьянинову, бритвой – Entia non sunt multiplicanda sine necessitate? Может, не будем вводить сущности в виде неких «financial turbulence»? Турбулентность-то иногда моделируется численно, но штука мутная… А вокруг то, что можно было предсказать пользуясь даже не ПК, а арифмометром «Феликс-М».

Ну неужели кто-то в начале 2014-го года мог не видеть, что внешняя задолженность Российской Федерации, 728 864 млн. долл. США, довольно сильно превышала сумму международных резервов России, составлявших на начало прошлого года 509 595 млн. долл. США. Разницу вычислить несложно, даже не на арифмометре, а на счетах… Причем проделать эту операцию в уме могли даже мелкое лавочники, из числа бывших чиновников. Которые вполне здраво начали переводить в наличную валюту свои доходы, и даже часть оборотных средств. (Перед ними стоял зримый образ семейства, набравшего кредитов на сумму большую, чем стоит их барахлишко…)

Реклама на Компьютерре

И здравость их поведения выявилась в конце прошлого года, когда зеленый дьявол скакал аж до восьмидесяти целковых… Нормальный бизнес такой рентабельности, какую показал за это время валютный арбитраж, не дает! Да, предсказать точную дату падения цен на нефть было невозможно. Но понимать то, что она неизбежна, было просто. И – «сланцевые» углеводороды. И – главное – отказ США от политики «количественного смягчения», которое хоть толком и не произошло, но задает тон на мировом рынке.

«Компьютерра» много раз писала о каждом из этих факторов. Каждый раз в комментариях возникал длинный дискуссионный хвост. Но вот ни аналитикам, ни чиновникам, видно, до него дела не было. А зря… Факторы-то эти сработали, и именно так, как они должны были сработать! И вот тут один маленький нюанс. Факторы эти сработали сугубо внутри парадигмы рыночной экономики. Так, как они и должны работать на свободном рынке.

В чем отличие нынешнего кризиса от кризиса 1998 года? А оно – кардинально! Тогда произошел дефолт по обязательствам государства. А сейчас – государство-то платит. Даже немного увеличивая пенсии старушкам. Мерзостные истории, такие как «Рабочие космодрома Восточный объявили голодовку» скорее говорят о неэффективности дальневосточной правоохранительной системы, проявляющей поразительную терпимость к руководителям и предпринимателям, допускающим подобное. (Чиновничьи угрозы «Оторвать голову» – это просто слова, за которыми не никакого содержания, реальное наказание – это девочка-следователь с пачкой бумаг…)

А вот частный бизнес выглядит забавно. Ну, вот пошел на улицу сотрудник автопрома. Почему? Вот еще цитата – «Владимир Беспалов из «ВТБ-Капитала» добавляет, что уход GM — следствие не временного кризиса, а фундаментального фактора — переизбытка мощностей на российском рынке. «Сейчас мощности составляют около 3 млн автомобилей в год, тогда как рынок в прошлом году был на уровне 2,3 млн …»…» Так это что? Да классический кризис перепроизводства! Вожделея прибылей, развернули мощностей почти на треть больше, чем нужно рынку!

Причем это – производственники. Предприниматели «в хорошем смысле». А есть еще застройщики. Которые любят, взяв в банке кредит, выстроить на него «торговый центр», который норовят сдавать в аренду мелкими порциями мелким лавочникам. Которые, накрутив на товар высокую наценку, ждут покупателей… Только ведь возникают более рациональные виды торговли. И интернет-бизнес. И старающиеся в идеале заработать на обороте, а не на марже, сети. (Да, фермер с прекрасным творогом в эту сеть не проникнет – к нему за продуктом надо ехать на место дислокации – впрочем, лавочники, норовили торговать тряпками и гаджетами…)

И вот тут-то мы приходим к очень смешному выводу. То, что мы видим на дворе, прекрасно объясняется именно рыночными факторами. Без необходимости рассмотрения факторов политических. Набирали валютных кредитов, ибо они были дешевле рублевых. Не инвестировали в производство, а торговали, раздавая набранные в валюте кредиты населению в рублях. На эти кредиты население покупало импортные товары, да квартиры по надутым ценам… За счет этого росли обороты, надувался местный ВВП. Но все это могло продолжаться лишь до какого-то времени.

Потом пузырь начал схлопываться – и санкции тут побоку. Наоборот, контрсанкции, хоть и заставили ездить за пармеджано и базироном в братскую Беларусь, существенно улучшили платежный баланс РФ. И лопается пузырь надутый именно рыночными стихиями, жадностью предпринимателей, потребительской похотью получателей бытовых кредитов… Так что налицо – первый истинно рыночный кризис постсоветской России. Поздравляю, мечты реформаторов наконец-то сбываются в полной мере – и местный ИТ-рынок ощутит это на своей шкуре, как miner’s canary!