Чем интересны информационные технологии в первую очередь? Да тем, что они дают возможность достаточно широкому кругу людей добывать средства к существованию сравнительно честным способом. Девочка, кончившая мехмат провинциального университета, и пошедшая поддерживать популярный желтенький коробочный продукт, к тридцати годам имеет «неипотечную» квартиру (при цене недвижимости в городе заметно выше пражской) и «некредитный» пассат. Но сейчас на дворе кризис, как дело обстоит в ИТ-сфере?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, нужно обратиться к статистике. А, как писал отец отечественной инженерной науки академик Крылов в своих мемуарах: «Статистика не должна состоять в одном только заполнении ведомостей размерами с двуспальную простыню никому ненужными числами, а в сведении этих чисел на четвертушку бумаги и в их сопоставлении между собою, чтобы по ним не только видеть, что́ было, но и предвидеть, что́ будет». Так какие же числа в нынешнюю информационную эпоху заслуживают того, чтобы удостоится места на четвертушке бумаги?

Ну, в прошлую, индустриальную эпоху, индикатором было, сколько приходится «чугуна и стали. На душу населения в стране». Еще важными индикаторами была выработка электроэнергии и добыча ископаемого топлива. Причем на первом месте стоял уголь – нужный и металлургам, и энергетикам, и котельным на твердом топливе да и просто домашним печам. Нефть и газ шли в справочниках пятидесятых годов прошлого века ниже…

Ну а сейчас, что поставим на важнейшее место в ИТ-отрасли? Ну, наверное классические персональные компьютеры. Работать все-таки удобнее с них… Бродишь по служебным помещениям, приглядывая, как монтажники меняют охранно-пожарную сигнализацию, пишешь через планшет реплики, но написать колонку удобнее усевшись за большим экраном…

Так как же в кризисной России обстаят дела со сбытом классических персоналок? А неважно они обстоят… «В IV квартале 2014 г. в Россию было поставлено около 1,85 млн настольных и портативных персональных компьютеров. Это на 32,2% меньше, чем в аналогичный период 2013 г., сообщает предварительные данные IDC.»

«Поставки на российский рынок настольных ПК в IV квартале минувшего года сократились на 18,6% относительно аналогичного периода 2013 г. и составили чуть более 833 тыс. штук. В свою очередь, сегмент мобильных ПК сократился на 40,4% в количественном выражении до 1,02 млн устройств.»

Вести это достаточно скверные. Срока морального старения классических персональных компьютеров никто не удлинял, стареют они с той же сказочной быстротой. Полноценен для десктопа нынче экран стандарта 4К, или, как минимум WQHD. Впрочем, нормой и для ноутбука производства Поднебесной нынче становится 2560 x 1440 дюймах при четырнадцати. Нет, конечно, пользоваться можно и совсем скромным разрешением, вон, некий Пушкин при свечке писал, но уж очень это негуманно по отношению к своим глазам…

А еще меняется и технология массовой памяти. Все чаще и чаще в мобильных устройствах приживается память твердотельная, а в настольных компьютерах гибридные системы. Все тише работают системы охлаждения, да мало ли там всяких приятных деталей… Воздержаться от замены техники может заставить лишь такая прозаичная да малоприятная вещь, как отсутствие денег. Но вот оно-то, похоже, наблюдается во всей красе. Почему?

Реклама на Компьютерре

Ну, есть точка зрения мистера президента Обамы, что, мол, российская экономика разорвана в клочья западными санкциями. И, казалось бы, первый взгляд ее подтверждает. Скажем, золотовалютные резервы Российской Федерации сократились на первое марта 2015 года до величины 360 221 млн долларов США. А внешний долг Российской Федерации по состоянию на 1 января 2015 года оценивается Центробанком в 636 421 миллиона долларов. Очень скорбное соотношение…

Только вот повлияли ли на него санкции? А ни коим образом! Внешние долги набрали наши собственные корпорации (госдолг России ничтожен) в «тучные» годы высоких цен. И вложили их не в производство того, что, скажем, могло бы идти на внешний рынок, позволяя рассчитываться с долгами, а, скажем, раздали в виде кредитов на покупку машин и квартир, а то и просто на потребительские кредиты. Или – на увеличение зарплат своим сотрудникам, темпами в разы обгоняющими прирост производительности труда…

А яркий публицист – и давний критик кремлевских властей – Леонид Бершидский в статье No, Obama, Russia’s Economy Isn’t ‘in Tatters’ (Нет, Обама, российская экономика отнюдь не «в клочьях») говорит о еще более забавных вещах. По его мнению, заметная часть внешних долгов России являются на самом деле следствием увлекательной игры в крысу, ведущейся корпорациями с местными мытарями на предмет укрывательства налогов… Говорить дальше – бессмысленнее, тут поле для работы правоохранителей, ну а ежели кто сумел вовремя сбежать из под юрисдикции страны родимых осин, то тех ребят, что умеют оперировать полонием в кафе и шарфиком в ванной (шелк даже мыльца не требует). Вообще – «олигархам» надо б смотреть фильм по сценарию Евгения Козловского «Шизофрения»…

Но даже и при том, что вопрос, почему российский бизнес должен оффшорам столь большие суммы, останется на какое-то время подвешенным, Леонид Бершидский отмечает, что сокращение золотовалютных резервов сопровождается уменьшением внешнего долга, стабильной проводкой очередных платежей. И даже при падении стоимости нефти до сорока долларов за бочку ВВП России сократится, но не 10%, а раза в четыре ниже…

Но почему же мы видим столь радикальное, обгоняющее спад в экономике, падение важнейшего параметра ИТ-отрасли? Чем мы можем это объяснить? Ну, самое простое, лежащее на поверхности объяснение, что ИТ-бизнес исполнил почетную роль канареек, дохнувших первыми на радость успевавшим подняться на поверхность шахтерам. Но почему же экономят на ИТ-инфраструктуре, крайне критичной для любого современного бизнеса?

Чудесный ответ на это вопрос дал глава ГК «Ланит» Георгий Генс – «Воруют в России намного меньше, чем выбрасывают на ветер». То есть – главной проблемой страны является не столько коррупция, сколько неэффективность. Проявляющаяся самыми различными образами. Ну, например Генс в интервью по ссылке смеется над попытками непрофильных предприятий создавать собственные ИТ-структуры, питаемыми надеждами на этом сэкономить, но приводящих к неизбежным перерасходам из-за отсутствия конкурентной среды и надлежащей специализации.

И такая неэффективность – везде. И самое главное – структурная неэффективность. Надежды на то, что вздорожает нефть, наше убыточное хозяйство станет прибыльным без каких-либо перемен в оном, и все пойдет по-прежнему. Но – так не будет. Подобно тому, как безнадежно стареют персональные компьютеры недавних моделей, так безнадежно стареют и бизнес-структуры… А в обновление их средства не вкладываются – именно об этом говорит спад на рынке ИТ, без которых невозможен любой современный бизнес…

То есть – причиной кризиса в российском ИТ-секторе скорее всего является то, что никаих реальных мер по выходу из кризиса не предпринимается. Ведь что обсуждают в рубрике «антикризисное»? Ну, горькую участь «валютных ипотетчиков»… Так возможность неудачно поиграть на валютном арбитраже является неотъемной частью рыночной экономике, проигрыш на ней ничуть не менее почетен, чем на бегах или бильярде – хотя движения проигравшихся на бегах не наблюдалось ни разу!

А вот серьезных движений к вложению заметных средств в производство средств производства, что могло бы снизить зависимость страны от экспорта углеводородов, пока не наблюдается. И вот это-то заставляет весьма пессимистически смотреть на обозримое будущее экономики, хотя макроэкономическая ситуация и не является слишком уж плохой…