Марксизм в нашей стране нынче в упадке. Спросишь у барышень в парткепках-партмайках, что собирают гуманитарную помощь Донбассу у супермаркетов, как зовется третья глава «Манифеста коммунистической памяти», и получаешь в ответ глухое непонимание… Даже подшутить над ними не получается – кинешь им в тележку упаковку детского питания и идешь дальше. Забыты основоположники, забыт и диалектический материализм. А там ведь, в той части, что была скопипащенапозаимствована из диалектики Гегеля, было интереснейшее и поучительное положение про спираль развития.

А ведь эта самая спираль развития, похоже, определяет собой и ход дел в области информационных технологий. Скажем, в таком общеполезном разделе, как хранение данных. Давайте посмотрим на эту спираль на примере деятельности такой известной компании, как EMC. Эта новоанглийская фирма хорошо известна в ИТ-отрасли, конкурируя в области хранения данных с IBM, NetApp, Hitachi Data System и Hewlett-Packard, так что специально представлять ее нет нужды. Остановимся именно на диалектической спирали развития технологий и развития систем.

В 1981 году, через два года после того, как бывший сотрудник Intel Ричард Иган (Richard Egan) и Роджер Марино (Roger Marino) основали фирму EMC, пожертвовав ей первую и вторую буквы аббревиатуры соответственно, была представлена ее первая плата памяти для компьютеров Prime емкостью аж в шестьдесят четыре килобайта. Скорость развития информационных технологий такова, что даже и у не самых юных читателей этот объем может вызвать недоумение, в него же не влезет даже маленькая фотография… Но, тем не менее, для своего времени это был серьезный успех, компьютеры неизвестного в России семейства Prime успешно состязались с супермикрокомпьютерами VAX-11/780 DEC, полупроводниковая память помогала создавать двухпроцессорные конфигурации…

Двухпроцессорные… (пытаешься тут припомнить, сколько ядер в смартфоне!). А каждый процессор в те времена отдельным устройством, как минимум блоком, а то и стойкой… И «обычная» оперативная память была ферритовой, сшитой тончайшим проводом из «колечек», такие технологии доминировали всего лишь чуть больше тридцати лет назад… И вот молодая фирма EMC (учитывая ее статус публичной корпорации произносят ее как эйнштейново уравнения эквивалентности энергии и массы через скорость света, по-русски наверное будет «е-эм-це-квадрат»…) успешно дебютировала привнося самые передовые технологии.

Потом логика рынка обратила деятельность EMC к созданию более традиционных для тогдашнего уровня и направления развития технологий систем хранения информации, основанных на применении массивов накопителей на жестких магнитных дисков. Благо, что подоспела глобальная информационная революция, появилась всемирная Сеть и гигантская экономика, основанная на ней, появились технологии больших данных, обрабатываемых по формируемых в самом процессе обработки паттернах. И для всего этого требовалось все больше и больше данных, которые нужно было хранить и обрабатывать со все большей скоростью и со все более низкой стоимостью.

Именно способность отвечать на эти запросы и позволила EMC достичь многомиллиардных оборотов, успешно пройти через экономические кризисы, вроде связанного с крахом доткомов на рубеже тысячелетий, и прочно занимать свое место на рынке, обеспечивая среднюю рыночную капитализацию по 2014 году $58,89 млрд. И до поры все это обеспечивали технологии феррита, магнитной памяти. Диски крутились быстрее, данные писались на них плотнее, устройства комплексировались в массивы – до шести петабайт, что ли… Этого хватало!

Но технологии кремния тоже не стояли на месте. Флэш-память сначала стала удобным гаджетом, облегчающим транспортировку данных, затем позволила, путем применения гибридных дисков, дать вторую жизнь старому ноутбуку. Затем – стала главным накопителем в устройствах класса ультрабуков, избавляя их от движущихся частей. А потом настала очередь и массивов хранения информации. И естественно EMC – а вспомним, с чего началась ее производственная деятельность! – приступила к интенсивному внедрению флэш-технологий в свои системы хранения данных. Ведь если когда-то полупроводники в оперативной памятью были революционной новинкой, то теперь кремний все больше оккупирует и массовую память.

Реклама на Компьютерре

Спираль технологий крутится таким образом, что на сегодняшний день EMC предлагает как чисто флэш-дисковые, XtremIO, так и гибридные, VNX и VMAX, объединяющие флэш-память с традиционными накопителями на жестких магнитных дисках, решения. Чисто твердотельные системы дают возможность обеспечить максимальную скорость доступа к информации, а гибридные позволяют хранить максимальное количество данных по минимальной цене… Выбор остается за потребителем.

Выбрать технологию каждый может под себя…
Выбрать технологию каждый может под себя…

Ну, если вам нужно хранить небольшой, всего лишь в несколько десятков или сотен терабайт, массив и перелопачивать его постоянно, то в этом случае стоит выбрать твердотельный массив. Да – сотни терабайт нынче действительно небольшой массив, даже в домашнем файлохранилище теперь крутится шестнадцать терабайт, а сколько лежит в футлярах в шкафу, в прошлом книжном, считать лень да и бессмысленно…

А вот действительно большой массив данных (ну, несколько знакомых держат по службе больше петабайта) стоит держать на жестких дисках, минимизируя расходы. Но – обеспечивая быстрый доступ к ним путем переноса наиболее востребованной части информации во флэш-часть гибридных систем хранения. Трудно сказать, сколько продлится такая ситуация – Закон Мура продолжает свою работу, и возможно традиционно-дисковая часть системы через какое-то время присоединится к фотопленке, магнитофонным кассетам и прочему, давно забытому – вряд ли НЖМД станут хранить из ностальгии, подобно винилу… Но сегодня экономическая эффективность диктует такие компромиссы, диалектика.

Но пока мы смотрели только на тот виток спирали развития, что обусловлен развитием технологий кремния… А есть еще та часть, которая связана с архитектурой информационных систем. Дело в том, что как раз тогда, когда EMC выпускала первые платы памяти для компьютеров Prime, в Японии был анонсирован сверхамбициозный проект создания компьютеров пятого поколения. Страна Восходящего солнца тогда поражала мир качеством своей массовой продукции (и ныне в ходу тогдашний аналоговый радиоприемничек да пара неавтофокусных объективов…), так что к планам отнеслись серьезно.

Один киевский приятель кинулся учить японский, дабы читать в оригинале, что выходит по проблеме. Ленинградская знакомая, обнаружив что японские компьютерные журналы переводятся на португальский, изучила этот язык, чтобы не забивать голову иероглифами. В результате в выигрыше оказались оба. Один прочел в оригинале «Гэндзи Моноготари», другая непринужденно общается с португальскими портье и официантами… А вот японских компьютеров, наделенных искусственным интеллектом, как не было, так и нет.

Хотя – идея-то была вполне здравой. И – включала в себя такой элемент, как технологии работы со сверхбольшими базами знаний и базами данных. Ну, разделять знания и данные во многом вопрос терминологий… И база знаний в конечном счете всегда будет опираться на базу данных, в которой вполне удобно хранить и логические отношения между фактами. Но Япония восьмидесятых с решением таких технологических проблем справиться не смогла, хоть она и поставила их в рамках общенациональной программы.

Зато в составе готовых решений систем хранения данных EMC ныне поставляется программное обеспечение, обеспечивающее как простое и наглядное управление массивом, так и реализацию в его среде виртуальных машин. Помните – год-полтора назад одним из главных трендов ИТ-мира называлась виртуализация. Так системы хранения данных от EMC сращиваются с системами виртуализации, а сквозь них и со всей информационной инфраструктурой, легко и непринужденно – благо, что по какому-то странному совпадению, VMware является подразделением EMC, хоть и сильно самостоятельным… Но дело-то не в организационных моментах, не в том, кто кого купил, и когда вывел на размещение акций.

Дело – в том, как крутится спираль развития технологий. Японцы некогда обозначили задачи, которые не имели не малейшего шанса решить. А вот EMC, имея солидной имя, опыт и финансовые ресурсы, приступает к этим задачам уже тогда, когда их решение возможно технологически и будет востребовано на рынке… Причем на общем технологическом базисе есть возможность поставлять высокоспециализированные решения – скажем Exploration and Production Solutions for Oil and Gas, созданные для нужд углеводородной отрасли. (Сейсморазведка, скажем, требует обработки гигантских объемов данных, а успешная эксплуатация месторождений – хранения сверхобъемных горно-геологических данных…)

Так что сделаем вывод – для того, что бы технология оказалась серьезно представленной на рынке, мало удачной идеи, мало успешного первого образца и мало даже усидчивости и аккуратности. Для этого нужно, чтобы диалектическая спираль развития технологий заняла соответствующее положение, подняла на нужный уровень производительные силы. Именно это и обуславливает нынешнее появление твердотельных и гибридных массивов от EMC.