Война за правое дело – вещь благородная. Вот освободят братьев-болгар от гнета турок – ликование в массах… Правда, в следующем веке «братушки» ухитряются в обеих мировых оказаться в стане врагов России. Болгарские «мессершмитты» любили атаковать «либерейторы» союзников, идущие бомбить нефтепромыслы в Плоешти, в результате чего 8-й воздушной армии США и Королевским ВВС приходилось регулярно работать по Софии тяжелыми фугасами и мелкими «зажигалками», да так, что только один налет 30 марта 1944 года вызывал в болгарской столице более пары тысяч пожаров.

Позавчера старые-добрые традиции нашли достойное продолжение. Выступая в Турции, президент России Владимир Путин объявил, что «проект «Южный поток» будет остановлен из-за … поведения Болгарии». Полный сюр – стоило ли воевать с Османской империей, стоило ли, балуясь панславизмом, провоцировать национализм младотурок, чтобы сто сорок лет спустя столкнуться с такой неблагодарностью освобожденных, на которую приходится пенять былым противникам…

Нет, конечно, война кое-кому всегда выгодна. Тем, кто подальше от фронта и поближе к казне… Вот что в книге «Мои скитания» вспоминал актер и журналист Владимир Гиляровский, охотником – с репетиции «Гамлета» – пошедший на Русско-Турецкую.

«Как-то в отряд привезли муку, разрезали кули, а в муке черви кишат. Все-таки хлеб пекли из нее.
— Ничего, — говорили хлебопеки, — солдат не собака, все съест, нюхать не станет, И ели, и не нюхали.»

Но радости интендантов и поставщиков – их личное дело. Ну, в редких случаях, еще и военного прокурора, суда и – совсем уже редко – расстрельной команды, пары выводящих и автоматчика… А вот урок – поучительный, и касающийся всех! Говорящий о том, что если тебе хочется подраться «за правое дело», то подумай, а чем это для тебя обернется. Старайся учесть все многочисленные факторы и просчитать все варианты развития событий…

Тем более это важно в нынешнем, многополярном мире, за который так долго боролись. И важно не только для нас. Об очень занятных вещах пишет во влиятельной Los Angeles Times Грегори Д.Коблентц, доцент Колледжа гуманитарных и социальных наук Университета Джорджа Мэйсона (Gregory D. Koblentz) в статье How to keep future cold wars cold: Mind the missiles, «Как удержать будущие холодные войны холодными: Имейте в виду ракеты».

Ну, самое забавное и поучительное, это то, что вопрос о том, что будущему гарантировано должное количество войн, как минимум холодных, даже и не обсуждается. (Горячий привет как местным поклонникам «общечеловеческих ценностей», так и досточтимому Фукуяме с его концепцией либерального «Конца истории», еще и «ренегата Каутского» с его концепцией миролюбивого – один грабит базар, другой вокзал – ультраимпериализма, вспомнить можно…) Именно так думают нынче респектабельные доценты респектабельных университетов.

Но дальше идет еще интереснее. Оказывается, по мнению Коблентца, холодные войны грядущего будут куда более опасными, нежели та, классическая Холодная война, ведшаяся между СССР и США с подтанцовками. Тогда существовали условия для взаимного гарантированного уничтожения, как бы не разворачивались обстоятельства поначалу… Поэтому ни одна из сторон не была заинтересована в том, чтобы начать первой. Да и идеологии этого не предусматривали. Автору этих строк на «Научном коммунизме» излагали. Что перейди США на мирный путь строительства коммунизма, справятся они с этой задачей раньше нас, благодаря экономическом превосходству…

Ну а американцам Советская Россия – освобожденная от большевиков – виделась огромным рынком, куда можно сбывать различные виды газировок и шоколадок (мысль о том, что в постиндустриальном мире джинсы в Америке шиться не будут, в голову тогда не приходила никому…), и куда можно будет вывозить капитал для открытия закусочных, где в булку заворачивают котлету. Так зачем же бомбить потребителей? Их же меньше станет – и денег они принесут меньше! Поэтому обошлись без стрельбы… Но теперь на сцену вышло три новых фактора, о которых и пишет Коблентц.

Первый – это расползание ядерного оружия по планете. СССР и США были связаны между собой многочисленными договорами, а биполярный мир делал крайне простым контроль за их соблюдением. Теперь же ситуация совсем иная. Ядерным оружием обзавелись не связанные никакими договорами Индия и Пакистан. Непризнанное, но общеизвестное, имеется оно и у Израиля. Растет ракетная мощь Китая. То есть речь уже идет о – как минимум – трилемме безопасности.

Два ядерных государства в своих внутренних взаимоотношениях вполне могут побеспокоить государство третье, в котором в постоянной готовности у пультов ракет сидят офицеры стратегических сил. А у политиков будет крайне мало времени для принятия решения, не говоря уже о дефиците информации. А еще есть и второй фактор. Это – появление высокоточного неядерного оружия дальнего действия. Ну, зачем фон Нейман (тот самый, одаривший ИТ-мир своей архитектурой) выдумал ядерные ракеты? Да для того, чтобы мощью термояда компенсировать омерзительную точность тогдашних систем управления.

Но мощь любой бомбы убывает по квадратичному закону… И попадая предельно точно – в окно президентского кабинета, в корпус реактора ВВЭР или в мост какой обычной фугасной или бетонобойной бомбой – мы можем получить эффект, который полвека назад требовал достаточно мощного ядерного боеприпаса. И соблазн применить такое – конвенциональное оружие – резко растет…

Третьим фактором является соперничество ядерной Индии с ядерным Пакистаном. Давняя, начиная с резни при основании этих государств британцами, история ненависти. Пограничные конфликты, спор вокруг Кашмира, огромное демографическое давление… А рядом – Китай. Матрица игры возрастает в размерности, и вероятность сползания в роковой ядерный конфликт – который дальше пойдет гулять по планете – только растет. А уж если все три фактора переплетутся между собой – бедствие глобального масштаба постучится в дверь.

Пройти над пропастью глобальной военной катастрофы можно лишь перейдя к учету все большего количества факторов угрозы и просчету все большего числа сценариев. И вот для оперативного учета таких факторов, для динамического контроля за угрозами 1 декабря 2014 года на Фрунзенской набережной Москвы был торжественно открыт Национальный центр управления обороной России. («1 декабря прошел торжественный ритуал заступления на боевое дежурство оперативной дежурной смены Национального центра управления обороной России»)

720p-NTCUO1

По словам министра обороны России Сергея Шойгу, “центры” – а Национальный центр является вершиной пирамиды региональных и территориальных центров управления Вооруженных Сил – “оснащены мощнейшими вычислительными системами, современными средствами автоматизации и связи, подготовлено свыше 500 квалифицированных специалистов”. Причем, эти центры оснащены отечественными вычислительными и коммуникационными системами. Хотелось бы верить, что и комплектация в них – национальная…

Как говорит Шойгу “его функционирование позволит проводить непрерывный анализ обстановки, вырабатывать способы реагирования на ее изменения, оперативно координировать деятельность федеральных органов исполнительной власти в оборонной сфере” и выражает уверенность, что “НЦУО РФ будет способствовать эффективному решению стоящих перед Вооруженными Силами задач”. В составе Национального центра – Центр управления стратегическими ядерными силами (предназначен для управления применением ядерного оружия по решению высшего военно-политического руководства России), Центр боевого управления (осуществляет мониторинг военно-политической обстановки в мире, анализ и прогноз развития угроз для России или ее союзников) и Центр управления повседневной деятельностью (ведущий мониторинг всех направлений деятельности военной организации государства, касающихся всестороннего обеспечения Вооруженных Сил).

В принципе – мы видим создание структуры, появление которой стало возможно благодаря развитию ИТ-технологий, и которая абсолютно необходима для жизни государств в нынешнем усложненном мире. И – обратим внимание – поставщиками для такой структуры могут быть только представители отечественного ИТ-бизнеса, которым предоставляется важный рынок сбыта.