Всякий раз, когда начинают перемывать кости очередной ИТ-корпорации за взяточничество, я вспоминаю эпизод из собственной карьеры айтишника, когда чуть было не получил единственную в своей жизни взятку. Дело в том, что мне довелось быть начальником отдела на мелконьком госпредприятии — больше десяти лет назад и всего на протяжении пары недель, в течение которых я замещал ушедшего в отпуск главу АСУ. Так вот, за эти две недели на меня успел выйти и уговорить торговый представитель известного западного производителя офисной техники. Условия были простыми и, полагаю, вполне обыкновенными: я помогаю «продавить» закупку их МФУ, а взамен получаю… ну, скажем так, частную премию.

Слово «взятка», естественно, в переговорах не фигурировало, но и проявись оно там, повлияло бы это на моё решение? Вряд ли. Платили мне, помнится, копейки, предложенная сумма равнялась нескольким месячным зарплатам, денег предприятие не считало (и, подозреваю, не считает поныне, всё так же вися паразитом на коммунальной инфраструктуре города), а апгрейд всё равно намечался, и принтеры-сканеры конкретно этого вендора едва ли чем-то отличались от изделий менее расторопных конкурентов. Увы, начальник вернулся раньше срока, зато теперь всякий раз, когда директор очередного ИТ-гиганта прилюдно рвёт на себе рубашку (мол, не даём и никогда не давали!), я вспоминаю те две недели и дряненький контракт на пару–тройку десятков МФУ…

А сейчас как раз разгорается свежий скандал такого рода. В центре его ни много ни мало компания Microsoft, и подозревают её в злоупотреблении той же самой практикой прокладывания дорог в госкомпании с помощью взяток. Конечно, не сама, а в лице реселлеров, Microsoft приходит в офисы потенциальных покупателей и предлагает «интерес» в сделке. Сумма предложенного варьируется в зависимости от масштабов планируемой закупки, но и дают не всегда деньгами. Бывает, платят туристическими путёвками, автомобилями, а если контракт крупный, могут оплатить детям начальства учёбу в престижном заграничном вузе, а то и принять выросшего ребёнка на хорошее место.

290813-2

Не подумайте, что выдумал: эти примеры я надёргал из того, что известно о ведущихся совместно Министерством юстиции и Комиссией по ценным бумагам и биржам (SEC) США расследованиях, и в том числе в отношении Microsoft (инициировано ещё весной). Поводом стала активность софтверного гиганта в Китае, Италии и Румынии. Уже тогда можно было предположить, что ниточка непременно приведёт и к нам… Так оно и получилось: на прошлой неделе к списку добавили Россию (ну и ещё Пакистан).

Официально Microsoft не может комментировать ход государственного расследования. Однако это не мешает ей делиться «мыслями по поводу», что — устами вице-президента Джона Франка — она и делает в корпоративном блоге. Из сказанного ею и журналистами, рисуется следующая картина. Предполагается, что Microsoft не знает о «самодеятельности» партнёров на местах: те якобы поступают по своему усмотрению и инициативе. Но, встревоженная интересом регуляторов, корпорация ведёт собственную проверку: данные о злоупотреблениях, получаемые от анонимных региональных осведомителей, изучаются и передаются Минюсту и SEC в расчёте на менее строгий приговор. Именно так, в частности, стало известно об установлении особо тёплых отношений с неким крупным государственным телекомом в России (кое-кто из западных журналистов предполагает, что речь идёт о недавнем отказе МТС от «Айфона» в пользу Windows Phone). И вообще, софтверный гигант делает всё от него зависящее, чтобы соответствовать «самым строгим правовым и нравственным стандартам».

290813-1

Верить этой картинке или нет, решайте сами. С одной стороны, Microsoft есть о чём беспокоиться: в Соединённых Штатах уже треть века действует закон (Foreign Corrupt Practices Act, FCPA), запрещающий американским компаниям подкупать иностранных партнёров. Привлечь за его нарушение, говорят, можно даже в случае, если компания, в чьих интересах совершается подкуп, о нём не знает. С другой стороны, знающие люди говорят, что FCPA только сделал «финансовое стимулирование» партнёров более сложным, но ни в коем разе его не отменил.

Скажем, британец Тим Уорстал, работавший в России в 90-х годах, в колонке для Forbes вспоминает, что «вспомоществование» российским партнёрам в размере нескольких сот долларов в день на человека тогда считалось естественным. Да, для американцев это уже было табу, но они всего лишь переложили задачу на плечи британских коллег. А сегодня, когда и Великобритания смотрит на практику подкупа иностранцев косо, то же самое делается руками партнёров на местах. Делается и будет делаться, потому что в странах, где бизнес тормозят бюрократия и коррупция, иначе действовать нельзя! Не «дадите на лапу» вы — дадут ваши конкуренты из стран с более либеральным законодательством.

Что, в свою очередь, приводит к пониманию страшной вещи: проблема на самом деле не у Запада (что Запад, Китай тоже научился и практикует), который даёт взятки или подталкивает к этому. Проблема у нас! В Индии, Китае, Пакистане, в России бизнес иначе работать не умеет: взяточничество, своячничество — за отсутствием ли законодательства, из-за экономических ли причин или культурных — здесь предполагаемая норма. А раз так, то и запретить тому же софтверному гиганту подмазывать скрипучую деловую машину, например, России, значит ударить по национальным интересам США! Вывод? Не ждите сурового наказания. Пожурят и отпустят с миром.

Забавно, что, комментируя расследование, Microsoft использует тот же аргумент, что и соцсети, владельцы интернет-видеотек и прочих крупных ресурсов: мол, при почти ста тысячах сотрудников и больше чем полумиллионе партнёров злоупотребления неизбежны!
Забавно, что, комментируя расследование, Microsoft использует тот же аргумент, что и соцсети, владельцы интернет-видеотек и прочих крупных ресурсов: мол, при почти ста тысячах сотрудников и больше чем полумиллионе партнёров злоупотребления неизбежны!

Думаете, преувеличение? Ой ли. Расследование по Microsoft идёт вяло, и формальных обвинений до сих пор не выдвинуто. А эксперты говорят, что подобные дела часто тем и заканчиваются. Да, расследуют многих: скажем, в прошлом году одномоментно под подозрением в нарушении FCPA находились свыше 70 американских компаний, самого разного сорта и размеров, включая знакомых всем HP, Goldman Sachs, Pfizer. Однако чаще всего точку в деле ставит соглашение корпорации с правительством и выплата незначительных штрафов. До суда доходят единицы, да и из тех половина оправдывается.

В тех же случаях, когда наказания не избежать, поражает несоответствие размеров налагаемого взыскания и предлагавшихся сумм. Скажем, приближённый к государству гигант KBR за подкуп офлиц Нигерии для получения контракта на $6 млрд (суммарно выдано взяток на $182 млн) был приговорён только к полумиллиардному штрафу, а его гендиректор – к 30 месяцам тюрьмы. Всего же, к примеру, за 2012 год FCPA принёс казне около $200 млн, причём с тенденцией к уменьшению.

Естественно, уменьшение собираемых сумм едва ли говорит об отказе корпораций от практики подкупа. Скорее тут просматривается качественная игра лоббистов. Торговая палата США, отстаивающая интересы национальных деловых кругов, открыто давит на правительство, требуя, чтобы то не мешало вести дела за рубежом так, как это считают нужным сами корпорации («Мы живём не в полицейском государстве!»).

А нам, вероятно, придётся и дальше терпеть засилье американских ИТ-продуктов на отечественном рынке: платить в госкомпаниях больше не стали, а рука дающего, похоже, ещё долго не оскудеет…

В статье использованы иллюстрации Chris Potter, JimsFlicker.