В начале 2012 года по интернету стремительно разошлась ссылка на простенькую веб-страничку, которая сообщала о том, что Дэвид Брейбен, один из авторов знаменитой игры Elite, затеял создание крошечного компьютера, стоящего всего 35 долларов. Компьютер называется Raspberry Pi, основан на процессоре ARM и работает под управлением ОС Linux, загружаемой с карточки SD.

Предполагалось, что Raspberry Pi пригодится в первую очередь в школах и университетах. Имея под рукой компьютер с открытой архитектурой и возможностью легко присоединять к нему датчики, подростки смогут на практике изучать любые компьютерные и связанные с ними инженерные дисциплины – от системного программирования до создания роботов.

Raspberry Pi

Однако открыв приём заказов на Raspberry Pi, его создатели быстро обнаружили, что заполучить эту платку хотят далеко не только студенты. Заявки о получении новостей на сайте оставило более двух миллионов человек, а к сентябрю 2012 года было продано полмиллиона Raspberry Pi. Теперь их буквально не успевают производить, а доставки до сих пор приходится ждать месяцами.

Если идея Raspberry Pi принадлежит Брейбену, то создание этого компьютера стало возможным исключительно благодаря Эбену Аптону – сотруднику компании Broadcom, выпускающей системы на чипе для мобильных телефонов. Если бы не уговоры Аптона, в Broadcom не согласились бы продавать процессоры мелким тиражом – эта компания оперирует миллионами. Впрочем, теперь уже нет никаких сомнений в том, что миллионы заказов обеспечены. Из пособия для школьников и игрушки для энтузиастов маленький компьютер, работающий на ARM и Linux, грозит стать мейнстримным явлением.

Переворот имени OLPC

В связи с Raspberry Pi уместно вспомнить историю OLPC XO-1. Помните шумиху про “стодолларовый ноутбук”, разразившуюся в 2006 году? Тогда некоммерческая организация, придумавшая дешёвый ноутбук для африканских детей, внезапно оказалась в центре внимания широкой общественности. И причиной стала не столько благородная миссия компании, сколько всеобщее удивление тем, что ноутбук может стоить сто долларов.

Как мы знаем, OLPC так и не добился ожидавшихся успехов. Производство растянулось на несколько лет, а финальная модель стоила не сто долларов, а двести. К тому же XO-1 свободно продавался лишь по модели “получи один, подари один”: платишь 400 долларов, получаешь один компьютер, а второй отправляется в африканскую школу.

Класс OLPC

Зато в промежутке между 2006 и 2009 годами произошло другое важное событие: услышав про интерес к OLPC, производители ноутбуков пришли к выводу, что неплохо бы сделать что-то похожее, но в коммерческом исполнении. Без операционной системы, нацеленной на обучение, без динамо-машины, позволяющей заряжать аккумулятор крутя ручку, без дисплея Pixel Qi, не слепнущего под ярким солнцем, словом – без фиксации на проблемах африканских детей. Так родились нетбуки.

ASUS Eee PC
ASUS Eee PC
Конечно, средний нетбук стоил не сто долларов и не двести, а, скорее, около трёхсот, и в случае с самыми дешёвыми моделями качество и мощность оставляли желать много лучшего. Однако покупатели первое время находились: идея нетбука для многих была привлекательна – заплатить поменьше и получить компьютер, дающий минимальные возможности. Текстовый редактор, почтовик, браузер, Skype… многим кроме этого ничего и не нужно.

Сейчас эпопея с нетбуками почти закончилась: с одной стороны их потеснили мобильные телефоны и планшеты, с другой – малый вес и дешевизна потихоньку становятся нормой и для обычных ноутбуков. Тем не менее, эта история поучительна: достаточно одной мощной идеи, и компьютерная индустрия с энтузиазмом делает кувырок через голову.

В том, что последствия этой истории были серьёзными, можно не сомневаться: достаточно вспомнить, как в Microsoft резко изменили курс, сделав Windows 7 менее требовательным к ресурсам чем Vista. То, что компьютеры вместо обычной прибавки производительности внезапно стали слабее, было для компании полной неожиданностью.

Компьютер карман не тянет

Raspberry Pi стоит даже не сотни долларов, а десятки, и кутерьмы в айтишной индустрии тоже может наделать на порядок больше чем OLPC. Точно так же, как за стодолларовым компьютером потянулись нетбуки, за Raspberry Pi тоже потянутся коммерческие реализации. Мало того, они уже появляются.

Первыми за идею дешёвого компьютера на ARM и Linux или Android ухватились разработчики медиацентров. Такое устройство будет иметь размеры флэш-карты и вставляться в порт HDMI телевизора. Если телевизор новый и поддерживает стандарт Mobile High-Definition Link (MHL), то питание можно получать прямо из HDMI, а если нет, то требуется включить устройство и в USB (который теперь есть почти в каждом телевизоре). После подключения достаточно перевести телевизор на нужный канал, и готово – можно передавать на экран контент с других устройств или даже запускать приложения. Подобные проекты можно во множестве найти на Kickstarter: Pocket TV, Equiso Smart TV, GameStick и прочие. Китайские поставщики безымянного оборудования тоже не сидят сложа руки, и выпускают массу вариантов таких устройств.

Но настоящее веселье начнётся тогда, когда инициативу подхватят производители компьютеров. Если в случае с нетбуками первым был ASUS с его Eee PC, то теперь в роли первого вестника выступила фирма Dell, объявившая о разработке компьютера Ophelia. Как и медиацентры, он тоже имеет размер флэш-карты, вставляется в HDMI и работает на Android. Стоить он будет около ста долларов.

Dell Ophelia

Поскольку такой компьютер обладает довольно скромными характеристиками, в Dell планируют сосредоточиться на облачных хранилищах и технологиях виртуализации – Ophelia в таком случае будет выступать в качестве тонкого клиента. Получается что-то вроде Google Chromebook, но за сотню долларов и с возможностью сунуть его в карман. Достаём его обратно из кармана, втыкаем в любой современный монитор, и можно продолжать работу с того же места, где оставили.

По тому же пути идёт и мобильная версия Ubuntu: если подключить телефон, работающий под управлением этой ОС, к компьютеру, то можно продолжать использовать те же приложения, только уже на десктопе. Не исключено, что не пройдёт и пяти лет, и такой способ носить рабочий стол с собой станет абсолютно привычным и естественным.

Интересно, что Эбен Аптон, склонивший Broadcom к тому, чтобы отгрузить партию чипов для Raspberry Pi, отлично понимает, какие перспективы открывает затеянный им переворот. “Персональный компьютер будет стоить 50 долларов”, – говорит Аптон. Стоит добавить, что этот компьютер обойдётся без продуктов производства Intel и Microsoft. Масштабы последующего передела рынка предлагаем вообразить самостоятельно.