Сегодня ночью была представлена десятая версия мобильной платформы BlackBerry. Канадская компания Research In Motion, пионер наладонного машиностроения, готовила этот апдейт больше двух лет, попеременно то рассказывая каждому, кто готов был слушать, как идут дела, то замолкая на долгие месяцы — когда публика и пресса уставали от бесконечных обещаний, задержек, оговорок.

Минувший год стал для компании по-настоящему кризисным: поставки старых смартфонов BlackBerry упали почти на треть, торговая марка стремительно вымывалась из головы и консюмеров, и корпоративных пользователей (ещё недавно составлявших костяк «ежевичной» аудитории). Промедление было подобно смерти — и когда заметно уставший Торстен Хайнс возвестил с подиума рождение «Десятки», коллективный вздох облегчения, кажется, можно было услышать взаправду.

Платформа BlackBerry 10 — это два смартфона и операционная система. Особых сюрпризов тут не было, и про то, и про другое всё давно известно: демонстрировались промежуточные версии, с прошлой весны сторонним разработчикам рассылались прототипы и т.д. Операционка является переработанной QNX — промышленной операционной системой реального времени, управляющей атомными реакторами, самолётами, автомобилями, а теперь ещё и смартфонами. Смартфоны BB10 в общем схожи с премиальными моделями других производителей, имеющимися на рынке: оба с сенсорным экраном, но модель Z10 лишена механической клавиатуры, в отличие от более традиционного Q10, у которого клавиатура имеется.

Продажи стартуют в феврале, но наберут обороты только весной (Z10 выходит первым). Обсуждение тонкостей исполнения тоже впереди, но уже ясно, что «старикам» придётся переучиваться: совершенно новый пользовательский интерфейс, полное отсутствие механических кнопок у Z10, новые приложения. Фишка, впрочем, не столько во внешнем виде, сколько в очевидном прицеле на серьёзные применения.

Смартфоны под управлением BlackBerry 10 легко вписать в корпоративный периметр, контролируя потоки информации и отделяя рабочее от личного. Скажем, всего парой жестов смартфон переключается с «домашнего» в «рабочий» режим: меняются наборы программ, документы, настройки. Это чрезвычайно ценное свойство по нынешним временам. Корпоративным балом нынче правит тренд BYOD (см. «Всё своё бери с собой»), так что возможность «совмещать, но не смешивать» может помочь BlackBerry вернуться в офисы.

Смена имени как способ подчеркнуть сменившийся корпоративный имидж — отнюдь не изобретение RIM. Но одним это действительно помогло (так Apple Computer стала просто Apple), другим не особенно (Dell Computer Corp. или Dell — какая разница?) (фото: Blackberry Flickr)
Смена имени как способ подчеркнуть сменившийся корпоративный имидж — отнюдь не изобретение RIM. Но одним это действительно помогло (так Apple Computer стала просто Apple), другим не особенно (Dell Computer Corp. или Dell — какая разница?) (фото: Blackberry Flickr)

Впрочем, повторюсь, всего этого ждали. Единственным настоящим сюрпризом стала смена имени компании. Утверждённый инвесторами почти год назад новый CEO Торстен Хайнс, вопреки тянущейся за ним славе «корпоративного гробовщика», провёл мощную реорганизацию — начавшуюся с низов (в рамках сокращения расходов были уволены тысячи сотрудников) и растянувшуюся до самого верха: покончено со странной структурой «двойного генеральства» (до того у компании было два CEO: Майк Лазаридис и Джим Балсилли), несогласные с новым курсом (уже знакомый Балсилли) покинули корабль. В результате у компании по-прежнему нет долгов, почти три миллиарда долларов в загашнике, новая платформа таки доведена до релиза, а сверх всего Research In Motion отныне становится просто BlackBerry.

Но и преувеличивать заслуги Хайнса тоже не следует. RIM, пусть и с новым именем, по-прежнему в крутом пике. По итогам 2012 года меньше чем каждый двадцатый отправленный продавцам смартфон на планете был произведён ею: это тридцатипроцентное падение к году предыдущему (данные IDC). Теперь своё слово должны сказать покупатели — и если по какой-то объективной или субъективной причине Десятка им не глянется, деньги RIM разлетятся как пыль, вслед за её рыночной долей.

Сегодня бывший номер один в сегменте смартфонов-коммуникаторов живёт за счёт продажи бюджетных смартфонов и принадлежащей ему сети защищённой передачи сообщений BlackBerry Messenger, на которую по-прежнему подписано около 80 миллионов человек. Однако среди её клиентов всё больше обывателей и всё меньше бизнесменов, а это плохо для бюджета: обслуживать деловых людей в разы прибыльней.

Выпуская Десятку, RIM очевидно надеется вернуть расположение публики в костюмах, но вот удастся ли ей это? 70 тысяч приложений в официальном апп-сторе (многих модных социальных попросту нет), сырая платформа, сужающийся круг разработчиков, привязавшийся имидж неудачника: вернутся ли бизнесмены, пересевшие на iOS и Android, к старине BlackBerry?

Бескнопочный Z10 - как минимум оригинальный продукт. Но вам не кажется, что собственно интересного «железа» более недостаточно для успеха? Что нужно что-то ещё, чего не взвесишь и не измеришь? Что-то, что есть у Айфона или андроидов, но чего нет у «ежевики»?.. (фото: BlackBerry Flickr)
Бескнопочный Z10 – как минимум оригинальный продукт. Но вам не кажется, что собственно интересного «железа» более недостаточно для успеха? Что нужно что-то ещё, чего не взвесишь и не измеришь? Что-то, что есть у Айфона или андроидов, но чего нет у «ежевики»?.. (фото: BlackBerry Flickr)

Очень хотелось бы рассматривать проблемы и перспективы RIM в отрыве от её конкурентов, но сделать этого нельзя. Канули в Лету счастливые времена, когда мобильный мир делился на коммуникаторы и наладонники. Сегодня, словно корабли у пристани в шторм, вендоры мобильных устройств разве что не трутся боками — и кого-то в этой давке неизбежно утопят, словно рыбацкую лодчонку, затесавшуюся между лайнерами.

Конкуренция чрезвычайная, а RIM давно уже не лидер, каким была когда-то. Да, она обновила платформу и руководящий состав. Но канадцы по-прежнему пытаются играть в ту же игру, что и пять, и десять лет назад: разрабатывать и производить всё самостоятельно, от железа до софта, держать под единоличным контролем всё, вплоть до мельчайших нюансов вроде тонкостей изготовления сенсорных дисплеев. А это, увы, заставляет вспомнить другое большое сражение — двадцатилетней давности на рынке персональных компьютеров.

Помните как это было? IBM PC и MS-DOS/MS Windows вышли победителями, потому что были дешевле, проще, неразборчивы в связях. Любой производитель, пожелавший играть за их команду, такую возможность получал. Приверженцы строгого контроля — Apple, Amiga, Atari, Commodore, Sinclair — были загнаны в ниши и в лучшем случае там и остались, либо вышли из бизнеса вовсе. Сегодня история повторяется, только в роли PC — Android, в роли отщепенцев — iOS, Windows 8, BlackBerry.

Тем интересней, что инвесторы, утратившие веру даже в Apple, в RIM, похоже, верят. Акции компании на днях взлетели почти втрое от десятилетнего минимума, установленного минувшей осенью. Они по-прежнему недосягаемо далеки от пика 2007-2008 годов, но это по крайней первая хорошая новость с момента выпуска Айфона. И пресса отзывается о BB10 на удивление тепло, может быть — впав в ностальгию по тем спокойным, правильным временам, когда именно RIM была единоличным хозяином смартфонного рынка.

Однако контрольная проверка только предстоит — и не в лабораториях, не на стендах или подиумах, а в простых магазинах. Когда покупатели начнут интересоваться странным бескнопочным телефоном, выставленным на отшибе, рядом с безымянными поделками китайских фирмёшек, не станут ли продавцы морщить нос и тянуть людей обратно к свету, к андроидам и айфонам, как тянут сегодня от «Люмий» и прочего, случайное приобретение чего обернётся только головной болью и разочарованием?