Не каждый день сразу несколько крупнейших производителей из одного региона словно сговорившись выдают плачевные финансовые отчёты. При любом раскладе подобное совпадение — знак чего-то большего, нежели просто отдельных неудач. Но именно так всё и случилось на прошлой неделе, когда три японских звезды — Sony, Sharp и Panasonic — одна за другой отрапортовали о столь масштабных убытках, что аналитики даже путаются в нулях, сбиваясь со счёта и предрекая мрачные последствия как для самих компаний, так и для Японии в целом.

Sharp, занимающая первое место по объёмам производства матриц для плоскопанельных телевизоров и компьютерных мониторов, отличилась больше других. По собственного прогнозу, за текущий финансовый год (по март 2013) компания потеряет 450 миллиардов иен. Это пять с половиной миллиардов американских долларов — и в прошлом году она уже потеряла лишь немногим меньше. Удар по корпоративному бюджету будет столь значительным, что руководство испытывает «обоснованные сомнения» в выживании компании.

Panasonic, третий по величине работодатель Страны восходящего солнца, всего четыре года назад сменивший вековое имя Matsushita Electric Industrial на один из своих главных брэндов, за тот же период планирует потерять и того больше — 765 млрд. иен (чуть меньше 10 млрд. долл.), хотя ранее ожидала небольшой «плюс». В результате впервые за полвека компания, видимо, не выплатит дивиденды.

Наконец, Sony, крупнейший японский производитель телевизоров, на фоне коллег потеряла совсем немного, всего 15 млрд. иен (около 200 млн. долл.), но это результат не за год, а за квартал. Кроме того, она честно предупреждает инвесторов, что более не может скрывать падающих почти по всему продуктовому спектру продаж. Впрочем у коллег ситуация едва ли лучше: озвученные всей троицей результаты оказались хуже ожидавшихся аналитиками, продажи падают, убытки нарастают.

Aquos - телевизонный брэнд, который заработал для Sharp славу пионера в нулевые. Последующий обвал цен на плоскопанельные ТВ, отсутствие интереса к 3D-телевидению сделали компанию заложником собственного успеха (фото: ETC@USC)
Aquos – телевизонный брэнд, который заработал для Sharp славу пионера в нулевые. Последующий обвал цен на плоскопанельные ТВ, отсутствие интереса к 3D-телевидению сделали компанию заложником собственного успеха (фото: ETC@USC)

Но как вообще гиганты японской микроэлектроники, последние десять лет шагавшие впереди планеты всей, дошли до жизни такой? Объяснение непростое и в общем даже приятное для корпораций: виноваты не они одни, а ещё и мировой рынок, извернувшийся и показавший японцам фигу.

Эксперты рисуют примерно такую картину. На протяжении нулевых Sharp и прочие активно вкладывались в перспективные разработки и неоправданно быстро накачивали производственные мускулы.

На какое-то время им удалось занять лидирующее положение в секторе бытовой электроники и смежных областях: плоскопанельные ТВ, сотовые телефоны, панели солнечных батарей, высокоёмкие аккумуляторы для гибридных автомобилей и пр. Вероятно, поэтому, когда рыночные ветра поменяли направление, японцы не стали ничего менять, понадеявшись, что успех вернётся. Теперь, устав от многолетнего упрямства, пожиная плоды в виде невероятных убытков, встав перед очевидной перспективой разорения, они вынуждены признать неудачу.

Всё, что в нулевые было хайтеком и привилегией японских корпораций — HD-телевизоры, игровые приставки, сотовые телефоны, продукты «зелёной энергетики», — сегодня производится Западом и Китаем с тем же качеством, но значительно дешевле. Относительная дороговизна иены к иностранным валютам делает невыгодным экспорт японских товаров, позволить себе демпинг японцы не могут из-за высокой стоимости рабочих рук, а сокращающийся объём производства не позволяет требовать скидки у производственных партнёров.

Но проблема не только в деньгах, а и в технологическом отставании. Америка — Apple! — совершила переворот на рынке мобильных устройств, переключив внимание публики с мобильных телефонов на смартфоны, с ноутбуков на планшетки, и сама же заняла на нём лидирующие позиции. Китай заполонил мир дешёвыми солнечными батареями. Корея — Samsung, LG — сбила цены на плоскопанельные ТВ. В результате японцы остались у разбитого корыта: на их продукцию нет спроса даже внутри страны, и у них нет (за редким исключением вроде PlayStation) ярких, повсеместно узнаваемых торговых марок, за которые можно было бы уцепиться.

Чтобы представить, насколько тяжёлыми были последние годы для японских микроэлектронных гигантов, достаточно сравнить их рыночную капитализацию с иностранными конкурентами. Sony стоит 11 миллиардов долларов, Panasonic примерно столько же, Sharp после всех пертурбаций подешевела всего до 2 миллиардов. Apple на текущий момент оценивается биржей чуть дешевле пятисот пятидесяти миллиардов долларов (фото: Stefan)
Чтобы представить, насколько тяжёлыми были последние годы для японских микроэлектронных гигантов, достаточно сравнить их рыночную капитализацию с иностранными конкурентами. Sony стоит 11 миллиардов долларов, Panasonic примерно столько же, Sharp после всех пертурбаций подешевела всего до 2 миллиардов. Apple на текущий момент оценивается биржей чуть дешевле пятисот пятидесяти миллиардов долларов (фото: Stefan)

Плоские ТВ, ставшие ширпотребом, подвели троицу, пожалуй, больше всего. И всё же у каждой корпорации свои проблемы. Panasonic, теряющая с учётом этого года 25 миллиардов долларов за последние пять лет, вынуждена списать инвестиции в революционные аккумуляторы, солнечные батареи, плазменные ТВ, мобильные устройства. Sharp, выстроившая огромную империю на телевизорах и сотовых телефонах, теперь проигрывает загранице в цене и ищет чем занять простаивающие производственные мощности.

Sony единственная намерена продолжать развивать телевизионную линию (пусть пока она и уносит деньги), но в остальном так же планирует сконцентрироваться на самых успешных из своего широко диверсифицированного множества бизнесов: семействе PlayStation (тоже страдающем, но, видимо, меньше всего остального), цифровых камерах, медицинском оборудовании (через партнёрство с печальной памяти Olympus, см. «Якудза против Olympus Corp.»).

Одновременно каждая из трёх планирует суровые сокращения — бюджета, штата, мощностей — в надежде высвободить средства, необходимые для реструктуризации. Sony рапортует о распродаже активов, сокращениях зарплаты, увольнениях сотрудников (в том числе и по собственному желанию: Япония! Люди ставят благополучие корпорации и общества выше собственных интересов!). Sharp, акции которой подешевели на три четверти всего за год и в двенадцать раз с 2007-го (хелло, iPhone!), заняла часть своих дорогущих суперсовременных фабрик производством дисплейных матриц для Айфонов/Айпадов и ультрабуков. Но готовится к худшему: едва ли ей удастся загрузить оставшиеся мощности. Акции Panasonic сидят на 30-летнем минимуме, а сама компания уходит с европейского рынка смартфонов, намерена отказаться от планшеток и телевизоров, покрывая дефицит средств на период перестройки за счёт продажи недвижимости.

На кредиторов в этот трудный период надежда слабая. Проблема в том, что даже те из игроков, кто заручился гарантиями банков, получили их под условие скорого возвращения к прибыльности — чего, как вы понимаете, может и не случиться. При этом всей троице, до последнего времени бывшей гордостью японского хайтека, дружно порезали рейтинги заграничные рейтинговые агентства. Moody’s, Fitch, Standard & Poor’s сдаунгрейдили Sharp до «джанка» (мусор!), зарубили Panasonic и Sony до BBB (ниже среднего). Между тем инвесторы принятыми мерами не удовлетворены — и, к примеру, Panasonic, скорее всего, будет вынуждена под давлением акционеров продолжить и без того крупное сокращение штата.

Хуже всего, пожалуй, тот факт, что несмотря на решительные действия игроков, финал отнюдь не предрешён. Никто из участников этой драмы пока не нашёл идею, способную возместить ущерб от проигранной ставки на телевизоры и мобильную электронику. Sharp, вероятно, отмучается раньше остальных — и отойдёт к Hon Hai Precision Industry (она же Foxconn), которая обещала крупное денежное вливание (это позволит расплатиться по текущим долгам, не терпящим отлагательств) в обмен на акции компании.

Остальным не на кого положиться кроме самих себя. В той же ситуации и японские вендоры помельче: Toshiba, Fujitsu, NEC, Hitachi. А вместе с ними будет страдать и вся японская экономика, для которой микроэлектронное производство наряду с автомобильным (тоже, кстати, переживающим не лучшие времена, см. «Чем ценны острова Сенкаку?») остаётся одним из важнейших драйверов.

Пока ещё остаётся.