В честь столетия со дня рождения знаменитого английского математика и криптографа Алана Тьюринга в Блетчли-парк (пригород Лондона), где Тьюринг трудился над взломом немецкого шифра Энигма, было организовано самое большое состязание алгоритмов искусственного интеллекта. В нём участвовало тридцать судей, которые пытались отличить пять лучших чатботов от двадцати пяти людей, также общающихся через чат. Было проведено 150 бесед, в результате которых выяснилось, что почти в трети случаев судьи принимают за человека Евгения Густмана – чатбота, притворяющегося одесским тринадцатилетним мальчиком.

Для того чтобы отличить человека от хитроумной разговаривающей машины, Алан Тьюринг в своё время предложил простой тест: если живой человек принимает машину за другого человека, значит, можно сделать предположение о том, мыслит ли устройство. Как Евгению Густману удалось пройти такой тест, будучи программой?

Во-первых, в современной интерпретации теста стопроцентного обмана не требуется – достаточно вводить людей в заблуждение в тридцати процентах случаев. Густман установил рекорд, удачно прикинувшись человеком в 29 процентах тестов.

Создатель Густмана – Владимир Веселов, выпускник Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского в Санкт-Петербурге, ныне работающий в компании Johnson & Johnson в США. Идея Веселова заключается в том, что вместо того, чтобы подготовить бота ко всем возможным вопросам или даже обучить его собирать примеры диалогов через Twitter, нужно наделить его ярким характером. Именно благодаря нему Густмана и принимают за мальчика. Если боту не известен ответ на какой-то вопрос, всегда можно списать на возраст. С другой стороны, если бот вдруг покажет эрудицию, можно подумать, что мальчик оказался начитанным.

Владимир Веселов – многократный финалист другого конкурса – ежегодного Loebner Prize. Он проходит там же, в Блетчли-парк, однако в нём обычно участвуют только четверо судей и четыре программы. Такой крупномасштабный тест проводился впервые.

На сайте бота побеседовать с ним может любой желающий. В нашем тесте Евгений сперва очень бойко отвечал на простые вопросы (“кто ты?” и “расскажи о своей жизни”), затем начал спрашивать сам и пытался зацепиться за ответы. Однако если начать пытать его более изощрённо и предлагать свои темы, то разговор быстро завязнет на месте. Евгений, в частности, продолжает говорить про Украину и просит забрать его (в нашем случае – в Россию). Кто знает, возможно, именно это и подкупило английских судей.