Для компаний, надеявшихся сделать планшетный компьютер на собственной операционной системе, 2011 год стал годом разочарований. HP сняла с производства TouchPad, продажи планшета BlackBerry PlayBook, основанного на QNX, оказались намного менее удачными, чем ожидалось. Кажется, рядом с iOS и Android буквально не осталось места, и серьёзной проверке этот факт сможет подвергнуть разве что Windows 8. Это не остановило смельчаков из команды разработки KDE – оконного менеджера для Linux, готовящегося превратиться в оболочку для нового планшета под названием Spark.

С точки зрения железа семидюймовый Spark примечателен разве что большим количеством разных дырочек в боковой части тут есть слот для карт SD, HDMI и целых два mini-USB. Внутри – процессор ARM с тактовой частотой 1 ГГц, 512 Мб оперативной памяти, четырёхгигабайтный флэш-накопитель. Довольно неплохо, если не думать о том, что характеристики могут быть продиктованы требованиями операционной системы. Также сообщается, что планшет будет стоить около 200 евро (около восьми тысяч рублей). В сочетании с характеристиками цена выглядит очень привлекательной.

Но кто же выбирает портативное устройство, сравнивая цену и производительность? Если такие вычисления годятся при выборе ПК, то в случае с телефоном или планшетом на первом плане – удобство (причём не только самого устройства, но и ОС), а также выбор приложений. Как с этим у Spark? Судя по скриншотам его оболочки Plasma Active Two и демонстрационному видео – очень непросто.

Что происходит на этом видео? Каскады разношёрстных значков сменяют друг друга в бесконечной череде диалоговых окон, оформленных на манер настольных операционных систем. Сперва даже кажется, что тут есть настоящие окна (от которых с выходом Windows 8 начинает избавляться даже Microsoft), настолько Plasma Active хорошо имитирует вид старины. Сравните два скриншота: общего на них куда больше, чем, например, между iOS и Mac OS X.

Впрочем, сходство только внешнее. В действительности Plasma Active не просто работает не похоже на десктопные ОС, но даже и с современными планшетными операционками имеет мало общего. Пожалуй, единственная общая черта – экран с виджетами и ярлыками приложений, несколько напоминающий Android. Дальше же начинается интересное: для каждого дела создаётся отдельный рабочий стол, куда можно вытащить файлы и виджеты – к примеру, картинки, списки дел, документы и т.п. Ещё тут есть некая система подсказок, предлагающая документы, которые могут пригодиться, на основании того, что делает пользователь.

Сама по себе эта схема организации интересна, но не покидает ощущение, что её разработчики очень смутно представляют, как и для чего люди используют планшеты. Если большую часть времени пользователь читает, смотрит фильмы или использует специализированные приложения, ему вряд ли понадобится предварительно создавать для каждой задачи рабочий стол и раскладывать на нём инструменты. Лучший пример – iOS, где на главном экране нет вообще ничего, кроме значков приложений. Доля продаж iPad среди планшетов недвусмысленно намекает на то, что это верный путь и что-то менять здесь опасно.

Это вовсе не означает, что деление интерфейса на задачи (activity) – тупиковый подход. Вовсе не обязательно. Если покопаться в истории Windows, можно найти прототипы, относящиеся как раз к таким исследованиям. Однако в Microsoft никогда не предполагали, что люди сами должны создавать и поддерживать рабочее окружение. Наоборот, activity в Windows отличались поразительной статичностью. Они были спланированы так, чтобы не пришлось ничего настраивать. В какой-то мере это отражено в Windows Phone 7, где главный упор создатели интерфейса постарались сделать не на отдельных программах, а на так называемых “хабах”: один отвечает за контакты, другой – за игры и так далее.

Не исключено, что при определённых условиях activity могли бы сработать. Возможно, даже в том виде, в котором они реализованы в Plasma Active – с виджетами и возможностью раскладывать документы (правда, вместо значков хорошо бы всё же показывать миниатюры). Но только не на экране семидюймового планшета, где любое раскладывание превратится в пытку. Серьёзной работой на таком устройстве всё равно никто заниматься не станет.

Похоже, Spark – типичное детище программистов, прекрасно разбирающихся во всём, кроме того, как сделать, чтобы обычным пользователям было удобно. С одной стороны, графическая среда планшета имеет такие ценные особенности, как язык QML, позволяющий создавать виджеты без особых познаний в программировании. С другой – представления создателей этого планшета о дизайне интерфейсов настолько фантастичны, насколько это вообще возможно. На стадии прототипа это не беда, но когда дело касается выпуска настоящих устройств, всё может обернуться иначе.

И в качестве примера лучше привести не гигантские корпорации RIM и HP, а грустную историю, приключившуюся с планшетом CrunchPad, который основатель популярного американского интернет-издания о стартапах Майкл Аррингтон мечтал сделать ещё до появления iPad. Страсти вокруг планшета, переименованного по дороге в Joojoo, растянулись на три года. Нанятая для разработки Joojoo компания Fusion Garage успешно освоила инвестиции объёмом 40 миллионов долларов, но конец истории всё равно был печальным. Устройство делали-делали, но так и не доделали.