Сейчас в Северной Корее траур, который начался в день смерти Ким Чен Ира и будет продолжаться сто дней. В это время корейцам строго-настрого запрещено пользоваться мобильными телефонами, и тех, кто нарушит это правило, будут судить как военного преступника. Впрочем, постойте… В Северной Корее есть сотовые телефоны? Оказывается, есть. И даже запрещают их отнюдь не впервые.

Впервые мобильную связь северокорейские власти начали предоставлять в 2002 году. Впрочем, очень осторожно: когда в 2004 году прогремел большой взрыв на железной дороге, целью которого, как поговаривали, был Ким Чен Ир, мобильную связь снова запретили, уже проданные телефоны отозвали. То ли взрыв был совершён не без помощи мобильника, то ли опасались, что телефоны помогают противникам режима.

Тем не менее совсем уж противиться прогрессу невозможно, поэтому с тех пор мобильная связь всё-таки снова просочилась в Северную Корею. Запрет был снят в 2008 году, и на сегодняшний день в стране зарегистрировано более миллиона пользователей мобильной связи. Её предоставляет оператор Orascom, который занимается странами Ближнего Востока, Южной Азии, а также Африки (в частности, Зимбабве). Разумеется, звонки можно совершать только в пределах страны. Извне в государство победившей идеи чучхе тоже не дозвониться.

Цены на телефоны в Северной Корее в последнее время падают, а доля населения, у которой они есть, соответственно растёт. В Пхеньяне средняя стоимость простого мобильника составляет 250 долларов (год назад – 280), а изысканной “раскладушки” – от 400 до 380 долларов. Несмотря на дороговизну, у шестидесяти с лишним процентов пхеньянцев, возраст которых составляет от 20 до 50 лет, уже имеется мобильный телефон. Это поразительно, если учитывать, что средняя месячная зарплата в стране составляет около 18 долларов.

Одному человеку разрешено иметь не более одного телефона. Аппарат “привязывается” к конкретному гражданину, и он оплачивает только свои счета, и только по предъявлению удостоверения личности. Достать телефон официальными путями достаточно сложно, поэтому многие покупают телефоны, привезённые контрабандой из России или Китая. В этом случае, конечно же, приходится платить взятку. Другая проблема заключается в том, что далеко не все контрабандные телефоны работают с Orascom, так как частота, на которой принимается сигнал, была специально выбрана отличной от той, что используется в Китае. С другой стороны, в приграничных регионах жители нелегально пользуются услугами китайских операторов – там, куда “добивают” китайские сотовые вышки.

Мобильная связь доступна в основном в развитых регионах страны, и прежде всего в Пхеньяне. Разумеется, многим она просто недоступна из-за стоимости, и многие продолжают довольствоваться стационарными телефонами.

Ну и возвращаясь к проблеме, поднятой в начале заметки, надо сказать, что “судить по законам военного времени” за нарушение стодневного траура действительно будут – это не просто слова. Вот доказательство: в 2010 году рабочий военного завода сурово поплатился за нелегальный мобильник. Какое-то время ему удавалось скрывать, что он звонит знакомому в Южную Корею и рассказывает о том, сколько стоит рис и как живётся в стране. Потом он попался. Расстреляли.