Стоило американцам объявить, что в ответ на хакерские атаки супротив государства они будут отвечать ракетами, как правительство Великобритании официально признало наличие у него вполне серьёзной программы наступательных кибервооружений.

По словам министра обороны Британии Ника Харви, он рассматривает кибероружие как “неотъемлемую часть государственного арсенала”:

“Мы нуждаемся в таком инструментарии и в настоящее время его разрабатываем”, – заявил министр, добавив, что применять эти вооружения планируется так же и при таких же условиях, как и любые другие виды оружия.

“Киберсреда – это нечто новое, однако правила и нормы, логика и стандарты, характерные для любых других средств, легко переводятся и на цифровую сферу”, – отметил Харви.

Обоснования для существования подобного “оружия”, если его можно назвать оружием, приводятся вполне обычные: что гражданская инфраструктура крайне зависима от электронных сетей, что продуманная и хорошо исполненная атака в киберпространстве может иметь последствия, сходные с применением ОМП (фильм “Крепкий орешек-4”, да), и что враг-у-ворот-и-не-дремлет.

Атаки на правительственные серверы, которые нет-нет, да и производятся, что в США, что в Соединённом Королевстве склонны приписывать иностранным разведкам, хотя напрямую гипотетических организаторов таких взломов никто не называет (да и правильно делает, учитывая историю с уже недавно упоминавшимся Гэри Маккинноном).

Интересно, однако, что Guardian однозначно называет разрабатываемые в Великобритании “кибервооружения” наступательными.

То есть, Враг нажимает на кнопочку, и все светофоры в Великобритании приходят в бешенство. В ответ Хорошие Ребята нажимают на кнопочку, и чей-то там Великий Фаерволл летит в тартарары – с водопроводом заодно? Возможно. С другой стороны, чем может быть наступательное кибероружие, продемонстрировал нам червь Stuxnet. Хотя, помнится, его доставили “на место” вручную, что несколько умаляет его в звании “кибероружия” в контексте киберпространства.