Весь год секреты неудержимо утекали у тех, кто пытался их сохранить, причём жертвой этой напасти становились все без исключения – простые люди, корпорации, даже правительства. И дело не в том, что год неудачный. Тех, кто так считает, ждёт разочарование, потому что дальше будет ещё хуже.

Беды начались прямо с января, когда Google попытался запустить Buzz – свой собственный аналог “Твиттера”. Каждый социальный сервис поначалу страдает от нехватки пользователей, но у разработчиков Buzz было, как им казалось, прекрасное решение этой проблемы: позаимствовать пользователей у других сервисов Google.

В день открытия Buzz многие с ужасом обнаружили в нём свои фотографии, хранившиеся в Picasa, ссылки, которыми они делились в Google Reader, или постинги из своих блогов на Blogspot. Когда пользователи публиковали эту информацию, они были уверены, что их знакомые и сослуживцы никогда её не отыщут. В Buzz её увидели все, с кем они переписывались по электронной почте.

Это была ошибка, которую в Google не предвидели. Оказывается, множество людей не осознаёт, что в интернете ничто не пропадает и не теряется. Однажды опубликованная информация имеет все шансы остаться в Сети навсегда, и рано или поздно её найдут вовсе не те люди, для которых она предназначалась. Google может извиниться (и извинился), но не в его силах это изменить.

Происшествие с Buzz ничему не научило людей. После очередных нововведений на Facebook выяснилось, что десятки миллионов пользователей выкладывают на свою страничку в крупнейшей социальной сети такие сведения о себе, которые лучше было бы держать при себе. И вряд ли сознательно. Они, скорее всего, тоже не понимают, в чём разница между разговором с приятелями при личной встрече и таким же разговором в интернете.

Публика, впрочем, предпочла во всём обвинить Facebook. В ответ социальная сеть до предела упростила настройки безопасности. Теперь настроить степень секретности в Facebook можно одним-единственным кликом. Проблема решена? Нет, конечно. Чтобы сделать этот клик, нужно знать, зачем он нужен. И даже те, кто знает, всё равно не застрахованы от утечек – если не по своей вине, то по вине менее осторожных знакомых.

Даже если забросить социальные сети и отключить интернет, это ничего не изменит. Единственный способ – скрыться в глухом лесу, подальше от людей. Иначе информация продолжит распространяться: ваше лицо будут отмечать знакомые на случайных фотографиях, вас будут упоминать в разговорах, а о встречах – сообщать в Facebook Places или Foursquare.

Остановить утечки не помогает даже режим строгой секретности и суровая служба безопасности. И то и другое есть у Apple, и всё равно на очередном мероприятии для прессы Стиву Джобсу пришлось печально мямлить, что присутствующие и так, вероятно, всё знают о новом продукте компании – впервые за десять с лишним лет.

Они действительно знали почти всё. Когда Джобс собрал их, чтобы показать iPhone 4, они уже прочитали подробное описание этого телефона на сайте Gizmodo. Как именно прототип iPhone 4 попал в руки журналистов, теперь разбирается полиция. По одной версии, его похитили у инженера Apple. По другой – он сам потерял тестовый образец. Затем новый обладатель устройства продал его Gizmodo за несколько тысяч долларов. Что бы ни произошло в действительности, когда в Apple об этом узнали, было уже поздно.

Подобные утечки происходили и в прошлом, но редко становились сенсациями. Традиционная пресса склонна действовать осторожнее. Один из колумнистов журнала Infoworld вспоминал, как в начале девяностых анонимный источник прислал ему подробную информацию о планах всё того же Apple на ближайшие полтора года. Он использовал полученные сведения много месяцев подряд, не давая компании ни единого повода, позволяющего придраться.

Если бы те же документы достались теперешним отчаянным блогерам, они, разумеется, опубликовали бы их, не задумываясь, в ту же минуту. И скорее всего, были бы правы. В Gizmodo, несмотря на последовавшие за обзором прототипа iPhone 4 трудности с законом, ничуть не сожалеют о содеянном. Публикация вызвала невиданный рост посещаемости сайта, давно окупивший и расходы на покупку прототипа, и услуги юристов.

Впрочем, после известных событий с Wikileaks пенять службе безопасности Apple должно быть неловко. Если секреты не способны сберечь даже в Пентагоне, то что уж говорить о корпорациях или обычных людях? И не только сберечь: единичную утечку можно было бы списать на случайность. В конце концов, не допускают ошибок лишь те, кто ничего не делает. Интереснее другое: все попытки ограничить распространение уже утекшей информации полностью провалились.

Сайту перекрыли источники финансирования, лишили его хостинга и домена, даже поймали основателя. Результат: у Wikileaks появились тысячи “зеркал”, а публикация секретных документов продолжается как ни в чём не бывало. Проблема не просто не решена; усилия, приложенные для её решения, только ухудшили ситуацию.

Что будет дальше – вообразить нетрудно. В этом году существенно прибавилось сторонников цензуры в интернете. Им нужна возможность запретить распространение информации. Неважно какой информации – государственные секреты, чужие фотки с “Одноклассников” и пиратские файлы одинаково легко копировать.

Вот только вряд ли их желания сбудутся. Законами, даже самыми суровыми, делу не поможешь. Тут нужны не только законы, но и технические ограничения, причём – на глобальном уровне, иначе останутся лазейки для “нарушителей”. Достаточно взглянуть на Китай. Власти этой страны не могут пожаловаться ни на мягкость законов, ни на нехватку техсредств. Результат – нулевой. Желающие без труда обходят сооружённые для цензуры фильтры.

Куда вероятнее, что и нам, и им придётся приспосабливаться к новым правилам игры. В одних случаях придётся смириться с трудностями, вызванные отсутствием секретов. В других – с неудобствами, которые придётся терпеть ради того, чтобы хоть что-то сохранить в тайне. 2010 год был только началом. Развитие этого сюжета нам придётся наблюдать в новостях ещё лет десять, не меньше.