Одна из важнейших составляющих частей классической кибернетики – теория игр. Ну а одно из фундаментальнейших понятий этой дисциплины – игра с нулевой суммой (zero-sum). Некооперативная игра двух соперников, выигрыши которых противоположны; если у одного прибудет, то второй это потеряет. Ну а еще одно название такой игры – игра антагонистическая, άντ-αγωνίζομαί, что на языке Ксенофонта и Фукидида значило «сражаться», «воевать»…

И, как бы шустро не развивалась технология, от борьбы за ограниченные ресурсы уйти не удастся. Как минимум – в обозримом будущем. Очень забавно, вытащив с чердака стопку научно-популярных журналов конца пятидесятых годов прошлого века, разглядывать в них живописные картинки термоядерных станций ближайшего будущего, и подробные описания тех благотворных перемен, которые овладение энергией синтеза легких ядер внесет в жизнь человечества вообще, и строительство коммунизма в частности.

Ну, коммунизм нынче не строят – те барышни, что в преддверие прошедшего в воскресенье единого дня голосования, раздавали коммунистические газеты с агитацией за традиционные ценности, даже не знали, как называется третья глава «Манифеста Коммунистической партии»… А вот с управляемой термоядерной реакцией балуются по-прежнему, считая ее перспективной. Только вот технология эта перспективы обещает, как и почти шестьдесят лет назад, где-то там, в светлом завтра, хоть уже и не в коммунистическом, а сугубо буржуазном…

А реальная экономика стоит на углеводородах, которые в конце пятидесятых казались лишь запасами сырья для оргсинтеза. Возобновляемые источники энергии могут быть использованы не везде, да и зависят от времени суток, скорости ветра, сезона… А аккумулировать энергию в промышленных масштабах человечество пока не умеет, каждый это может почувствовать на примере крупного смартфона или планшета, не говоря уж о мощных ноутбуках. Так что остается – по словам Дмитрия Ивановича Менделеева – топить печь ассигнациями, то бишь, углеводородами…

Но ассигнации-то те самые, которыми один топит печь, оказываются в руках того, кто ему эти углеводороды продал. В руках нефтяных и газовых компаний, в казне государств, на которых они залегают… И в условиях идущих на планете множества антагонистических игр, каждый солидный игрок жаждет поиметь побольше этих самых углеводородных ресурсов. Запасов нефти и газа на своей территории. И одним из издревле известных способов этого является расширение этой самой территории.

Под этими льдами лежат триллионы…
Под этими льдами лежат триллионы…

Нет, развитие технологий позволяет, конечно, извлекать большую выгоду из уже имеющегося. Вот, скажем, опубликованный The Guardian солидный рассказ о том, как Госдеп США в годы управления им Хиллари Клинтон продвигал по миру технологии гидроразрыва пластов. (How Hillary Clinton’s State Department sold fracking to the world) Технологии, которые поставляют и поддерживают американские корпорации. 187 трлн кубических футов планетарной экономике должно было хватить на полвека… Правда, теперь выясняется, что и запасы переоценили, да и стоимость добычи занизли.

И полвека – это не так уж много. То есть смысл активно добираться до неосвоенных запасов традиционных нефти и газа. Тех, что пока лежат под льдами Северного Ледовитого океана. В соответствии с нормами международного права, пять примыкающих к Арктике государств (Дания, Канада, Норвегия, Россия и США) владеют 200 морскими милями северной прибрежной зоны каждого из их соответственно, что означает, что Северный полюс не принадлежит никому. Однако этот ничейный регион всегда был предметом активных притязаний, что помнит каждый, видевший старые географические карты с выделенными специфическим знаком – длинные синие черточки, перемежаемыми перпендикулярными короткими – границами «полярных владений СССР».

Ну, до какой-то поры притязание эти были забавными. То российская подводная экспедиция флаг на хребте Ломоносова водрузит. То канадцы свое гражданство Санта-Клаусу пожалуют. Но сейчас игрушечки кончились – вот, взгляните, в каких терминах респектабельная Die Welt описывает действия Европы против России (Die Folterwerkzeuge der EU werden Moskau wehtun). Тем, кто не знает языка Шиллера и Гете, поясним, что Folterwerkzeuge есть пыточный инструмент палача, которым будут стараться причинить боль (Weh) Москве (в реальности больше всего страданий огребут села и поселки городского типа…).

И отрезание России от технологий подводной разведки и добычи углеводородов – из той же самой антагонистической игры; отрезать конкурента от ресурсов, не дать ему ими воспользоваться. Ну а поскольку самым верным способом контроля над ресурсами было и будет заполучить их на свою территорию (ну, как лучшей ПВО был свой танк на аэродроме противника), то, как и следовало ожидать, отмечена сильная активность в той области.

И немалую активность в этой игре проявляет Канада. И, поскольку, нынешний канадец избалован и вовсе не горит желанием умирать ради будущих прибылей нефтяных королей, то к борьбе за ресурсы Севера привлекается робототехника. С 18 по 26 августа 2014 года на территории самой северной провинции Канады Нунавут совместной командой из 14 сотрудников Министерства национальной обороны Канады и гражданских специалистов проводились эксперименты по применению робототехники в арктических условиях. (Scientific Team Returns from Experimental Mission in the Arctic – New Insight about Use of Unmanned Technology for Future Arctic Operations)

Испытаниям подвергались два наземных и один летающий робот. В их ходе было необходимо проверить, насколько современная робототехника способна быть полезна Вооруженным силам Канады (Canadian Armed Forces ) в условиях операций в Арктике, с суровым климатом, штормами и вьюгами, льдами и снегами, отсутствием инфраструктуры и редким населением. Центром опытов стала база Вооруженных сил Канады Алерт (Canadian Forces Station Alert), где было исполнено 34 эксперимента.

Судя официальному отчету, эксперименты были организованы логично и грамотно. В начале рассматривалось, как робототехнические средства могут быть доставлены на крайний Север, в край эскимосов (на чьем языке Нунавут и значит «наша земля») и развернуты там. Дальше исследовались особенности функционирования робототехники в условиях Арктики. На основе чего делался вывод о том, как именно робототехника способна расширить возможности Вооруженных сил Канады в арктических регионах.

То есть в процессе непродолжительных, но, похоже, хорошо организованных экспериментов, были выявлены не только эксплуатационные свойства дронов, но и сделаны какие-то выводы о специальной тактике будущих робототехнических систем оружия. Правда, дроны пока испытывались без оружия – но оснащение ими вопрос времени, причем недалекого… И экспериментаторы-робототехники удостоились благодарности достопочтенного Роба Николсона, министра национальной обороны Канады!

Так что драчка за ресурсы Арктики разворачивается полным ходом. И робототехнике в ней, похоже, предстоит играть немаловажную роль. А готовится к этому нужно уже сейчас. Родственники из кадровых военных вспоминали, какой страшной ценой получали 75 лет назад на Финской опыт Зимней войны. Когда выяснялось, что добротные долгополые шерстяные шинели, кожаные сапоги, пайковые цинандали да белый хлеб с икрой (sic! И.С.Шкловский студентом в ту пору мог со стипендии позволить себе только икру!) на морозе абсолютно непригодны. Что нужны тулупы и ватники, валенки, водка под сухари с салом…

А технике, которой предстоит работать на Севере, нужны литиевые смазки, сохраняющие консистенции при низких температурах. Нужны аккумуляторы и батареи, не потеряющие в этих условиях заряд. Конструкционные материалы, не становящиеся хрупкими, припои, которые не сожрет “чума олова”. Нужны конструкции, объединяющие хорошие и годные материалы и узлы в хорошие и работоспособные конструкции. Нужны масштабные климатические испытания… А не только покраска техники в полярном исполнении в защитный белый цвет. Впрочем, пользу старого доброго маскхалата отрцать вряд ли стоит.

Так что роботы обретают еще одно измерение – низкотемпературное. В которое их загоняет антагонистическая игра по овладению конечными ресурсами планеты… И тем, кто проиграет в этом соревновании предстоит увидеть на своей эпитафии вечные слова – Vae victis!