Латынь в Третьем Риме нынче не в чести. Переход народного образования на подушное финансирование приводит к изъятию (точнее к переводу на платно-факультативную основу с последующим неминуемым исчезновением) ее из программ тех немногих школ, куда язык Цицерона и Вергилия ввели в постсоветское время. Но вот слово «санкции» – происходящее от квиритского sanctio, закона с указанием кар за нарушение оного – узнала каждая, ничего отродясь никому плохого не делавшая бабушка, для которой привычный охлажденный курчонок подорожал за пару недель с 82 до 107 рублей…

И санкции против России продолжают нарастать. В понедельник Европейский Союз (несмотря на сопротивление ряда стран, скажем Финляндии, за много веков усвоившей, что с Россией выгоднее торговать, чем ссориться…) согласовал очередной пакет санкций против нашей страны. Давайте же посмотрим, чем это может обернуться и для экономики страны в целом, и для ее высокотехнологического сектора, особенно для отрасли информационных технологий, о судьбе которого «Компьютерра» писала пару десятилетий…

Ну, прежде всего не будем обманывать себя, что эти санкции может быть еще и не будут введены в действие, ибо на Юго-Востоке Украины настало перемирие и, как говорит президент Порошенко, сепаратисты вернули Киеву 1200 лоялистских военнопленных. Все это не имеет ни малейшего значения… Безусловно, все здравомыслящие люди всеми силами надеялись достичь прекращения огня – без этого Донбасс может «войти в зиму» (как говорят коммунальщики) с разрушенной инфраструктурой, и зимы этой очень многие там могли бы и не пережить.

Но война идет по своим законам. Если этот демон выпущен, он уже живет собственной жизнью, не зависящей от витийствований политиков любого уровня. Перемирие вряд ли окажется прочным и длительным. Ну, скажем, Мариуполь блокирован войсками сепаратистов. А в Украине кончаются запасы угля для ТЭЦ – его закупают в ЮАР. А оборудование для работы с углем есть именно в мариупольском порту. Оборудовать другие – и деньги нужны, и сроки поджимают…

Ну а донбасские сепаратисты, которых лишили увлекательного занятия «рядить Победу,/Словно девушку, в жемчуга,/Проходя по дымному следу/Отступающего врага.», также вряд ли будут довольны – и контролируемая им территория заметно меньше, чем была в начале событий, в результате которых, говоря словами того же гвардейского улана Гумилева «Та страна, что могла быть раем,/Стала логовищем огня…».

А есть еще «грамматика боя, язык батарей», отображение законов общевойскового боя на топографию, необходимость удержать или занять ценные в тактическом отношении населенные пункты и элементы рельефа. Вот Нобелевский лауреат Иван Бунин, единственный из русских литераторов, кто в ХХ веке достиг равных высот и в поэзии и в прозе – еще в 1907 году он написал «Присела на могильнике Савуре/Старуха Смерть, глядит на людный шлях…», будто предвидя тамошние, рельефом обусловленные, бои и Великой Отечественной, и нынешней Украинской Гражданской… Но желание «подвигать» фронт, деблокировать свои или додавить чужиеокруженные части, присуще любому полевому командиру…

Так что гадать, как и кем именно будет нарушено перемирие тщетно – как, скажем, даже всеведущий демон Максвелла даже в макромире не может предсказать, на какие осколки разлетится брошенное на пол зеркало. Но в практических расчетах – и бытовых, и профессиональных – разумнее исходить из того, что оно недолговечно, ибо не удовлетворяет условиям теоремы Эрроу («Теорема Эрроу против политической корректности»). А, следовательно, скорее всего будет нарушено и очередная порция санкций будет введена в строй. (Это соответствует принятой в инженерной практике расчета на Worst Case, «худший случай», самое неблагоприятное сочетание размеров внутри полей допусков…)

Впрочем, и политики практики, вроде пресс-секретаря канцлера ФРГ Штефана Зайберта нет сомнений в том, что санкции против России будут введены. Так что очень своевременно посмотреть на их перечень. Ну, ограничения во въезде в ЕС ряда российских деятелей политики и экономики, пропустим. Тот, кто как минимум по долгу службы, обязан быть патриотом, может и пережить непопадание в любимую виллу. И деньги может хранить в «государственном» банке. И лечиться в районной больнице. (Ну, последнее, в ряде случаев окажется летальным – но, сказано же, «Dulce et decorum est pro patria mori»; тут мы имеем в виду, конечно же, оригинал Горация, а не англосаксонского варвара Уилфреда Оуэна…)

А вот санкции посущественнее. Направлены они против углеводородного сектора нашей страны. От них должны пострадать «Газпром», «Роснефть» и «Транснефть». А вот это уже ударит в виде недополученных налогов по бюджету страны – из которого формируются и зарплаты бюджетников, и пополняется, кстати, и Пенсионный Фонд – что для тех наших читателей, кто связан с розничной торговлей и оказанием услуг физическим лицам может обернуться падением объемов продаж. Ну а кроме того у нефтяников и газовиков станет меньше денег для оплаты смежников.

Правда, Европа также зависит от российских  углеводородов…
Правда, Европа также зависит от российских углеводородов…

А из смежников этих довольно многие с информационными технологиями. Это и аппаратные и программные средства для геофизической разведки. И – компьютеризированные системы контроля бурения и управления добычей и транспортировкой нефти и газа (то, что называлось раньше АСУ ТП). И даже станки с числовым программным управлением и системы автоматизированного проектирования на местном заводе, изготавливающем для углеводородной отрасли запорную аппаратуру – это тоже ИТ-отрасль. И все это будет страдать от сокращения платежеспособного спроса у газовиков-нефтянников.

Но это то, о чем говорят широко. А есть и то, что кроется за лаконичными словами европейских пресс-релизов (UPDATE 2-EU slaps new sanctions on Russia, may suspend them if ceasefire holds). «Countries agreed to tighten an export ban on “dual-use goods” – articles that can have both a military as well as a civilian purpose» – то есть, [европейские] договорились придушить экспорт в Россию «товаров двойного назначения», изделий в равной степени пригодных для военного и гражданского применений.

И вот это-то самое интересное и самое масштабное из всего набора санкций. То, что неизбежно затронет всю отечественную отрасль информационных технологий, работающую на корпоративных заказчиков. По той причине, что практически любая современная гражданская технология может превосходно быть использована и в военных целях. Ну, чтобы не сболтнуть лишнего – чего в складывающейся ситуации делать явно не стоит – ограничимся аналогиями изрядной исторической давности, но все еще актуальными.

Казалось бы, что есть более мирное, нежели системы управления копоративного уровня. Те, которые позволяют оптимально организовывать строительство сети коровников или автозавода с дочерними станциями сервиса… Но для чего была выдумана старая добрая система PERT – Program (Project) Evaluation and Review Technique, общеизвестный способ анализа задач, необходимых для выполнения того или иного проекта? А для сугубо военной задачи – разработке ракет Polaris, срочно понадобившихся Пентагону после запуска первого Спутника.

И современные методы и средства могут использоваться в аналогичных целях, значит стоит ждать ограничений на их поставки и учитывать их в своих планах. И покупателям, и поставщикам, и специалистам… И то же самое, скорее всего, коснется многокоординатных станков с ЧПУ. И – высокоскоростных станков прецизионного алмазного точения. И – всего оборудования для электронной промышленности. Даже с поставками элементарных радиально-ковочных машин могут быть проблемы, ибо они пригодны не только для изготовления заготовок валов, но и производства стволов…

И масштабы предстоящих событий явно недооцениваются. Каждому деловому человеку в России нужно понимать, что он может столкнуться с перебоями поставок любого технологического оборудования, которое может иметь хоть какое-то военное применение. А в эти рамки может попасть практически все! Все производимое в ЕС и США, с примкнувшими к ним Канадой и Австралией. И это – надолго… Очень надолго. Возврата к «докрымскому миру» в обозримое, «характеристическое для системы» время, ждать не приходится. Это прекрасно поняли знакомые «средние бизнесмены», с марта конвульсивно кинувшиеся вывозить из страны семьи…

Ну а те, кому предстоит жить и работать в России? Тут особая роль будет принадлежать отечественному бизнесу. Опять-таки, прибегнем к аналогиям. Вот машины из «большой тройки». И у ряда из них наблюдалось недавно падение качества – переходили на производство в Юго-Восточной Азии. А потом качество выправилось… С китайскими и индонезийскими деталями и сборочными узлами! То есть мир теперь не однополярен. Найти качественные детали и узлы можно не только в Первом мире. Да, будет сложно… Придется учить мандаринский, испанский и португальский, усваивать китайскую и латиноамериканскую деловую этику. Строить новые логистические цепочки – но законов природы, запрещающих это проделать к своей выгоде, не существует…