Прочёл: «26 февраля 1935 года изобретатель радара Роберт Уотсон-Уатт впервые продемонстрировал в работе своё устройство». Не поверил своим глазам, полез проверять. И в разных источниках вновь всё те же слова «изобретатель радара», которые не вполне точно передают суть события. Попытаемся же сегодня разобраться, что же на самом деле произошло в конце февраля 1935 года при участии Роберта Александера Уотсона-Уатта, потомственного изобретателя, состоявшим в родстве с Джеймсом Уаттом — изобретателем паровой машины.

«Радиоопределитель направления»

Итак. Шотландец Роберт Уотсон-Уатт, родившийся в городе Брихине в 1892 году, после окончания школы поступил в Университетский колледж Данди, стал бакалавром и остался там на кафедре профессора Уильяма Педди в качестве его ассистента. Изучал технику беспроводной связи, потом перевёлся в метеолабораторию в Алдершоте и занялся разработкой идеи использовать радио для обнаружения грозовых облаков. А затем руководство поставило перед молодым физиком ответственную задачу — разобраться, основаны ли на чём-нибудь слухи о наличии у Германии каких-то «смертоносных лучей», способных на расстоянии уничтожать живую силу и технику. Пытаясь понять возможную физическую основу столь грозного оружия, Уотсон-Уатт наткнулся на идею использования радиоволн для обнаружения самолётов в воздухе.

«Матчасть» для демонстрации новой технологии он приготовил быстро: это был его приёмник для обнаружения грозовых облаков, дополненный системой измерения сдвига фазы сигнала, приходящего на две антенны, что давало возможность определять направление на источник сигнала.

12 февраля 1935 года Уотсон-Уатт направляет секретную депешу в Министерство авиации, в которой описывает возможности его установки под названием «радиоопределитель направления» (по сути — пассивный радар, использующий отражённый сигнал вещательной станции, но слова «радар» тогда в ходу ещё не было). А уже 26 февраля (вот он, этот день!) недалеко от Давентри в условиях строгой секретности проводит его успешные испытания: на расстоянии 13 км удалось надёжно обнаруживать летящий бомбардировщик. Через два года, в 1937-м, таких станций обнаружения было уже три, и военные приняли решение оборудовать ими все южное и восточное побережье Англии. Chain Home — такое кодовое название получил этот сверхсекретный проект, в рамках которого к началу Второй мировой войны было построено 20 станций обнаружения, способных фиксировать приближение самолётов на расстоянии уже 120 км. К концу войны их стало 50.

В 1941 году Уотсона-Уатта направили в США в качестве консультанта для создания береговой системы станций обнаружения. Именно тогда американцы и придумали слово-аббревиатуру «радар» (от Radio Detection And Ranging).

Телемобильскоп

Поразительно, но за 33 года до изобретения Робертом Уотсоном-Уаттом своего «радиоопределителя направления» аналогичный прибор придумал немец из Эйдельштадта (Нижняя Саксония), которого звали Кристиан Хюльсмайер. Явление отражение радиоволн от листов металла он заметил, ещё учась в школе, в 1889 году, и даже записал в своём дневнике: «Значит, посредством этих волн можно будет обнаруживать и корабли в тумане, и другие металлические объекты».

Реклама на Компьютерре

В 1902 году учреждается компания «Хюльсмайер и Маннхайм», где работников было всего двое — они же и владельцы бизнеса. Фирма была создана для коммерциализации прибора, который Хюльсмайером назвал «телемобильскопом» и запатентован в Европе и Америке. Через два года изобретатель получает патент ещё на один прибор — радиоизмеритель дальности. Телемобильскоп включал в себя радиопередатчик, вращающиеся направленные антенны и приёмник со световым сигнализатором. По сути, это был активный радиолокатор.

Успешные испытания телемобильскопа прошли на железнодорожном мосту Гогенцоллерн-брюке в Кёльне 18 мая 1904 года. Повторно прибор был испытан 10 июня в гавани Роттердама. В голландской газете «De Telegraaf» появилась заметка, в которой пророчески утверждалось: «Изобретение, улавливающее отражённые от металла волны, будет, вероятно, иметь большое значение в развитии военной техники».

А дальше дело не пошло… Гросс-адмирал Тирпиц (на фото справа) на предложение оборудовать суда телемобильскопами ответил: «Прибор не представляет никакого интереса. Мои люди имеют гораздо лучшие идеи!» «Лучшие идеи» (а главное — значительно более дешёвые!), как выяснилось, заключались в использовании паровых ревунов для предотвращения столкновений в тумане; других применений локаторам придумать не смогли. В отсутствии заказов фирма Хюльсмайера оказалась убыточной, и её решено было закрыть. К чести Роберта Уотсона-Уатта, следует отметить, что в 1953 году на заседании «Немецкого общества ориентирования и навигации» он официально заявил, что «отцом» радара и пионером радиолокации является не он, а Кристиан Хюльсмайер.

«Слухачи» из ЦРЛ

В Советском Союзе серьёзные работы над проблемой радиообнаружения самолётов начались после совместного совещания в сентябре 1933 года руководства Главного артиллерийского управления (ГАУ) и Центральной радиолаборатории Главэкспрома (ЦРЛ), которая шесть лет вела разработки акустических пеленгаторов для противовоздушной обороны.

Надо отметить, что техника звукоулавливания к этому времени значительно усовершенствовалась, на смену бойцам-«слухачам» пришли электроакустические системы, воспринимающие только инфразвуковую часть спектра. Тем не менее на этом совещании выступил научный руководитель работ профессор С. Я. Соколов и заявил, что дальнейших путей совершенствования этой технологии он не видит.

В ГАУ приняли решение «акустическую тему» закрыть, но предложить ЦРЛ продолжить разработки в направлении радиотехнических методов обнаружения самолётов. Директор ЦРЛ Д. Н. Румянцев (на фото ниже) на предложение военных ответил кратко: «Если мы в течение нескольких лет не решили важную для ПВО проблему обнаружения самолётов с помощью акустики, то какое у нас право оставаться в долгу у государства, народа и партии и не взять на себя обязательство попытаться решить эту проблему радиотехникой?»

Уже в октябре этого же года был заключён первый в Советском Союзе договор на НИОКР в области радиолокации, предусматривающий систематическое финансирование работ. Руководителем работ назначили Ю. К. Коровина. В декабре всё было готово к проведению первых испытаний аппаратуры в Ленинграде на территории Гребного порта, но из-за непогоды испытания перенесли на январь 1934 года. Приведу выдержки из отчёта Ю. К. Коровина об испытаниях:
«1. Пеленгация самолётов на дециметровых волнах возможна при высокочастотных мощностях порядка десятков ватт и волне 10–20 см на расстоянии 8–10 км. Вывод основан на результатах, полученных с мощностью 0,2 Вт на волне 50 см.
2. При мощности в антенне 0,2 Вт и длине волны 50 см расстояния до обнаруживаемого самолёта составляли 600—700 м…».
Итак, смотрим на дату отчёта об испытаниях: первый в СССР радиолокатор «родился» в январе 1934 года, то есть за год до своего английского «собрата», разработанного Робертом Уотсоном-Уаттом.