Если смотреть на Европу по её же каналу Euronews, то ситуация обрисовывается апокалипсическая. Кризис. Массы безработных. Борьба трудящихся за свои права. Ну, как если бы антенна проникла в прошлое и ловит – как в «Контакте» Сагана – передачи советских пропагандистов начала семидесятых… А если бродить по самим священным камням, кризис не ощущается. Точно так же, как и во времена процветания, магазинчики на юге Европы закрываются на сиесту на полчаса раньше, а открываются часом позже. Точно так же римские таксисты норовят проехать по трамвайным путям и, бережно храня нравы чичероне, тысячелетиями обирающих паломников, пытаются обсчитать седока. И толпа барселонских болельщиков хоть и многочисленна и шумна, но не агрессивна…

В Греции есть всё, включая забастовки…
В Греции есть всё, включая забастовки…

А ведь посмотришь на статистику Европейского союза – и ужаснешься. В зоне хождения евро безработица в мае 2013-го перевалила за 12%, а в июне достигла 12,1%. В целом по странам ЕС она стоит на отметке 10,9%. Рекордсмены – Испания и Греция: 26,9% и 26,8% соответственно. А вот в работящих и пунктуальных германских странах безработица чрезвычайно низка: в Австрии – 4,7%, в Германии – 5,3% и в Люксембурге – 5,7%. Это притом, что климат у южан мягче, и расходы энергии – ниже… Да и обширная береговая черта в незамерзающем море присутствует – возможность круглогодично пользоваться самым эффективным морским транспортом (на чем основывалось хозяйство и античной Эллады, и универсальной империи Карла V). Так что говорить, вслед за Шпенглером и его «Закатом Европы», об упадке Старого Света явно не стоит. В этих краях, хоть и частично объединенных под скипетром брюссельских бюрократов, живут очень разные люди. Которые по-разному работают и пожинают очень разные плоды…

Эллада осталась без казённого ТВ
Эллада осталась без казённого ТВ.

Да и евробюрократы порой публикуют поразительно интересные документы, почему-то не попадающие в поле зрения СМИ «общего интереса». Один из них – Digital Agenda Scoreboard 2013. Пухлое собрание информационных графиков с пояснительными текстами. И картинки эти вводят в когнитивный диссонанс. Или, как говаривает продвинутая молодёжь, «рвут шаблон». Итак, что у нас там в Европе? Безработица… Греки государственный телеканал разогнали. Выпорхнувшие на свободу казённые эллинские видеопропагандисты трогательно верещат по этому поводу. (Хм, а ведь интересный пример…) Скорбят об участи оркестра данной телекомпании. Но ведь работы в Европе – навалом! И работы квалифицированной. И – неплохо оплачиваемой.

Соотношение вакансий и выпускников «цифровых специальностей» в ЕС 2011–2015 годах.
Соотношение вакансий и выпускников «цифровых специальностей» в ЕС 2011–2015 годах.

Вот, посмотрим на график выше. Это количество незанятых вакансий в сфере информационных технологий, соотнесенных с числом выпускников по этим специальностям. Учтённое с 2011 года по настоящий момент и экстраполированное до 2015-го. И на графике этом мы видим, что число выпускников ИТ-специальностей стоит на одном уровне – чуть больше ста тысяч человек по всем странам ЕС, а вот вакансии прирастают – с четверти миллиона в 2011 году до почти девятисот тысяч, ожидаемых в 2015-м.

Распределение ИТ-занятости и ИТ-вакансий по отраслям экономики ЕС по данным Евростата
Распределение ИТ-занятости и ИТ-вакансий по отраслям экономики ЕС по данным Евростата.

То есть мы видим интересный парадокс. Вроде бы в Европе – безработица. В целом по Евросоюзу – 26 405 000 человек, в зоне хождения евровалюты – 19 222 000 душ. И – одновременно – полмиллиона незанятых рабочих мест в области ИТ. Еще на одном графике мы можем увидеть, в каких странах ЕС в 2011 году заполнение вакансий происходило легко, а где – испытывало значительные трудности. Как видим, компьютерщиков не хватало во вполне благополучных Австрии, Британии Исландии, Швеции…

В каких странах ИТ-вакансии заполнялись с трудностями - и без таковых
В каких странах-ИТ вакансии заполнялись с трудностями – и без таковых.

Итак, сначала выводы общие. Работа не обязательно бежит из стран с высоким уровнем доходов. Германия с ее среднедушевыми $41 514 в год – одна из самых благополучных в смысле занятости стран Европы. Имеет превосходное промышленное производство (у изделий тамошнего автопрома недостаток один – цена). В Испании же, где и доходы меньше на треть – $29 195 в год – и климат теплее, безработица рекордная… И греки с доходами в $22 083 на голову (впрочем, упавшими до этой величины за пять лет с $30 399) в безработице мало чем уступают испанцам. (Поясним, что тут мы приводим «честные» доллары – те, в которых доход россиянина исчисляется $14 037 в год – в полтора раза меньше, чем у терзаемого кризисом эллина…)

И хотя на первом плане мы видим кризис финансово-циклический (так его назвать, что ли?), учинённый и алчными финансистами, инвестирующими в пузыри и пирамиды, действующими рука об руку с политиками, подкупающими не занятых действительно полезным трудом избирателей бюджетными деньгами (часто взятыми в долг), на самом деле здесь – Кондратьевская волна, «длинный цикл», о которой давным-давно рассказывала бумажная «Компьютерра». Замена технологических процессов. Интенсификация, механизация и роботизация сельского хозяйства: когда-то аграриями было подавляющее большинство населения, а теперь – единицы процента от силы… Унификация производств (сколько у нас платформ в ИТ-мире – “Винтель”, “Андроид”, “фрукт”, “Линукс”). Широчайшее внедрение массовых технологий (добротная пластмасса в салонах дорогих авто, скрипучая – в дешёвых), замена точным литьём и штамповкой резания и точения резко сокращает нужду в индустриальных рабочих. Автоматизация офисных техпроцессов процессов способна быстро уменьшить необходимое количество «офисного планктона»… Точно так же, как когда-то медь упразднила самых талантливых обтёсывателей каменных топоров, а железо корпусов списало на берег корабельных плотников. Ну а теперь возникает нужда не в кузнецах и машинистах, а в специалистах ИТ-технологий. Которую Европа вряд ли сможет покрыть сама: есть чисто субъективные сомнения, что 26 миллионов безработных политкорректнейшего Старого Света сумеют переквалифицироваться в электронщиков, аналитиков, программистов. И вот это – интересный шанс и для отечественных ИТ-предпринимателей, и для отечественных программистов.

Предпринимателей – тех, кто экспортирует программное обеспечение и услуги в области информационных технологий, – должен заинтересовать соседний с нами европейский рынок. Специалистам могут вполне подойти европейские вакансии; Германия, скажем, охотно выдает рабочие визы компьютерщикам, и кое-кто из читателей бумажной «Компьютерры» такой возможностью воспользовался: программирует промышленных роботов, пишет алгоритмы управления химическим оборудованием, обсчитывает надежность деталей бюджетных авто (чтобы не служили они дольше положенных десяти лет). Но есть тут одна деталь. Заложенная структурой советского образования. Автор этих строк много раз ставил его в пример образованию постсоветскому. Но в советском наробразе был глубочайший дефект по сравнению с образованием дореволюционным. Это преподавание языков. Не беря даже гимназии с их языками классическими, ограничимся реальными училищами и училищами коммерческими, подготовкой будущих инженеров и предпринимателей. Человек выходил из них с тремя живыми европейскими языками уровня fluent, говоря по-нынешнему. Тратить время на язык в вузе – это наследие «рабфаков», «классово близких» специалистов с образованием высшим, но без среднего. И вот нормальные языковые данные потребуются от тех, кто захочет и выйти на европейский рынок с ИТ-продукцией, и поискать там работу (что имеет смысл прежде всего для молодежи из провинции)… Так что пусть об этом задумаются и молодые родители.