Семь десятилетий советской власти сыграли с немалой частью населения России скверную шутку. Тем, кто верил агитпропу, окружающий мир казался объединённым в злобной решимости сокрушить «родину пролетариев всего мира». Ну а диссидентствующим окрестные страны представлялись заселёнными исключительно ангелочками в белых одежонках, а их спецслужбы – денно и нощно радеющими об освобождении советских людей от коммунистического ига. Но действительность – совершенно иная (как, впрочем, писали и Маркс, и Ленин…). Страны вокруг населены обычными людьми со вполне шкурными интересами. И государства конкурируют между собой в экономической сфере так же, как и отдельные люди и фирмы. Только то, что для людей называется преступлением – убийство, кража информации, для государств есть славные и достойные война и разведка.

Про программу Prism «Компьютерра» уже писала, и, кажется, со всех мыслимых сторон. Но вот в треволнениях о судьбе рассказавшего о ней Эдварда Сноудена (рассказавшего, в общем-то, секрет Полишинеля), предоставить политическое убежище которому жаждут и государственники, и правозащитники, и фрондирующие интеллигенты, как-то незамеченным оказался ИТ-скандал, который тряс Германию на этой неделе. Оказывается, пока янки собирали с помощью Prism метаданные и раскапывали в них полезную информацию, их островные кузены проделывали то же самое, но с куда большей наглостью, в рамках программы Tempora.

Центр правительственной связи был бы идеальной мишенью…
Центр правительственной связи был бы идеальной мишенью…

Британцы, как известно, чтут традиции. Их компьютер времён Второй мировой, предназначенный для решения задач криптоанализа, звался Colossus – «Колосс». И его внучка получила имя, заимствованное из античной культуры. Témpora sí fuerínt núbila, sólus erís… «Мрачное время настанет, пребудешь один…» Это Публий Овидий Назон. Это его Tristia, «Скорби», I, 9, 6… Один из самых пронзительных и экзистенциальных текстов европейской культуры. Им разрывал душу и себе, и читателям недавно ещё жизнерадостный автор “Ars amatoria”, «Науки любви», сосланный в Золотой век Августа тогдашними блюстителями традиционной морали на берега Эвксинского Понта. Трагедия человека, которому – за тысячелетия до «Процесса» Кафки и тоталитарных режимов ХХ века – ломает жизнь государство. Название, заставляющее задуматься о вечной сути государства.

И ещё имя Tempora прекрасно указывает на метод, используемый Government Communications Headquarters (GCHQ), Центром правительственной связи Великобритании, для воровства информации. Дело в том, что английские тихушники подсоединились к трансатлантическим волоконно-оптическим кабелям и организовали перед ними временный шлюз. В нём три дня хранится весь трафик (и телефонный – шестьсот миллионов телефонных разговоров в день, и интернет), а сопровождающие его метаданные – целый месяц. И объём собираемого и обрабатываемого трафика был куда больше, чем у пресловутой Prism. Во что, кстати, верится легко. Оглашённый бюджет американской «Призмы» – всего лишь 20 мегабаксов в год. Британия же, хоть и не та она, что век назад, может выделить и побольше. И если по поводу Prism пошёл лишь вялый, общечеловечно-правозащитный скулёж, то Tempora разозлила и власти небедной и влиятельной в ЕС Германии, которая также являлась объектом слежки. Читать перебранку – одно удовольствие.

Министр юстиции Германии Сабина Лёйтхойссер-Шнарренбергер обозвала «Темперу» «Голливудским кошмаром». Земельный министр юстиции Гессена Йорг-Уве Хан красочно позиционировал Великобританию в Евросоюзе как «информационную пиявку»… «Зелёный» Константин фон Нотц заговорил о нарушениях международного права и стал грозиться обращением в Европейский суд. Еврокомиссия потребовала объяснений от Великобритании.

Впрочем, на фоне видимого гнева много и странностей. Официальный представитель бундесправительства Штеффен Зайберт заявил, что о программе Tempora федеральные власти узнали, лишь прочитав The Guardian. Но в то же время ни в Федеральном ведомстве по охране конституции, ни в Федеральном ведомстве по безопасности в сфере информационной техники (BSI) громких отставок не последовало (а ФРГ – страна странная: сядет там глава церкви за руль, испив винца, – и сразу перестает быть главой церкви; ну а поездку на казённой машине по личным делам расследуют построже, нежели в других странах миллиардные хищения…). Так что, похоже, права дама из знаменитого «Хаоса» (широко известный в среде хакеров Chaos-Computer-Club) Констанц Курц, говорящая, что о существовании подобных Tempora программ известно давно. Другое дело, что политика – искусство возможного; и политики ФРГ, скорее всего, молчали о проблемах, на которые были бессильны повлиять, и заверещали, лишь когда проблемы эти независимо от них стали достоянием почтенной публики.

Опытная Констанц Курц из «Хаоса» от спецслужб добра и не ждала…
Опытная Констанц Курц из «Хаоса» от спецслужб добра и не ждала…

Итак, что там у нас в «сухом остатке»? Не только находящиеся на вершине планетарной пищевой пирамиды США, но и связанная с ними по итогам мировых войн «особыми отношениями» Великобритания ведут массированную электронную слежку за населением стран, формально связанных с ними союзными отношениями. Возможно, при этом действительно преследуются и цели борьбы с терроризмом, но мы писали, как наплевательски отнеслись к доброкачественной информации от ФСБ, что и привело к Бостонскому теракту… Так что опять-таки терроризм – похоже, мишень не единственная.

Так почему так возбудились германцы? Что, испугались кражи личных фото? Хм, совсем слабо одетые немки изобилуют на всех пляжах… Нет, дело не в этом. Скорее всего, в «коллективном бессознательном» Бундесреспублики проявляется забота о такой абстракции, как DAX, Deutscher Aktienindex, свёртка цен акций 30 германских компаний. С котировкой которых на фондовой бирже Франкфурта-на-Майне вполне могут произойти малоприятные вещи, узрей деловитые ребята с Лондонской фондовой биржи нечто, не предназначенное для их глаз (механизм в общих чертах известен со времён битвы при Ватерлоо; Мальтус тогда деньги потерял, а Рикардо – изрядно заработал…). А поверить, что информация из Центра правительственной связи не перетечёт в Сити, могут лишь те либералы, образование которых не включило «Дневников Сэмюэля» Пипса (стандартное прикроватное чтение в Англии), в которых рассказано много занятного о славном прошлом британской коррупции…

Прочитавший Пипса будет смотреть на англичан трезво…
Прочитавший Пипса будет смотреть на англичан трезво…

Но оставим игры нездешних политиков и поговорим о более важном. О том, какое влияние этот скандал окажет на ИТ-отрасль. А оно, похоже, может быть немалым! Прежде всего, необходимо изменение подходов к защите информации. Пересылая с дачного столика проверенные отчёты бухгалтеру в город через мобильного провайдера, мы не знаем, по какому пути они пробегут. Может, и через шлюзы, созданные по программе Tempora… И если списки листов шифера и банок акриловой краски, подписанные автором этих строк, не заинтересуют даже шотландских церковных мышей, то корпорация, акции которой котируются на LSE или продукция которой торгуется на LME, может оказаться лакомым куском даже для жирных котов из Сити. А ежели в одном месте прибудет, в другом обязательно убудет… И информацию надо защищать не только от вирусов. Не зря же бытовавший в бумажной «Компьютерре» раздел «Компьюномика» уделял столько внимания криптографии.

Криптографией на таком железе не убережёшься даже от Colossus, не то что от Tempora
Криптографией на таком железе не убережёшься даже от Colossus, не то что от Tempora

Отказаться от интернета – невозможно. Это значит подорвать свою конкурентоспособность. А интернет – глобален. В принципе. Всё, что в него попало, может мгновенно оказаться в любой точке планеты. Значит, надо шифровать то, что не предназначено для чужих глаз! Нужны более мощные алгоритмы. Реализующее их программное обеспечение. Мощные процессы и объёмная память. Ведь не зря дедушка Colossus был создан для криптоанализа! Ну а пожадничавшим мирозданием предусмотрена Darwin Awards!