По оценкам экспертов, объём российского рынка знакомств через интернет за прошедший год превысил 2 млрд. руб. Чтобы узнать больше о растущем сегменте и о перспективах запуска стартапов в нём, мы поговорили с Дмитрием Филатовым, основателем сервиса знакомств и рейтингования фото TopFace, добившегося признания у 47 млн пользователей по всему миру.

crop_source_middle_876786В начале 2010 года вы купили приложение «Лице-мер» – это событие вы часто называете отправной точкой развития TopFace. Расскажите, как шло преобразование сервиса – это был ребрендинг?

Мы хотели сделать приложение для знакомств на сайте “ВКонтакте”, и “Лицемер” просто подходил для нас – в плане аудитории и близости к знакомствам. Но с его помощью можно было лишь отправлять оценки фотографиям других людей, даже сообщения нельзя было писать.

Так что ребрендинг, по сути, не был ребрендингом – “Лицемер” до сих пор работает во “ВКонтакте”. Мы просто запустили новое приложение и пригласили туда пользователей старого. Часть осталась, часть перешла. Это решение было необходимо для выхода на западные рынки, да и многие рекламодатели были не в восторге от идеи размещать свой бренд в приложении с таким названием.

Сейчас мы редко рассматриваем возможности покупать какие-то новые сервисы – нам проще приложение сделать самим, так как чужой код всё равно придётся переписывать фактически с нуля. В момент же покупки “Лицемера” мы мало что понимали в интернет-бизнесе и, скорее всего, сделали правильный ход, так как в итоге сделка по приобретению “Лицемера” продвинула нас вперед в понимании многих вопросов, главным образом, виральности в социальных сетях.

Идея сервиса знакомств, конечно же, не может быть очень оригинальной. Почему вам казалось, что проект “выстрелит”?

Да, сервис знакомств не может полностью претендовать на уникальность. Но у нас есть ряд особенностей, которые мы точно ни у кого не заимствовали: с самого начала знакомства у нас были основаны на оценке чужих фотографий – акцент исключительно на визуальное восприятие, а не на анкетные данные. Мы соединяем людей на основе их взаимных симпатий ко внешности друг друга и делаем это лучше всех. Мы знаем, кто на фотографии выглядит красивым, а кто – не очень-то привлекательным, и, исходя из этого, фильтруем людей. TopFace – очень простой сервис, один из самых простых на этом рынке, именно поэтому, я думаю, мы универсальны и популярны у миллионов людей.

Потребность в знакомствах у многих людей есть всегда, и я сам пользовался подобными сервисами до того, как начал заниматься интернет-бизнесом. В начале 2010 года был бум социальных игр и приложений в сети “ВКонтакте”, и мы чётко понимали, что знакомства являются одним из самых привлекательных сегментов. На первом этапе была идея просто сделать «Мамбу для “ВКонтакте». Сейчас уже понятно, что эта идея провальна: традиционные сервисы знакомств неуспешны в социальных сетях.

А на какие деньги был куплен «Лице-мер» и развивался TopFace?

Это были деньги учредителей и одного финансового партнёра, долю которого мы выкупили в конце 2010 года. В “Лице-мер” и Topface было вложено около 1,5-2 млн долларов.

Сегодня вы рассматриваете вариант привлечения инвестиций?

Да, мы постоянно общаемся с инвесторами, пару раз даже почти сделали первый раунд. Но Topface – далеко не первый наш проект, и мы хорошо знаем, что чем больше людей влияет на важные для компании решения, тем медленнее она начинает двигаться. С другой стороны, мы вышли на прибыль ещё в 2011-м году и сейчас можем спокойно развиваться без привлечения внешних ресурсов. К тому же отсутствие лишних денег заставляет нас быть очень эффективными и не расслабляться ни на минуту, что довольно критично для успеха в интернете.

Значит, в целом вы – за бутстрэппинг?

Я в целом за то, чтобы создатели компаний были самостоятельными в своих решениях и не попадали в кабалу к инвесторам. К сожалению, на определённом этапе интересы основателей и инвесторов начинают расходиться: в долгосрочной перспективе основатели стремятся развивать свой бизнес как можно быстрее, так как хороший предприниматель отождествляет себя со своей компанией, а инвестор видит целью диверсифицировать риски, вкладывая прибыль в другие проекты. Это порождает массу конфликтов. Если инвестор адекватен и не оказывает давления на основателей, такое сотрудничество может быть полезно для компании. К сожалению, в России таких инвесторов почти нет.

Вы изначально сделали ставку на рекламную модель и потом подключили модель freemium. На ваш взгляд, насколько российские интернет-пользователи готовы платить за контент? Есть мнение, что российская аудитория «избалована» бесплатным контентом…

Изначально мы зарабатывали в основном на рекламе, сейчас доля доходов от пользователей уже больше рекламных и постоянно растёт. Конечно, чем дальше на Запад, тем больше пользователи готовы платить в интернете. С другой стороны, один из самых высоких ARPU (средняя выручка в расчёте за абонента) у нас в “Одноклассниках” – даже выше, чем в среднем по Facebook (в отдельных странах, например в США и Великобритании, ARPU, конечно, выше).

Как TopFace использует механизмы геймификации?

Topface изначально построен на игровой механике – оценке фотографии, зарабатывании поощрений, бейджей. Мы вообще считаем себя развлекательным сервисом, а не серьёзным сайтом знакомств с огромными опросниками. Люди часто заходят к нам просто убить свободное время, которого у них становится всё больше и больше.

Значит, на TopFace довольно «лёгкие» знакомства?

Думаю, тут всё зависит от ситуации. У нас часто бывают свадьбы – нам присылают благодарственные письма. Особенно поразила история о том, как парень из Турции сделал предложение девушке из Мексики – такая трансконтинентальная lovestory. Мы даже решили запустить специальный мини-проект, чтобы собирать эти истории и рассказывать о них. Думаю, в мае будет анонс.

Расскажите об аудитории TopFace. Кто сегодня предпочитает знакомиться онлайн?

У нас изначально было почти паритетное соотношение между мужчинами и женщинами в основном от 20 до 30 лет (такая же статистика и в социальных сетях). Я бы сказал, что структура аудитории почти не меняется.

Ощущается ли какой-то консерватизм и скепсис в отношение знакомств по интернету?

Консерватизм ощущается только у продвинутой интернет-аудитории, которая успела посидеть на многих сайтах, которые, к сожалению, подпортили имидж отрасли засильем «платной любви». Массовая аудитория социальных сетей не находится под влиянием этих предрассудков и с удовольствием находит интересных для себя людей через нас.

Значит, появившуюся в последнее время “моду” на интернет-стартапы вы оцениваете, скорее, негативно? Сами участвуете в стартап-“тусовке”?

Я думаю, для начинающих предпринимателей эти тусовки имеют какой-то смысл. Для всех руководителей компаний, у которых есть серьёзный опыт, это, конечно, просто потеря времени. Для меня день, проведённый на тусовках или конференциях, обычно по ценности равен часу, проведённому в офисе. Более того, я сознательно ограничиваю все внешние информационные потоки, так как в них намного больше мусора, который занимает ресурсы мозга, чем реально полезной информации.

Какие новые тенденции в развитии социальных сетей вы видите сегодня?

Визуализация и упрощение алгоритмов пользовательского поведения. Люди в интернете всё меньше хотят читать и всё больше хотят смотреть; самый яркий пример данного тренда – Instagram. И всё упрощается: люди не хотят думать, что им надо сделать в следующий момент, – сервис это должен делать за них. Мы делаем много экспериментов, чтобы понять, как лучше вписаться в эти изменения. В ближайшие месяцы мы увидим, какие модели будут наиболее успешными, но они точно будут отличаться от всего, что существует в традиционных сервисах знакомств.


TopFace удалось быстро расширить аудиторию за счёт «вирусного» эффекта. Какие инструменты вы посоветовали бы применять, чтобы запустить «сарафанное радио»?

Мы делали несколько десятков вирусных сервисов для социальных сетей, например аналог известного сейчас приложения Bang with friends (задолго до него и намного успешнее), где надо выбирать друзей, с которыми вы хотели бы заняться любовью.

Чтобы вирус хорошо работал, у него должно быть две составляющие: интерес пользователей и каналы доставки. То есть вирус должен реально “цеплять”, и при этом его рост должно быть подкреплен адекватными каналами распространения. Например, через электронную почту делать это практически бесполезно. Если посмотреть под другим углом, для людей есть всего три мотивирующих фактора, чтобы распространять вирус: интерес/полезность сервиса, взаимодействие с друзьями и бонусы за распространение. Идеальный вирус использует все три варианта.

В целом, вы сыграли на каком-то общем веянии или сами были тренд-сеттерами?

Мы, естественно, следим за тем, что происходит в этой области, в основном в Facebook. Но по большому счёту мы сами – одна из самых сильных команд в вирусном росте в мире: мало кому удаётся на протяжении нескольких лет успешно этим заниматься, подстраиваясь под всё новые ограничения социальных сетей.


Расскажите о международном развитии проекта. Какова Ваша стратегия соперничества с Badoo, Zoosk, Twoo?

Мы всегда с интересом смотрим за конкурентами, но редко с ними сталкиваемся напрямую. С Badoo у нас принципиально разные сегменты – мы работаем в основном в социальных сетях, где Badoo не работает. Zoosk концентрируется на американском рынке, который у нас пока занимает всего несколько процентов, Twoo – очень молодой проект, который взлетел в начале прошлого года за счёт перекачивания аудитории с студенческого сайта netlog.com и был быстро продан Match.com. Что будет с ним дальше, пока вопрос.

Что касается нашего международного развития, TopFace остается универсальным. У отдельных стран есть, конечно, своя специфика – например, турецкие мужчины намного активнее женщин, и мы учитываем это в наших интерфейсных решениях. В остальном сервис практически не отличается в разных странах.

Вы относитесь к TopFace как к делу жизни? Есть ли мысли о том, чтобы продавать сервис?

Topface – это, конечно же, бизнес. Для меня принципиально то, что именно этим бизнесом мне действительно нравится заниматься: нам удалось создать такой коллектив и атмосферу, ради которых просыпаться с утра очень легко. И, конечно, бизнес должен приносить прибыль, так как это позволяет развиваться и заниматься тем, что действительно тебе интересно, а не тем, к чему вынуждают тебя обстоятельства. Это вопрос свободы, в конечном итоге.

Наверняка проводились какие-то оценки компании. Вы могли бы раскрыть примерные показатели?

За последний год мы получили несколько офферов с оценкой в несколько десятков миллионов долларов.

Какие планы у TopFace на ближайшее время?

Мы собираемся активно развиваться в Латинской Америке и хотим попробовать свои силы на Востоке – в частности, в Китае.

Я думаю, массовый дейтинг будет упрощаться и всё больше использовать умные алгоритмы для подбора людей, которые вам действительно интересны. Наше идеальное будущее – это когда для того, чтобы найти интересного вам человека, вы не идёте в ночной клуб, а включаете приложение на телефоне.