«Software eats retail». На днях венчурный инвестор Марк Андриссен опять повторил свою коронную фразу. Те, кто до сих пор тратит время на развитие традиционных розничных форматов, скоро вылетят из бизнеса, уступив место нормальным ребятам, которые заняты электронной коммерцией. Услугами интернет-магазинов будут пользоваться абсолютно все покупатели, так что долгосрочные возможности для роста онлайновой торговли совершенно очевидны и просто не обсуждаются. Розница в привычном понимании находится на последнем издыхании. А розничные сети — вообще нежизнеспособные структуры, страдающие неизлечимыми экономическими болячками. Торговые площади и товарные запасы — бремя, с которым им удается справляться лишь при помощи заемного финансирования. Только толкни и — сети повалятся, поскольку их финансовая модель никуда не годится. И вообще софт сожрет ритейл.

Таковы, в вольном пересказе, тезисы Андриссена, изложенные им в беседе с Сарой Лейси, журналисткой PandoDaily — ресурса, посвященного стартапам и, шире, самым интересным событиям, так или иначе связанным с Кремниевой Долиной.

Нет ничего удивительного, что на громкие заявления Марка тут же налип колоссальный снежный ком из комментариев. Все прогрессивное онлайновое человечество с удовлетворением потирает руки. «Как Марк им врезал! Ай молодца!». Реалисты, которых тут же обзывают ретроградами, пытаются воззвать к здравомыслию, но их тут же затыкают. Да кто вы такие? Сам МАРК АНДРИССЕН вынес приговор всем этим вашим вонючим супермаркетам и унылым железобетонным торговым центрам! Сидите и не вякайте!

Спору нет, Марк Андриссен — личность легендарная. Как-никак, соавтор первого нормального браузера NCSA Mosaic. И, конечно же, настоящий боец. Кое-кто еще помнит, что именно Марк с Netscape наперевес противостоял Microsoft в «великой схватке браузеров». К тому же Андриссен увенчан не только прежними наградами, но и вполне актуальными победами. Сегодня он по праву считается одним из самых успешных венчурных капиталистов. И это, без сомнения, добавляет веса его словам.

Основав вместе с Беном Хоровицем фонд Andreessen Horowitz, Марк быстро заработал репутацию гения рисковых вложений в стартапы на ранних стадиях. Сегодня в портфеле у Марка и Бена более 90 активов, в том числе доли в Facebook, Twitter, Pinterest, Airbnb, Foursquare… Фонд работал с Groupon, Zynga, Instagram. А уж своевременные вложения в Skype и последующий exit — просто классический пример венчурного инвестирования, который так и просится в учебники: вложив в 2009 году $50 млн, Андриссен и Хоровиц спустя два года получили в четыре раза больше — после того как Microsoft приобрела Skype за $8,5 млрд.

Еще один немаловажный штрих. По имеющейся информации, Andreessen Horowitz уже практически расплатился с акционерами, принимавшими участие в формировании фонда. Не частый случай, когда инвесткомпания, работающая с рисковыми активами, за три с половиной года умудряется вернуть вкладчикам средства, взятые «на вырост».

Такому человеку хочется верить. Но любые громкие заявления, как известно, хороши только для заголовков СМИ. А вот правда жизни — всегда скучнее.

Никто не спорит, бурный рост интернет-торговли очевиден. Это отчетливо фиксируемый тренд, особенно заметный в развитых странах с высоким уровнем развития широкополосного и мобильного доступа в Интернет, современных финансовых сервисов, логистики и — с соответствующим же индексом благосостояния граждан. Правда, по данным Y-Charts на долю онлайновых магазинов в США сегодня приходится… чуть более 5% от всех розничных продаж. Проще говоря, динамика у молодого сектора электронной коммерции просто отменная. Но вот с количественными результатами всё несколько иначе. Вероятно, именно поэтому глупенькие «Retail guys», которые согласно приговору Андриссена вот-вот вылетят из бизнеса, намерены еще помучиться.

Доля онлайновой торговли в общем "пироге" американского ритейла не превышает 5,2%.
Доля онлайновой торговли в общем “пироге” американского ритейла не превышает 5,2%.

Нет, разумеется, на месте Анриссена любой другой поступил бы точно так же. Мало того, как интернет-инвестор он просто ОБЯЗАН подбрасывать в топку своего паровоза самый трескучий уголь. Если вкладываешься в онлайновые стартапы — хвали Интернет, повышай градус оптимизма и прилюдно копай могилу офлайновому врагу.

В активе Андриссена — харизма, напор и ёмкая формула. (Кстати, «Software eats retail» в устах Марка очень напоминает слоган основателя Salesforce.com Марка Бениоффа «The End of Software», обращенный к производителям проприетарного программного обеспечения). Так что яркий тезис Андриссена наверняка поднимут на свои знамена и российские интернет-торговцы. Но я бы на их месте не спешил. Потому что если даже предположить, что предсказание Марка вскоре сбудется применительно к США, это еще не будет означать столь же скорой победы «онлайна» над «офлайном» в нашей стране.

На самом деле лучшее, что я могу сделать, так это поставить точку и адресовать читателя к весьма аргументированной статье предпринимателя Евгения Бутмана «On/Off», опубликованной не так давно в Бизнес-журнале и на сайте «Национальной деловой сети».

«Твердая уверенность в том, что интернет-розница вот-вот победит сначала независимые магазины, а в скором времени — и розничные сети, появилась в 1999 году, когда обороты крупнейших онлайн-магазинов уже оценивались десятками миллионов долларов. Примерно такой же объем продаж могла показывать по итогам года средняя розничная сеть. Сегодня все вокруг только и говорят об Интернете. Однако годовой оборот крупного веб-магазина в России ныне может оцениваться, скажем, сотней миллионов рублей. А выручка крупнейших федеральных розничных сетей, согласно отчетам, выражается уже сотнями миллиардов. О чем это говорит? О том, что за одно и то же время, несмотря на «бум Интернета», выручка веб-магазинов в нашей стране выросла в разы, а обороты розничных сетей — на порядки», — пишет Бутман, бизнесмен с более чем двадцатилетним стажем, основатель сети re:Store, а ныне — инвестор, успевший только за последний год вывести на российский рынок несколько ярких розничных концепций.

Если хотите знать мое личное мнение, то я уверен: аргументов в пользу того, что традиционный ритейл в нашей стране будет «мучиться» еще очень долго, — предостаточно. Возможно, этот рынок будет потихоньку «загнивать». Но — к полному удовлетворению акционеров традиционных розничных сетей, да и покупателей тоже.

Приведу список ключевых аргументов, понимая при этом, что мы говорим о рынке МАТЕРИАЛЬНЫХ товаров, а не о «цифре» — этот товар УЖЕ ушел в Интернет, где ему самое место.

1. Интернет пока бессилен обеспечить тактильный контакт потребителя с товаром. А это ключевой эмоциональный элемент покупки.

2. Материальный товар в онлайне невозможно попробовать. Все телевизоры на сайтах выглядят одинаково. И только в торговом зале традиционного ритейлера вы обнаружите, что удивительно дешевый китайский телеприемник не обеспечивает и пятой части той яркости, контрастности и насыщенности изображения, которыми по праву гордятся Sony и Samsung. Те же самые проблемы — с джинсами, пуховиками, ботинками…

3. Покупка в Интернете не сопровождается развлечениями. А в этом, что ни говори, сила современного торгового центра.

4. Покупка в Интернете бессмысленна, если товар нужен ПРЯМО СЕЙЧАС. В этом смысле магазин у дома (причем скорее всего сетевой) — персонаж с еще очень и очень длинной биографией.

5. Интернет-торговля — это логистика. Пока российские торговцы оперируют преимущественно в Москве и Питере, давая пенсионерам и отставникам работу, курьеры еще как-то справляются. Но накануне 8 марта, 23 февраля и уж тем более Нового года коллапс курьерской доставки — явление привычное. Хватит ли у нас пенсионеров? И не пора ли думать о снижении, а не о повышении пенсионного возраста?

6. Кто-нибудь прикидывал хотя бы на салфетке, что произойдет, когда не мы будем ехать в места торговли товарами, а ВСЕ купленные товары кто-то будет доставлять нам на дом или в офис? Нет, правда — хоть где-то есть оценка того, как всё это будет функционировать на практике?

7. Сядем в машину и посетим любой российский райцентр. Посмотрим вокруг. Поговорим с людьми. А вернувшись, ответим себе ЧЕСТНО: согласны мы с Марком Андриссеном, или все-таки следует погодить с изготовлением надгробия на скромную могилку традиционного ритейла?

8. Интернет-торговля — технология, доступная не только «правильным пацанам из Интернета». «Retail guys» из классической розницы занимаются ровно тем же самым. И нередко выигрывают по ценам, поскольку обладают куда более весомыми инструментами воздействия на поставщиков. «Намного более дешевый товар» у интернет-ритейлеров в России — это чаще всего фикция. Скорее всего вам подсунут что-нибудь «серое» с непонятной гарантией, а то и вовсе без нее.

9. Интернет-торговля в России (за исключением крупных игроков) до сих пор находится вне сферы постоянного присмотра контролирующих органов. То есть, налицо нерыночные методы конкуренции. Традиционные ритейлеры не устают обращаться к государству с одним и тем же вопросом: «Почему у нас инспекторы налоговой службы и прочие проверяющие днюют и ночуют, а виртуальные «однодневки» пользуются «льготой невнимания»? Все дело в том, что с нас БРАТЬ легче, чем с них?». И что-то подсказывает, что неповоротливая машина госрегулирования скоро проедется катком по правильным пацанам от интернет-торговли. После чего этот сегмент рынка будет выглядеть совсем иначе.

10. Пока у вас немного покупателей и вы торгуете в Москве с виртуальной витрины без склада, заручившись договорами с оптовиками, всё хорошо. Но с ростом бизнеса, по мере выхода в регионы, интернет-магазин неизбежно начнет набирать лишний «вес». Люди, отделы и департаменты, пункты выдачи, склады… Аутсорсинг? Возможно. Но и обычные розничные сети используют услуги внешних подрядчиков. В чем тогда разница, особенно если у офлайнового ритейлера появляется такой же торговый сайт в Интернете?

Этот список можно продолжать и продолжать. А можно остановиться и посмотреть на результаты, которые фиксируют независимые аналитики. Вот короткие цитаты из свежего исследования Data Insight «Российский рынок e-commerce: где потолок?».

«Медленное торможение».

«Темпы роста понемногу снижаются каждый квартал».

«Второй по значимости фактор роста – увеличение количества интернет-пользователей — перестает работать» [первый фактор, по оценкам авторов отчета, — «Рост доли покупающих в онлайне среди ранее подключившихся к Интернету», — Д.В.].

«Если человек не начал покупать в онлайне за первые ~ 7лет, он вряд ли начнет покупать потом».

«Даже среди опытных интернет-пользователей покупки в Сети совершает не более 85% в Москве и 60% в регионах. Видимо, это – потолок. При этом уже сейчас доля пользователей e-commerce составляет 35-40% интернет-аудитории. Значит, даже с учетом роста аудитории Сети количество онлайн-покупателей может вырасти еще в 2,5 раза. Выше 1 трлн. руб. (с нынешних $320 млрд.) рублей рынок e-commerce может вырасти только за счет роста частоты онлайн-покупок, их диверсификации и, возможно, смещения спроса в сторону более дорогих товаров и услуг».

А как вам такая фраза: «… активные рекламные кампании и вирусный эффект за 2 года охватили всех, кто был психологически готов к покупкам одежды в Интернете. Нужна пауза, чтобы «подросло» пополнение?».

И, наконец: «1% оффлайн-продаж продуктов питания [в России] примерно равен всему годовому росту рынка e-commerce. При этом: лидер сегмента оптимизирует косты, свертывает инфраструктуру и не увеличивает продажи [насколько я понимаю, речь идет об «Утконосе», — Д.В.].; ряд проектов закрылись в 2011-2012 гг.; офлайновые ритейлеры приходят в онлайн…».

Ну, довольно. Гаджеты, книги, софт, кино — всё это будет и дальше прекрасно продаваться в онлайне. Костюмы, кроссовки? Тут уже сложнее, хотя есть варианты что-то придумать (и кое-что уже придумывается) по части снятия мерок и минимизации возвратов не подошедшего товара. Но докторская колбаска, которую мы придирчиво выбираем по цвету к субботнему завтраку и свежие овощи? Вот это вряд ли.

Впрочем, это всё «бытовые» выкладки. А вот если заглянуть в те места, где перспективы розницы обсуждают не инвесторы и не стартаперы, а ПРОФЕССИОНАЛЫ розничного рынка, можно узнать кое-что интересное.

На самом деле «противоборствующие стороны» практически договорились о том, что победит не «нахальная» интернет-розница и не «традиционная» торговля. Возникнет нечто среднее, промежуточное, новое. Что-то мультиканальное, мультиформатное.

Что это будет на практике — пока мало кто знает. Кто придет в эту точку раньше — тоже большой вопрос. Мальчики из Интернета резвы и подвижны. На их стороне смелость и азарт. Но за спиной розничных сетей — вымуштрованные производители, натренированные дистрибьюторы и колоссальные финансовые ресурсы. Не говоря уже о возможностях привлечения заемного финансирования под… те самые недвижимые активы и товарные запасы, которые Андриссен считает камнем, привязанным к ногам утопленника.

Марк Андриссен — он, конечно, великий инвестор. Но зачем же стулья ломать? К тому же поломать стул, на котором в России сидит традиционная розница, у «пацанов из Интернета» в ближайшее время точно не получится. Можно ножку сломать. Не у стула — свою.

Набить до верху телегу в супермаркете — что может быть приятнее для нашего человека, который всё еще помнит очереди и дефицит? Интернет такой силы ощущений пока не даёт...
Набить до верху телегу в супермаркете — что может быть приятнее для нашего человека, который всё еще помнит очереди и дефицит? Интернет такой силы ощущений пока не даёт…

P.S. В репликах читателей к одной из многочисленных статей, спровоцированных высказываниями Андриссена, появился такой комментарий: «Этот парень, видимо, не очень любит шопинг». Похоже, так и есть. Ну, а в России, между нами говоря, приходится учитывать еще и такой фактор, как… не слишком передовые умонастроения масс. Культурная программа на выходные — приятное семейное времяпрепровождение в торговом центре, где чисто, красиво и можно почувствовать себя человеком. А вечером — концерт Петросяна по телевизору. Интернет этой радости нашему человеку дать пока не может. Хотя технически в онлайне доступны и концерты Петросяна, и товары повседневного спроса…

P.P.S. P.S. Взглянуть на ситуацию под другим углом можно в статье Евгения Золотова «Высшая мера для мелкого торговца: куда уходит розница?», на сайте “Национальной деловой сети”.