Европейская комиссия, вслед за своими американскими коллегами – Федеральной торговой комиссией США – объявила, что дала согласие на слияние EMI и Universal, а точнее – поглощение первого лейбла вторым.

Лет десять-пятнадцать назад всё это показалось бы невообразимым: мегакорпорации, контролировавшие исполинских размеров активы интеллектуальной собственности, стянувшие под себя тысячи и тысячи лейблов поменьше, EMI и Universal казались незыблемыми колоссами, способными купить весь мир несколько раз. Впрочем, это было иллюзией тогда, и это тем более иллюзия сейчас, когда музыкальная отрасль катится в тартарары с дискретным ускорением.

EMI был распродан по частям, по сути дела, ещё в прошлом году: Sony Entertainment достались контракты с исполнителями, подписанными на EMI, Universal – каталоги записей.

Однако дело встало на этапе согласования антимонопольными органами: если с Федеральной торговой комиссией договориться более-менее удавалось, то Еврокомиссия настойчиво твердила, что будущий конгломерат EMI + Universal обладает лишним весом и что надо бы “похудеть”.

После почти что года переговоров Еврокомиссия одобрила слияние, но на предельно жёстких условиях, каковые заключались в том, что EMI-Universal “отпускает на волю” (то есть распродаёт) целый ряд своих подразделений, бывших некогда самостоятельными лейблами.

В итоге из-под контроля новообразованного конгломерата уходят каталоги таких исполнителей, как Pink Floyd, Кайли Миноуг, Coldplay, Тины Тёрнер, Duran Duran, Дэвида Боуи и ряда других.

Тем не менее оппоненты слияния (по странному стечению обстоятельств, это некрупные независимые лейблы) по-прежнему считают, что получающийся “динозавр” может растоптать то, что осталось от рынка коммерческой музыки, просто потому, что он “всё ещё слишком большой”.