Одной из причин диабазовой прочности нынешней российской власти является специфика местной оппозиции. Состоит она, преимущественно, либо из тех, кого томят сладкие воспоминания о том, как сладко и славно им было на руководящих послах в недавнем прошлом, или же детей хороших и уважаемых родителей, кому мучительно хочется покомандовать страной, подобно их предкам, к вящей славе и пользе семейной… Впрочем, при малейших трудностях оппозиционеры валят из страны, либо отбирая руководящие посты и перекрывая карьерные лифты детям соседнего народа, или просто собираясь пересидеть в Европах, пока другие, менее достойные, построят истинно демократическое общество…

Так что слушать этих замечательных и достойнейших людей не стоит, ни при каких обстоятельствах. Все действительно интересное и полезное вам скажет власть. Например, министр здравоохранения Российской Федерации Вероника Скворцова. «В России повышается смертность. Причем не за счет того, что население стареет. Повышается смертность у молодых людей – в возрасте от 30 до 45 лет. Ужас в том, что при вскрытии погибших пациентов в 70% случаев выявляется алкоголь в крови. Впервые за последние годы увеличилось количество суицидов, алкогольных отравлений, не поставленных при жизни диагнозов пневмонии у асоциальных групп населения. Это большая проблема.»

Действительно, слова министра очень хорошо сходятся с наблюдениями, сделанными невооруженным взглядом. Эффект есть, и это проблема… Причем проблема не медицинская (честное слово, медикусы автору медицинского в виде взятка не заносили), а социальная. Люди, во всех описанных случаях, самоликвидируются, даже не прыгая с крыш, а тихо наплевав на свое здоровье. И в значительной степени причиной этому экономическая безысходность.

Нет-нет, не голод как таковой. Те, кого пробрало голодом и лишением крыши над головой, как раз оказываются удивительно цепкими к жизни. Речь идет о экономической безысходности несколько иного рода. Вот, экономисты позапрошлого века суховато и чуточку цинично говорили о стоимости воспроизведения рабочей силы. Включавшей в себя крышу над головой, еду и одежду. Ну, прокормиться сейчас может любой… Да и одеться с оптово-китайских рынков тоже. Машину нетрудно купить (хотя переход губернского города на платные – 36 целковых/час – парковки повергает в ужас широкие массы обитающего в окрестных райцентрах и ПГТ офисно-торгового планктона.

По очень простой причине – стоимость квартиры в центре города, где они работают, сходится с ближним приМКАДьем, и позволить себе ее они не смогут никогда. А путь домой – если проскочить пробки – укладывается в канонический “час до работы” градостроителей. Это суждение приводит нас к одному эмпирическому суждению экономистов современных. Стоимость квадратного метра жилья в среднем должна соотносится с месячной зарплатой. И вот тут-то мы и заглянем в бездну экономической безысходности. Те двадцать тысяч рублей, что получают офисно-лавочные сидельцы, соотносятся со стоимостью жилья в их поселке.

А вот метр в доме, напротив которого они проводят трудовые часы, раз в несколько больше. И это в губернском городе, хоть и дорогом по сравнению с соседними (самый высокий в ЦФО индекс промышленного производства не только дает зарплаты на заводах, но и задирает цены). А что там в Первопрестольной? Тут квадрат жилья в среднем стоит, малость подупав в кризис и летнюю спячку, 175577 рублей. То есть, меньшая получка эквивалентна положению тех самых провинциальных лавочных сидельцев, вроде и деньги платят, а своего угла нет и не будет, разве что домик Кума Тыквы…

Так что понятно, почему часть людей, сознательно или бессознательно осознавших это, скажем прямо, самоликвидируются путем систематического принятия вовнутрь больших доз скверно очищенного и не лучше разбавленного метилкарбинола, портя медицинскую статистику. Да и эскапистский уход в различные хобби, вроде сетевых игр взрослых мужиков, не намного лучше («предприниматель» за сорок, живущий у тещи, но гордящийся своим почти новым «мерином» из той же когорты…). И выйти из ситуации можно лишь одним способом – зарабатывая в месяц больше означенной заветной суммы, стоимости квадраты жилья.

И вот – поскольку сумма эта большая – посмотрим с ее точки зрения на Большие Данные. Как они тут, перспективны? Поскольку в непосредственно наблюдаемом пространстве работу в области Big Data никто не предлагает, воспользуемся данными рекрутнингового портала SuperJob. Там предлагается работа Аналитик Big Data. По-которой уже люди трудятся в 6% опрошенных компаний. И удовлетворенный, и имеющийся спрос создают IT-фирмы, телеком-компании, банки и крупные розничные сети, на которые совокупно приходится половина занятых по этому профилю.

В зависимости от квалификации и опыта предлагаемые зарплаты варьируются в диапазоне от 700 до 240 тысяч рублей в месяц. Минимальные оклады предлагают тем, кто кроме стандартного набора компьютерщика, к коему можно отнести работу с реляционными базами данных, имеет представление о современных технологиях обработки больших данных. Средний зарплатный уровень предполагает знание скриптовых языков программирования Python/Ruby/Perl, опыт машинного обучения, опыт использования Hadoop, Google big table и может принести обладателю 110-140 тысяч рублей в месяц.

А вот обеспечить полноценное воспроизведение рабочей силы может лишь работа аналитика с опытом построения коммерчески успешных сложных моделей поведения целевой аудитории помощью data mining инструментов и стажем работы от трех лет. Тут-то и предлагают получку до четверти миллиона рублей в месяц. Короче говоря – столько стоит специалист, который достоверно знает, что такое Большие Данные и как их полноценно применить в конкретном бизнесе. И только такому специалисту готовы прилично платить.

Платить явно не из благотворительности. Часть предпринимателей уже осознала актуальность Больших Данных, и поняла, что без широкого применения их в своих бизнес-процессах их ждет неминуемый вылет с рынка. Ну а кадры, не нашедшие себе работы здесь, уедут к проклятым буржуинам. Кстати, как обстоят дела с зарплатой в области Больших Данных у них? На этот вопрос ответит нам портал DATAJOBS.

Карьеру в Больших Данных рекламируют широко, примерно как Popular Mechanics пятидесятых предлагала обучение на телемастера...
Карьеру в Больших Данных рекламируют широко, примерно как Popular Mechanics пятидесятых предлагала обучение на телемастера…

Младшие позиции в этой сфере, Data Analyst, начинают с 50-75 тысяч долларов в год, и с обретением опыта получают в пределах 65-110 тысяч долларов в год. Дальше идут должности Data Scientist, тут зарплатный диапазон от 85 до 170 тысяч долларов в год. Есть случаи, правда не слишком многочисленные, когда Data Scientist получает и четверть мегабакса в год, обычно щедры бывают хеджевые фонды. Начальник над десятком аналитиков Болших Данных может рассчитывать на доходы в пределах от 160 до 240 тысяч долларов в год.

Тем, чьи легкие готовы уже извергнуть апокалипсический вопль «Пора валить!», стоит заглянуть и на страничку сайта PayScale с подзаголовком Human Capital – заставляющим вспомнить времена, когда в хозяйстве квирита обитал и Instrumentum vocale… – повествующую о зарплатах специалистов Больших Данных в Индии. Зарплаты там такие, что завидовать им не стоит даже очень завистливому человеку, от 7 до 20 килобаксов в год. Но вот деталь – жизнь в Индии значительно дешевле, чем в США или РФ. И молодому индусу зарплаты эти нравятся, с ними он считает себя добившимся успеха в жизни.

А мир информационных технологий – глобален. И есть перспектива, что работа в области Big Data может мигрировать туда, где дешевле (да-да, смеяться, общаясь с индийским центром техподдержки приходилось, только вот местные ничем не лучше…). Но это – перспектива. А пока Большие Данные можно считать вполне приемлемым направлением профессиональной деятельности для тех, кто сумеет сообразить, как приспособить их к сегодняшним задачам российского предпринимательства, да смоет убедить в своей ценности нанимателя.