Телевидение – чудо информационных и космических технологий. Антенна позиционируется по спутникам, электроника отображает сигнал высокого качества. Только вот и слова говорящих голов, и иллюстрирующие их картинки, удивительным образом привлекают внимание глобальной аудитории к маловажному и неинтересному. К тому, что никоим образом не влияет на главное, на то, какой разумная жизнь на третьей планете звезды спектрального класса dG2V окажется завтра.

Нет в этих новостях антиципации, предвосхищения, предугадывания. Не породило их «Седьмое чувство», о котором более шести десятков лет назад писал Леонид Мартынов:

Знать о причинах, которые скрыты,
Тайные ведать пути —
Этому чувству шестому на смену,
Чувство седьмое, расти!

Определить это чувство седьмое
Каждый по-своему прав.
Может быть, это простое уменье
Видеть грядущее въявь!

И даже жуликоватая псевдогазетка “Domani”, «Завтра», в которой подвизался герой-рассказчик нового романа Умберто Эко «Нулевой номер» по идее должна была быть антиципатичной насквозь. Описывая события с точки зрения того, как они повлияют на будущее… И неважно, что само существование этого издания было лишь ходом в изощренной игре олигархических кланов –описываемая реальность поразительно напоминает то наше недавнее прошлое, когда имели место выборы губернаторов и одномандатных депутатов Госдумы (нынешние бюрократические игры идут на иных досках…).

А вот новости ТВ этой антиципации лишены. Ну, ИГ, самопровозглашенный Халифат. И чем он отличается от движения Махди – тем, что нет нынче Китченера, готового применить для зачистки те технологии, которые давным-давно пылятся в арсеналах, как некогда махдистов при Омдурмане вымели пулеметы Максима? Так и до Китченера был погибший в Хартуме Гордон, ранее командовавший императорской армией Китая… Ничего нового!

Валят в Европу орды мигрантов, превращающие в подобие лимба чистенькие вокзальные площади и уютные парки старинных городов. И что в этом нового и удивительного, чем это отличается от тех движений масс, которые пресекали при Пуатье Карл Мартелл, а у Вены Ян Собеский, герб которого и ныне вознесен в небеса созвездием Щита, изначально Scutum Sobiescianum? Неужели трудно понять, что при любых социальных реформах и при любом развитии экономики в своих странах косящие под беженцев мигранты станут жить там хуже, чем на пособия жирной, заплывшей политкорректностью, Европы…

Финансовый кризис в Китае? Так он абсолютно ясен с точки зрения марксова «Капитала», книги предельно ясно объясняющей механику рыночной экономики. Бывший министр финансов России Алексей Кудрин спрогнозировал снижение доли России в мировом ВВП до 2,6% к 2020 году? Так если проедать (в то, что в нашей стране существует коррупция, мы решительно не верим, почитая такие утверждения злокозненной выдумкой оппозиции…) принесенные углеводородной конъюнктурой и политикой ФРС доходы тучных лет, а не вкладывать их в производство, то мы неизбежно получаем то, что получаем, стоит конъюнктуре смениться…

Неинтересно все это… А вот то, что действительно интересно, и что неизбежно принесет радикальные новшества, выпадает из поля зрения общества. Возьмем для начала маленький пример – традиционно считается, что виртуальная экономика породит бесконечное множество ниш для рабочей силы. Ага, породит! Только вот ниоткуда не следует, что рабочая сила эта будет белковой. Известным признаком зажиточности города или наличия в нем туристов из сытых краев являются уличные художники. Предлагающие за мелкую денежку изобразить портрет вашей спутницы или местный пейзажик.

Довольно массовое и довольно безобидное (в отличие от терзающих слух гитаристов в переходах…) занятие, аккурат для постиндустриальной эры. Только вот какая беда – проглядывая архивы видим такую статью: A Neural Algorithm of Artistic Style. Научились ученые обучать нейросеть работать в стиле того или иного художника. Сначала нейросеть обучается (training) на стиле того или иного художника. Ну а потом преобразует переданную ему цифровую картинку в стиле того или иного великого живописца, хотите Тернера, хотите Ван Гога, хотите Мунка…

Вот так картинка преобразуется специально обученной нейросетью в стиле то Тернера, то Ван Гога, то Мунка…
Вот так картинка преобразуется специально обученной нейросетью в стиле то Тернера, то Ван Гога, то Мунка…

А цифровой фотоаппарат есть у всех, часто это приличная зеркалка, нередко зеркалка полнокадровая… И пакет такой наверняка в качестве бонуса-заманиловки выложит в глобальный доступ кто-то из гигантов цифрового мира, поисковик какой, али сеть социальная… А распечатывать мазками на холсте цифровая техника умеет давно. И скажите, зачем вам на стенах продукт неизвестно кого, когда можно получить уникальную работу от великих древних, чья творческая квинтэссенция извлечена из небытия мощью цифровых технологий?

Но это так, мелкий смешной пример… А теперь попробуем перейти к общему. К грядущей революции, сравнимой с Неолитической и Индустриальными, которую неизбежно введут в наш мир нейросети. Обзаведшиеся адекватным для их функционирования «железом», заслуживающим специального подробного рассказа. Получившие надлежащее обучение. И вот в обучении этом, в его структуре, и будет, похоже, одна из главнейших развилок грядущей истории разума.

Родовая особенность deep learning, глубокого обучения, ясно представлена в самом его названии. Многоуровневые нейросети не столько программируют, сколько обучают. (Терминология данной области заслуживает даже не колонки, а книги…) Но вот что забавно – учителя нейросетей говорят о своих питомцах не в терминах дидактики и педагогики (что архиверно, ибо παιδαγωγός всего-лишь раб, провожающий детей в школу, дабы их по дороге не уловили те, кто детей любит искренне…) но в терминах математической статистики.

Для переноса результатов обучения употребляется словосочетание sharing statistical strength, обозначающее пригодность выработанной на одних задачах модели для решения задач другого класса. Иначе говоря, получение способности learning to learn, обучения тому, как учиться. Только вот обучение это ведется привлекаемыми тем или иным способом, часто в высшей степени интересными, командами живых специалистов. Идет ли речь о воскрешающем память о забавной кукле Mechanical Turk от Amazon, или о Facebook’s Human-Powered Assistant May Just Supercharge AI.

Во обоих указанных случаях могущие потенциально возникнуть интеллекты воспитываются в коллективами специалистов. Они если и возникнут, то возникнут в человеческом обществе. Так, как издревле зарождалась и формировалась человеческая личность. И вот тут-то стоит задасть один, принципиально важный вопрос. А возможно ли зарождение искусственного интеллекта без общества? Эдакого компьютерного Маугли? Ведь маугли белковые, как показала практика, невозможны. Это слабенькие, без шерсти, когтей и клыков зверьки, у которых социум не вырастил нейросеть, способную впитать в себя культуру…

Но вот в компьютерных технологиях есть практически функционирующий контрпример. Это – Большие Данные. Чем они характерны, если отвлечься от трех V, объема, разнородности и быстроизменчивости? Да тем, что в практике работы с Big Data используются те паттерны обработки, которые НИКТО не задавал изначально. То есть – нейросети учат, вырабатывая в них статистически способность решать те или иные задачи. А в Больших Данных способность эта самозарождается, что ли? Автодидакты они, получается?

И вот тут мы попытаемся сформулировать если и не the Ultimate Question of Life, The Universe, and Everything, то крайне важный вопрос обозримого грядущего. Будут ли доминировать ИскИны, обученные из нейросетей людьми, или же ИскИны станут самозарождаться – подобно паттернам обработки Больших Данных – на основе обработки информации. Обработки скорее всего, статистической. Будут ли они учениками людей или окажутся неким Океаном с планеты Солярис внутри цифровой вселенной?