Классовая структура общества Российской Федерации – есть, вспоминая Куприна, красноречивая фигура умолчания. Говорить о ней не просто неприлично, а совершенно немыслимо. Ну, примерно, как спросить у высокоморальной, учащей доброте и гуманизму дамы, откуда у ейного братца безгрешно нажитые миллиарды… Даже левые партии у нас о классовой структуре социума молчат, ограничиваясь ритуальным бичеванием американского империализма (ну, примерно, как большевики в 1916 году взялись бы клеймить исключительно Сименса и Круппа, воспылав горячей любовью к Терещенко и Манташеву…).

То есть – как в известном анекдоте про любимого народного героя, Вовочку. «Место есть, а слова нету?..» Впрочем, не все так безнадежно – есть она разновидность класса, о которой говорили охотно и много. На который возлагали – в особенности, когда нефть дорожала, а недвижимость в Турции скупалась россиянами на корню – огромные надежды в обеспечении стабильности и экономического роста общества. Зовется это счастливое исключение – средний класс. (Хотя к классу – в смысле не только Маркса, но и умницы Рикардо – имеет примерно то же отношение, что и «милостливый государь» к «Государю»…)

Ну, вот свежее исследование российского среднего класса – Малева Т.М., Бурдяк А.Я., Тындик А.О. Средние классы на различных этапах жизненного пути // Журнал НЭА, 2015, № 3. C. 109-138. В нем «Речь идет об уровне материальных активов (доход не ниже средней заработной платы по региону, наличие сбережений, достаточных для приобретения автомобиля), наборе социально-профессиональных признаков (высшее образование, принадлежность к группе специалистов или предпринимателей) и субъективных самоощущениях человека (достаточно высокая оценка положения в плане благосостояния, власти и уважения).»

То есть – самого важного признака принадлежности к классу, отношения к средствам производства (тут не обязательно предполагается прихватизированный завод – это вполне может быть несколько унаследованных столичных квартир, обеспечивающих быт классического рантье, «с содержаньем и званьем» лендлорда…). Да и остальные критерии несколько размыты – например, нижней границей доходов среднего класса, на практике полезно считать возможность покупки на шестимесячную получку машины среднего класса (не средней, а «среднего класса»!), а на месячный доход – квадратного метра в квартире комфорт-класса.

Непонятно, что есть высшее образование – диплом тех отечественных вузов, что попали в рейтинг THE, или же то, что выдают расплодившиеся на бескрайных просторах страны родимых осин платные отделения скороспелых университетов… (Впрочем, без бумаги последнего сорта устроиться охранником в магазин – затруднительно…) Квалифицированный станочник или радиомонтажница с приличными, благодаря гособоронзаказу и экспорту, зарплатами – они как, средний класс или нет? (Термин «рабочая аристократия» нынче не употребляется…)

Ну да ладно, не будем придираться. Посмотрим, что дальше пишут уважаемые эксперты, как они оценивают средний класс в своей системе координат – «Двумя из трех этих признаков, по оценкам исследователей, обладали 22% россиян, при этом все три качества, присущие среднему классу, были зафиксированы только у 8,1% населения.». Так, ладно… Двенадцатая часть, а с некоторыми натяжками филина на глобус почти четверть страны… Но что же предсказывают ученые этому самому «среднему классу»?

Ах, сколь стабильной и уютной изображали жизнь среднего класса в индустриальную эпоху... Иван Куликов, 1938...
Ах, сколь стабильной и уютной изображали жизнь среднего класса в индустриальную эпоху… Иван Куликов, 1938…

«“Большинство отраслей, в которых работают представители среднего класса (финансовый и банковский сектора, страхование, ипотечное кредитование), находится в зоне высокого экономического риска и, соответственно, рисков снижения заработной платы”,— говорит Алла Тындик. Напомним, по данным Росстата, падение реальных располагаемых доходов населения в сентябре составило 4,3% в годовом выражении, а падение реальных зарплат за десять месяцев 2015 года оказалось максимальным с 1999 года (подробнее см. “Ъ” от 30 ноября). “В результате по итогам 2015 года доля среднего класса может сократиться до 15% населения”,— отмечает госпожа Тындик.»

Вот с этим трудно спорить. Так категория, которая отнесена к среднему классу, заметно сократится, да и уже сокращается – «Греф предсказал отзыв лицензий у 10% банков в 2016 году». То есть – персонал десяти процентов финансовых учреждений окажется свободен, как ветер. А те банки, у кого лицензии пока оставят, скорее всего, отправят на улицу заметную часть своих сотрудников. То же самое мы сможем наблюдать и у страховщиков, и в прочих, отъевшихся в тучные годы структур. (Ах, на какие забавные ухищрения шли барышни и дамочки, дабы заполучить вожделенное место в конторе ростовщика, и как будут разочарованы, лишившись его – какой материал для литераторовсценаристов даст ближайшее будущее!)

Но есть категории занятых, у кого все хорошо. Мальчик (относительно возраста автора этих строк – мальчик), прочитавший на младших курсах и Кнута, и массу других книг, а на старших начавший подрабатывать написанием оффшорного софта, несмотря на конец сырьевого суперцикла прибавил в доходах – его 4,5 килобакса в провинции не только больше, чем получает удачно устроившаяся в столице в углеводородную компанию сверстница, но даже больше, чем получает начальство этой самой сверстницы. А квартиры в губернском городе в рублях малость подешевели, а машины возросли в цене, но сильно-сильно отставая от курса рубля…

Так что автор этих строк с чистой совестью может сказать – советы молодежи присмотреться к работе в сфере экспортного софта, оказываются весьма полезными. И в России, и в Украине… Конечно, если вы не станете работать на местных капиталистов, которые рачительно зафиксируют ваши получки в рублях-гривнах, а сверхприбыль от курса валюты благоразумно положат себе в карман. И работу такую себе, в отличие от мест в руководстве корпораций, наследуемых сызмальства детьми жирных котов, может найти любой – конечно, если сначала его родители, а потом и он сам заботились инвестициями в персональный человеческий капитал…

Но это такое, персональное занятие. А в целом хотелось бы в очередной раз обратить внимание на недооцененную и недоразвитую в нашей стране ИТ-подотрасль. Речь идет о Больших Данных. Рынок которых оценивали аналитики известного агентства Frost & Sullivan, пришедшие к малоутешительному выводу – «Россия занимает менее 1% мирового рынка технологий больших данных». Один процент! Жалкая одна сотая, когда население Российской Федерации находится в окрестности двух процентов от мирового… То есть – развитие Больших Данных у нас вполовину ниже, чем в среднем на планете…

А речь-то ведь идет об огромном рынке, $21 млрд в год. И возрос этот рынок за год на 32%. Но в нашей стране «лишь 12% респондентов активно используют технологии больших данных, 39% находятся на начальном этапе внедрения подобных решений и чуть менее половины не используют вообще». Это – очень и очень мало. А ведь именно в периоды кризисов особенно важной становится эффективность использования доступных ресурсов – а Большие Данные позволяют, по новому обработав уже имеющуюся у корпорации или госструктуры информацию, куда лучше распорядиться наличными деньгами или кадрами.

Ну, вот помянутые выше банки. Они же не только у нас испытывают проблемы – известный американский Chase Bank, наученный горькими уроками кризиса 2008 года, ныне употребляет Большие Данные для предсказания поведения потребителей. Для вычисления вероятностей того, что взявший ипотеку нее сможет платить за нее, или, того хуже, захочет досрочно погасить оную, лишив менял их законного ростовщического процента (JPMorgan Chase Turns To Big Data For Economy Monitoring). Это позволяет отказать одним, и избавиться от других, например перепродав их долги партнерам-конкурентам…

Ну, или вот такая проблема – сокращение личного состава местной полиции на 10% («Можно ли сокращать полицейских в России»). Преступный же мир никаких обязательств по сворачиванию своей деятельности не давал… Но вот каким интересным методом пользуются копы в 60 крупных городах США (Police Departments Use Big Data To Predict Where Crime Will Hit Next). То, что преступники удивительно однообразны, знал еще воспетый Карелом Чапеком сыщик Пиштора, безошибочно вычислявший похитителя секретного документа Андрлика. Системы Больших Данных – реальные, не голливудовские – знают повадки большинства злодеев, благодаря добились снижения на 38% ночных краж со взломом и грабежей в городе Санта-Круз, Калифорния – жулик еще только идет на дело, а там его уже ждет засада…

Да и сам мистер президент Обама – забавно, что и воспитанные госпропагандой россияне и жители Среднего Запада относятся к нему одинаково – получил второй срок в Овальном кабинете в некоторой степени за счет Big Data – Political Campaigns and Big Data. «Иваном, родства не помнящим» президент Обама не оказался, и выделил полезной отрасли 200 мегабаксов – OBAMA ADMINISTRATION UNVEILS “BIG DATA” INITIATIVE: ANNOUNCES $200 MILLION IN NEW R&D INVESTMENTS. Так что тем, кто не хочет как минимум отстать навсегда, может, стоит и в нашей стране обратить внимание на такую полезную и перспективную область, как Большие Данные? Иначе придется смириться, что ресурсы используются все менее и менее эффективно, и все больше и больше людей теряет социальный статус…