Понятие приватности для российского быта нетипично. Бумажной «Компьютерре» второй половины девяностых приходилось уделять его определению довольно много места. И, надо сказать, какое-то время приватность эта действительно существовала. Существовала и в оффлайновом быту тех, кто мог позволить себе отдельное жилье с толстыми кирпичными стенами или отделенное от соседей довольно большим участком сада. Существовала в онлайновом общении тех, кто соблюдал минимальные меры цифровой безопасности.

Вообще, существование приватности – штука в истории человечества крайне редкая. Дело в том, что большая часть народонаселения большую часть истории жила в деревнях. В крохотных домиках с низким потолком, скучившись вокруг печи – не из любви к тесноте, а по соображениям простой энергоэффективности. К тесноте и вони можно привыкнуть, а вот холод убивает гарантированно. Лето, когда из хаток можно было выбраться, было заполнено коллективным трудом на полях – опять никакой приватности… Рядом лес – да некогда крестьянину шастать по лесам, к тому же помещичьим.

Никакой умилительной буколики в извечной круговерти деревенской жизни не было, она рождалась лишь в воображении авторов этого самого буколического жанра и прикармливаемых идеологическими отделами сельских обкомов писателей-деревенщиков (ну, или их коллег по разряду Blut und Boden, воспевавших прелести Schweinfest…). О том, как было в реальности, стоит прочесть беспощадную «Жизнь Ивана. Очерки из быта крестьян одной из черноземных губерний.» Ольги Петровны Семеновой-Тянь-Шанской. Чтение – нелегкое. Но после него многое в нашей истории становится яснее…

Потом был недолгий период модерна, период индустриализации. Люди перебирались из деревень и сел в города. Сначала их удивляла собственная железная койка в общежитии, потом радовала комната в коммуналке, отдельная квартира. И вместе с отдельным жильем приходила и приватность. Человек мог затворить за собой дверь, а в городе он растворялся в изобилии других людей. А тут еще развитие технологий обеспечило людей бытовой техникой. И это тоже был необходимый этап приватности.

В разных языках бытует приписываемое разным авторам выражение, смысл которого «Нет героя для камердинера». Происходит оно от того, что приватности не могло быть ни у царей в их дворцах, ни у аристократов в особняках. Это огромные здания требовали непрерывного обслуживающего труда, отопления, уборки, стирки… А у занимающихся этим трудом людей были глаза и языки. Причем лишить их оных – сильные мира сего беспощадны к малым – было б нефункционально, слепой камердинер не справится со своими обязанностями, безъязыкую кухарку не пошлешь на базар, хотя с евнухами ограничение возможностей срабатывало.

А бытовые приборы индустриальной эпохи были безмолвны. Стиральная машина-автомат не рассказывала, чьи вещи она стирает (впрочем, наиболее сообразительные жены умеют делать выводы по неплановому расходу средств для стирки в период своего отсутствия…). Робот-пылесос, робот-стекломойщик – очень трудолюбивы и очень молчаливы. Не склонны рассказывать о том, что видят (хм, а может и склонны – а не проверить ли их на информационный обмен…).

И на улице, в городах в сотни тысяч, а то и в миллионы жителей, почти полная приватность. Тот., кто не любит пудриться, а следовательно и выступать по телевидению, узнаваем лишь небольшим количеством знакомых – совсем не так, как в деревне (отошлем городских читателей к книгам Василия Щепетнева – из них можно узнать, какие ограничения на бытовое поведение хирурга накладывает наблюдательность жителей села…). В городе была сущая приватность. Была… В совсем недавнем прошлом.

Реклама на Компьютерре

Вспомним канадского философа Маршалла МакЛюэна, творившего на закате индустриальной эпохи. Писать провокационно он умел – чего стоит название его первой, вышедшей в 1951 году книги – «The Mechanical Bride: Folklore of Industrial Man.». «Механическая невеста» – нынче это же уже для кульманов конструкторов и совещательных комнат маркетологов. А философ МакЛюэн предсказал это явление давным-давно. «The Gutenberg Galaxy: The Making of Typographic Man.» – ода печатному слову, неразрывно связанному с индустриальной эпохой, и предсказание будущего всевластия электронных коммуникаций.

Коммуникаций, которые связав планету, обратят ее в глобальную деревню. Предсказание это частично сбылось – поболтать с приятелем, обладающем в другом полушарии, сейчас предельно просто и крайне дешево. Но, все же, до недавней поры существовало одно очень важное различие – различие числа. Житель деревни гарантированно знал всех соседей. Для горожанина подавляющее число жителей города неизвестны. Их приватность защищала анонимность. Защищала до недавнего времени…

720-589266ae3cb071

В конце зимы 2016 года было представлено новое российское приложение Find Face. Обидно, конечно, что названо оно словами из лексикона англосаксонских варваров, но приложение забавнейшее. Оно позволяет осуществлять поиск по фотографии в социальной сети ВКонтакте. А обитатели страны родимых осин «вконь» любят, и фотографии свои в ней размещают в высшей степени охотно. И теперь, без всякого труда, можно совершить следующие действия. Скачать данное приложение. Сфотографировать смартфоном барышню в метро. Запустить поиск и, с довольно высокой вероятностью, обратиться к барышне по имени.

Все! Приватности больше нет. Доступный каждому экзокортекс из смартфона, мобильного интернета и социальной сети делает для вас «знакомыми в лицо» значительную часть обитателей большого города. И чем более компьютерно-активна категория населения, с тем большей вероятностью она окажется для вас «знакома». Эксперименты подтверждают это – попробуйте сами найти странички встречных в соцсети – публиковать результаты поиска незнакомых людей по закону нельзя.

Звучит все очень просто. Но, на самом деле, в технологии распознавания лиц задействуются последние достижения технологии нейросетей, ставшие доступными благодаря интенсивному прогрессу этой отрасли. Впрочем, на простоте пользования приложением это не сказывается… Но смешно другое – приложение это способствовало привнесению деревенских нравов в мир цифролвой «глобальной деревни». Как рассказано в Russian trolls outing porn stars and prostitutes with neural network facial recognition app, благодаря Find Face цифровой мир дополнился технологией цифрового дегтя.

Был такой старинный обычай – мазать ворота дегтем. Так и теперь, участники одного из сетевых сообществ занялись тем, что начали прогонять через Find Face фотографии тех барышень и дам, что снимаются в фильмах для взрослых или же оказывают услуги, рекламируемые на тех сайтах, на которые выкладывают фильмы для взрослых. О результатах идентификации они кинулись радостно информировать родных и близких идентифицированных барышень и дам, приглашая их, видимо, порадоваться профессиональными достижениями дочерей и сестер…

Прав, прав был умница МакЛюэн –вот она глобальная деревня во всей своей красе!!! Кстати, забеспокоились и представители российской «внесистемной оппозиции» – дать ссылку на их материалы не позволяет закон – им кажется, что теперь правоохранительные органы теперь легко смогут устанавливать личности участников массовых акций. Ну, эти страхи излишни – со времен Российской империи во всех тайных обществах на двух участников приходилось не менее трех стукачей, что, впрочем, совсем не помогло пристреленному провокатором Столыпину…

Да и барышням и дамам не стоит огорчаться. Как там писал классик – «Доктор Хинсей полагает, что католическая церковь запретит всем католикам читать и покупать эту книгу, благодаря чему тираж может увеличиться в течение двух недель по крайней мере до миллиона экземпляров.»… Так что пусть рассматривают активность сообщества разоблачителей как дополнительную рекламу. Ну, кто-то из дам возможно пожалуется «крыше» – тем тоже не будет сложно установить обидчиков. Но это – детали. Важно одно, приватности не существует, мы живем в Глобальной деревне…