На днях была поглощена крупным конкурентом американская компания Pebble Technology Corp. Сумма сделки составила порядка 40 млн. долларов (детали пока не разглашены), почти каждый второй сотрудник сохранил своё место, программное обеспечение и патенты перешли новому хозяину — в общем, внешне всё выглядит совсем даже не плохо. К сожалению, по факту речь идёт не о новой жизни, а скорее о похоронах.

Pebble была одним из пионеров на рынке «умных» часов — и вот теперь она расчленяется и распродаётся, чтобы покрыть долги кредиторам. А дальше не будет ничего: производство закрывается, запасы ликвидируются, гарантии аннулируются, поддержка пользователей прекращается и даже функционал уже проданных часов со временем будет редуцирован. Но как, чёрт возьми, одна из самых ярких историй успеха вдруг обернулась поражением?! Этот вопрос стоит того, чтобы вспомнить, чем Pebble была и чем не стала.

Шутки в сторону: она стояла в числе первых компаний, начавших поднимать целину смартвочей. Вы помните год 2012-й? Не было ещё ни Android Wear, ни Apple Watch, сама концепция «умных» часов была едва намечена в нулевые и затерялась под несовершенством техники. Отдельные проекты, пусть и с громкими именами (Sony, LG, другие), погоды не делали, потому что были слишком «часами» и недостаточно «компьютерами». А вот Pebble как раз стала первой, кто носился с проектом больше наручного компьютера, нежели прибора для измерения времени.

131216-1

Дисплей из электронных чернил, приложения, автономность в неделю или больше, нетипичный внешний вид, да ещё и насквозь изменяемый благодаря скинам: ничего удивительного, что Pebble Smartwatch стал самым успешным продуктом за всю историю Kickstarter (а компания выросла краудфандингом, да!), собрав в разы больше любой другой заявки.

И когда год спустя продукт пошёл в массы, обещания были выполнены. Чтобы сдержать слово, авторы применили весьма нетривиальные решения. Например, операционной системой стала FreeRTOS: суперминималистичная свободная операционка с микроядром, используемая в том числе в космосе. Экран был крохотной электронно-чернильной матрицей (144х168, ч/б), нечувствительной к прикосновениям даже. Память больше подошла бы 8-битным машинам 90-х годов: сотни килобайт!

Была, правда, подсветка, несколько сенсоров, Bluetooth для связи со смартфонами, но в общем и целом это действительно оказался продукт, способный работать сам по себе, без телефона, имевший самостоятельную ценность. И если только пользователь был готов смириться с несколько… доморощенным дизайном (а его многие характеризовали как ужасный: угловатый, громоздкий, дешёвый на ощупь и вес, с непродуманными органами управления), то получал замечательного интеллектуального помощника на руку по смешной цене в 150 долларов (считая без скидок).

131216-0

И вполне предсказуемо эта штука стала хитом! За следующие три года были проданы (по данным самой компании) порядка двух миллионов её смартвочей разных моделей (за первой последовали ещё две). Но главное, вокруг них образовалось то, чего так и не удалось до сих пор никому из конкурентов, включая самых богатых, самых знаменитых: экосистема из разработчиков, приложений и аксессуаров. Количество приложений для «Пебблов» измеряется тысячами, разработчиков — десятками тысяч, и приложения действительно используются, потому что по крайней мере первые модели часов были очень хорошо автономны.

Выбирая, с кем из прошлых звёзд электронного небосвода сравнить Pebble, я лично склоняюсь к Palm. Да, аналогия не безусловная и не несомненная, но их роднит провокационный пионерский дух: обе организованы людьми без прошлого опыта в теме (да и какой может быть опыт, когда самих таких устройств фактически ещё не существовало?!), обе начинали с откровенных самоделок — беспокоясь больше о функционале, нежели внешнем лоске (потом Pebble использовала это в борьбе с Apple: мол, мы не делаем сувенирных часиков по раздутой цене, мы делаем продукт для обычных людей!).

Реклама на Компьютерре

И это определяло всё, весь необыкновенный интерфейс прежде всего (помните, как Джефф Хокинс ходил с прототипом наладонника в виде блокнота, оценивая его практичность в деле?), какой в самом страшном сне не привиделся бы дизайнерам «правильных» классических продуктов.

131216-2

Так почему же случилось то, что случилось? На этот счёт есть несколько версий, но мне представляется самой разумной самая скучная: деньги. Проблема в том, что за Pebble стояли не только энтузиасты, скинувшиеся на первую модель смартвоча и потом последовательно собравшие миллионы на другие. Почти с самого начала там были ещё и венчурные инвесторы, прежде всего Charles River Ventures, вложившая сумму, сопоставимую с той, что удалось собрать краудфандингом. Так что у них был большой вес в совете директоров и, как следствие, право влиять на всё и вся изнутри.

Именно с этим связывают тот факт, что с каждой новой моделью часов Pebble всё дальше отходила от «самодельщических» принципов. Она начала думать о внешности, использовала (пусть не в самих часах, но в связанном с ними продукте) полноценную Android, поступилась автономностью и очень сильно, уронив её всего до пары рабочих дней. У неё продолжали появляться замечательные оригинальные идеи, вроде слота расширения для выноса части функционала за пределы часов. Но в остальном компания явно поступилась идеалами.

И когда грянул первый кризис смартвочей — ударивший по всем: ведь сегодня на этом рынке буквально нет ни одного бренда, который чувствовал бы себя хорошо, продажи упали даже у Apple и чуть не вдвое, все сокращают производство, режут планы, медлят с апдейтами, покидают рынок вовсе — Pebble оказалась в самой давке. И очевидно, инвестор решил не ждать, пока компания задохнётся, а вернуть хотя бы часть вложений, распродав то, что есть. Всё равно первоначальная надежда на смартвоч как премиальный продукт, способный оправдать накрученную маржу (см. «Время вперёд!»), не оправдалась. Так что сделка с Fitbit, производящей «умные» браслеты, весьма кстати: инвестор уйдёт предположительно даже с прибылью. Правда, сам бренд погибнет: не факт, что новый хозяин продолжит им пользоваться.

А ведь всё могло быть иначе! По рассказам инсайдеров, в лучшие времена Citizen Holdings (японский конгломерат, один из крупнейших производителей часов в мире) предлагал Pebble продаться аж за 740 миллионов долларов! Да, результат такой сделки многих, вероятно, тоже не устроил бы. Зато его вспоминали бы как историю успеха, а не провал.

А так… прощай, Pebble! Ты была нам дорога!

P.S. В статье использована графическая работа Morten Oddvig.