Знаете, как родилась кнопка «Like»? Версий множество, но мне нравится история рассказанная самими ребятами из Facebook. Однажды, лет десять назад, несколько сотрудников компании собрались на мероприятии под названием хакатон — и совершили прорыв. Днём ранее «Лайк» не существовал, днём позже — уже был и эволюционировал, готовясь стать одним из важнейших инструментов в соцсетях. А волшебной пилюлей, подстегнувшей мысль и помогшей преодолеть ментальную пропасть от несуществующего к идее, а потом и продукту, стал сам хакатон.

За это его и ценят (не лайк, конечно): за способность материализовать несуществующее, сформулировать прежде невообразимое. Вопрос, который не даёт мне покоя: почему, как это работает?

Если попросту и очень грубо, хакатон — состязание умов, марафон интеллектуалов, которых попросили день-два трудиться в одном направлении. И вообще говоря они не обязаны быть только айтишниками, как и результат не обязан быть именно компьютерной программой: to hack в широком понимании — значит, ломать проблему, применяя нестандартные, возможно бессистемные методы. «Компьютерный» подтекст скорее следствие традиций: идея мероприятия родилась в айтишной среде (корни уходят во вторую половину 90-х, когда Sun Microsystems, говорят, попросила участников своей конференции на скорую руку сварганить некое приложение для популярного тогда Palm) и айтишные же хакатоны бывают самыми яркими. Да и термином мы тоже обязаны айтишникам.

270916-1

Но за минувшие с тех пор более чем полтора десятилетия хакатоны очень размножились и разнообразились. Бывают х. музыкальные, художественные, научные, социальные. Даже жилищно-коммунальные, на одном из которых, только что прошедшем в Екатеринбурге, мне посчастливилось побывать («ЖКХак», фотографии с него иллюстрируют сегодняшнюю колонку; если интересно, вот рассказ с акцентом на ЖК-конкретику). Вообще говоря, чем более пёстрая тема, чем дальше она от чисто программерской специфики, тем интересней подбирающаяся аудитория и результат. Люди, пришедшие извне ИТ, приносят свои проблемы, своё видение, свой опыт и идеи — и служат дополнительным топливом для творческого поиска в стихийно формирующихся на хакатоне группах.

Если вы не бывали на таких мероприятиях, очень рекомендую записаться — не столько ради «выхлопа» или даже призов, сколько ради самого ощущения, удовольствия от участия в кипении умов. На хакатоны редко приходят за готовым продуктом или деньгами. Чаще людям нужна не столько помощь в написании программы, сколько творческий толчок, который помог бы перескочить пропасть неизвестного.

Реклама на Компьютерре

Поэтому, кстати, не нужно бояться, что в теме вы мало или почти ничего не понимаете. Это так называемый «синдром новичка» (или даже «самозванца»), который большинство участников хакатонов испытывают в первые часы. Когда речь идёт о темах и областях, где трудно формализовать идеи, собирать данные, создание работающего продукта поначалу естественно кажется невозможным. На «ЖКХак» мне довелось пережить и наблюдать это непосредственно: сами посудите, где чистое «айти», а где проблемы вроде лопнувшей трубы, воровства ТСЖ, ремонта дверей в подъезде, загаженного газона. Но там же довелось и в очередной раз убедиться, как легко, как надёжно справляется с этим хакатоновский механизм.

270916-2

Буду рад любым аналогиям, но лично мне процесс коллективного «хака» напоминает атомный взрыв или химическую реакцию, протекающую с некоторого момента необратимо. Тут, например, так же присутствует катализатор: люди, подкованные в разных областях, нанятые, либо приглашённые организатором. На «ЖКХак» основной аудиторией предполагались выходцы из жилищно-коммунальной сферы, ничего в программировании не понимающие, поэтому катализатором стали ИТ-спецы — умеющие быстро применить популярные стандартные инструменты для решения типовых задач (WordPress, GitHub, Tilda и т.п.). Присутствие таких людей добавляет уверенности всем остальным, ведь на них можно опереться. Но пригодились специалисты из любых областей вообще. Так попавшаяся среди участников дизайнер (хелло, СКБ Контур!) занялась логотипом и общими принципами интерфейса, а юрист (спасибо Уральской палате защиты потребителей) знал алгоритм цивилизованного решения проблемы протечки у соседей.

И словно звёздное вещество, срывающееся в термоядерный синтез, собранные на одной площадке, спрессованные временем талантливые люди запускают процесс переработки чистых идей в машинный код и прототипы. Чтобы процесс этот продолжался, чтобы был эффективным, не требуется уже никаких затрат энергии — и даже наоборот, часто приходится ограничивать его, не давая вырваться за стены «лаборатории» или устроить хаос в ней. Творческий взрыв хакатона питается кофеином и электричеством (алкоголь контрпродуктивен, ибо имеет побочные эффекты, и всё-таки на некоторых тусовках наливают), его интенсивность обратно пропорциональна отпущенному времени, а отдельные «частицы» настолько же опасны и слабопредсказуемы, как и настоящее радиоактивное вещество: не выгоните хакеров на ночь — и они натурально останутся тут спать (а вероятней, продолжат работу, любое отвлечение от которой считают досадным).

Режиссёры не раз брались воссоздать это неповторимое, непередаваемое ощущение чистого творчества на широком экране (вспомните «Социальную сеть», классический уже «Антитраст»), но едва ли справились с задачей. Желаете это пережить — придётся придти и участвовать самому, работать головой, мучиться и радоваться вместе со всеми, переживать за общее дело.

270916-3

Результаты хакатона редко претендуют на готовый продукт (сложный, с документацией, готовой аудиторией). Чаще это решение конкретной небольшой проблемы или даже просто черновая реализация идеи. Впрочем, под неё уже может быть зарегистрировано доменное имя, запущен сервер, созданы сообщества на ресурсах вроде Гитхаба: всё это нынче, в эпоху «облаков» и мегабитного интернета, стоит копейки, а то и вовсе бесплатно.

Не исключает это и возможности продаться: полно примеров того, как проекты, рождённые на хакатонах, поглощались гигантами бизнеса или получали инвестиции, выражающиеся суммами с большим числом нулей. Есть шанс и для open source. Если участников обязывают публиковать результаты под свободной лицензией, включается положительная обратная связь: в случае успеха появятся сообщество и форки, так что основатели смогут наращивать функционал за счёт людей, не имевших к оригинальной разработке отношения.

Впрочем всё это уже результат, рутина, обыденность. Повторюсь, главная прелесть хакатона — в возможности преодолеть пропасть неизвестности: то, о чём до сих пор только мечтали, «вдруг» обретает цифровую плоть. И словно не было десятков часов работы — такое мероприятие оставляет ощущение праздника: на твоих глазах, с твоим участием родилось что-то принципиально новое! Я белой завистью завидую тем, кто работает в компаниях, сделавших хакатон частью трудового процесса: бизнесы эти не нужно даже представлять, они у всех на слуху. Они рискнули и смогли запрячь «атомную» энергию творчества. Приятно, чёрт побери, что и в России таких примеров всё больше.