Скажем честно, автор этих строк любви к демократам не испытывает, причем с детства. Вину за это следует возложить на Уильяма Сидни Портера, он же О.Генри, написавшего в «Королях и капусте», что «Among other accidents of that year was a Democratic president. », равно как и на советское издание книг для школьников на иностранных языках. Тем не менее, хотелось бы отдать должное одному политику, личные заслуги которого в современном мире явно недооценены. Речь идет о сорок четвертом президенте США Бараке Хуссейне Обаме.

Есть, конечно, в его биографии и в высшей степени забавные эпизоды, вроде награждения Нобелевской премией мира. Но премия эта очень смешна сама по себе. Вот очень успешно и респектабельно борется за мир брюссельский библиотекарь Анри Лафонтен. Да так, что аж получает в 1913 году Нобелевскую премию мира. А в следующем году больной туберкулезом недоучка Гаврило Принцип берет браунинг («– Это делается чрезвычайно быстро, пани Мюллерова. Страшно быстро. Для такого дела я бы купил себе браунинг: на вид игрушка, а из него можно в два счёта перестрелять двадцать эрцгерцогов, хоть тощих, хоть толстых.»), да и убивает эрцгерцога с супругой.

И тут на три ближайших года Нобелевскому комитету становится не до премий мира… Легко представить, что во время всеевропейской бойни испытывал Лафонтен, бывший искренним сторонником решения международных споров путём арбитража, награжденный «как истинный лидер народного движения за мир в Европе», и вынужденный глядеть, как лучшие представители этих самых народов душат друг друга газами, поджаривают из огнеметов и колют штыками в мясорубках Вердена и Пашенделя. Да и умереть Лафонтену пришлось в 1943 году во вторично оккупированном германскими войсками Брюсселе…

Но за самую главную заслугу перед человечеством Анри Лафонтен пышных почестей не получал. А ведь именно он – вместе с Полем Отле – был создателем Универсальной десятичной классификации, помогавшей ориентироваться в морях информации до появления поисковых машин. Но чистому в помыслах Лафонтену просто не повезло. А вот награждение Нобелевской премией мира таких оригинальных и забавных личностей как Нельсон Мандела и Ясир Арафат проходит, учтя ранние эпизоды их биографий, по разряду криминальных комедий. Так что отнесем Премию мира к разряду смешных обычаев, вроде надевания под смокинг рубашки с планкой…

А вот с личной биографией у Барака Хуссейна Обамы все в порядке. Давайте обратим внимание на малозаметный эпизод его cursus honorum – будучи студентом Школы права Гарвардского университета он оказался президентом 104-го тома Harvard Law Review. Harvard Law Review – это респектабельный, с прекрасным импактом, юридический журнал, издаваемый студентами Школы права, а президент – это выборный главный редактор. Учитывая беспощадную конкуренцию в американской юридической среде избрание на эту должность говорит об очень многом.

Окончив Гарвард, Обама с 1992 по 2004 год преподает конституционное право в Чикагском институте юридических наук. Одновременно, с января 1997 года он исполняет магистратуру сенатора штата Иллинойс, причем от 13-го избирательного округа. Ну а в 2004 году Барака Обаму избирают сенатором Соединенных Штатов от штата Иллинойс. В Сенате он работает над Deceptive Practices and Voter Intimidation Prevention Act of 2007, Законом о предупреждении обмана и запугивания избирателей, и над Federal Funding Accountability and Transparency Act of 2006, Законом о прозрачности федерального финансирования.

Честные выборы и контроль гражданского общества над бюджетными тратами – как видим, эти проблемы крайне актуальны и для самого богатого на планете демократического общества, с без малого четвертьтысячелетней непрерывной традицией.( Точно так же, как была актуальна и в Риме времен Цицерона, где «покупали» выборы и расхищали казну…) Другое дело – там этой проблемой занимаются прекрасные профессионалы с очень хорошим образованием. Ну а в 2008 году Барак Обама становится президентом, выиграв у бывшего постояльца «ханойского хилтона» сенатора-республиканца Джона Маккейна. А теперь Обаме пора подводить итоги пары своих президентских каденций.

И если послушать претендентов на сорок пятый срок в Овальном кабинете, то дела в США обстоят примерно так, как рисует российская казенная телепропаганда, ставшая достойной продолжательницей дела Коминформа – «“Many are still barely getting by,” Hillary Clinton said, while Donald Trump said that “we’re a third-world nation.”». Топчет Обаму даже однопартийка, как видим, вещающая о том, как тяжко живут многие американцы. Ну а Трамп, похоже, полагает, что достижения в трехмерной печати и ИскИнах (см. прошлую колонку) бывают в странах Третьего мира.

Разобраться в проблеме попытался журналист The New York Times Эндрю Росс Соркин в статье President Obama Weighs His Economic Legacy. И вот тут-то хочется вспомнить о бессмертном определении разницы между крысой и хомячком, связанном с разницей пиара. Реальные дела в экономике США очень и очень неплохи. Спустя восемь лет после финансового кризиса уровень безработицы в США снизился до 5%, унаследованный от республиканской администрации Буша-младшего бюджетный дефицит уменьшился на три четверти, а ВВП растет, в отличие от падения такового в странах, где никаких кризисов нет…

Но интересно, что по оценке Соркина, да и самого Обамы, с которым автор The New York Times беседовал многократно, рядовой американец оценивает состояние дел в экономике совсем по-другому, полагая себя «чужими в этой жизни». Сам Обама считает, что вызвано это тем, что не сумел он растолковать благотворность шагов, предпринятых его администрацией, избирателю. Потеряли демократы большинство в легислатурах из-за того, что не было у них телевизора, втолковывающего людям, что холодильники у них на самом деле полны… Хотя в статье приводятся данные, согласно которым дело совсем не в пиаре.

Сухая статистика показывает, что средний доход американского домохозяйства сократился на четыре тысячи долларов относительно уровня, достигнутого в последний год работы предыдущей демократической администрации президента Клинтона. А лишиться одиннадцати долларов в день довольно обидно – особенно на фоне растущего имущественного расслоения, когда богатые становятся все богаче, один процент жирных котов получает более половины дохода… И вот в этой статье – хоть и недостаточно четко – объясняется, что изменения эти связаны не с промахами Обамы, а с особенностями развития технологий.

Вот пример успешного воздействия на экономику принятого в первую каденцию Обамы American Recovery and Re¬investment Act – огромный новенький завод по производству литий-ионных аккумуляторов фирмы Saft America, появившийся благодаря привлечению в США французской Saft. Бетонное здание в двадцать две тысячи квадратных метров, с солнечными батареями на крыше. А вот автостоянка перед ним крошечная по американским – да и нынешним российским – меркам, всего на три сотни машин.

Новый завод  аккумуляторов Saft America – роботы вкалывают, а человек несчастлив… И большой американский флаг ситуации не изменит!
Новый завод аккумуляторов Saft America – роботы вкалывают, а человек несчастлив… И большой американский флаг ситуации не изменит!

Вот в этом-то и состоит проблема! Значительная часть американского населения вообще ушла с рынка труда. И не только из-за зарубежной конкуренции, но и из-за внедрения роботов – “We’re not only losing jobs to overseas competition, we’re losing them to technology. Obama noted the robots, too“. И проблема эта навсегда. Благоприятные времена для среднего класса никогда не вернутся, таков уж императив технологий. Никогда не повторится ситуация, когда негр со Старого Юга перебирался в Детройт и устраивался на завод мистера Форда на фантастическую зарплату в пять долларов в день.

Зарплата за квалифицированную работу в США – например инженерам в высокотехнологических предприятиях – растет и будет расти. Будет спрос и на nigger job (у нас этот термин из старых словарей можно употребить свободно), работу малоквалифицированную. Низкооплачиваемую и до времени не поручаемую роботам. У нас такую делают те мигранты, которые в праздничный день закупаются в супермаркете картошкой, луком и огромным количеством батонов из зерна пятого класса. А вот работы средней – будет все меньше и меньше. И Обама стал первым президентом, при котором тенденция эта проявилась достаточно четко!