Сегодня отмечают один из самых триумфальных праздников – Международный день полета человека в космос. Именно под таким названием он был утверждён в 2011 году резолюцией ООН по инициативе России. Изменения в названии отражают и перемену отношения к космосу. Если раньше битва за космос велась исключительно в рамках военной стратегии времён холодной войны, то сейчас его освоение всё больше связано с наукой, туризмом и частными компаниями.

Макет КК "Восток-1".
Макет КК “Восток-1”.

Изначальное название праздника было «День авиации и космонавтики». Для такого обобщённого названия есть как минимум две причины. Во-первых, первыми космонавтами становились военные лётчики. Во-вторых, 12 апреля 1911 года был выполнен первый беспосадочный полет из Лондона в Париж. Пьер Прие (Pierre Prier) вылетел с английского аэродрома Хендон на моноплане Type Р-1 с двигателем мощностью 50 л.с. и через 4 часа без четырёх минут приземлился на французском аэродроме Исси-ле-Мулино.

Тогда это казалось колоссальным прорывом. Вся Европа долго обсуждала мужество Прие, а прогресс авиации давал свежие идеи писателям-фантастам. Однако реальность превзошла самые смелые ожидания. Спустя ровно 50 лет с космодрома «Байконур» стартовала трёхступенчатая ракета-носитель «Восток 8К72К». Она вывела на орбиту модуль «Восток 3KA», в котором Юрий Алексеевич Гагарин совершил облёт Земли за 1 час 48 минут. Высота перигея орбиты составила 181 км, апогея – 327 км. Так впервые человек оказался в космосе безо всяких оговорок, облетел родную планету и успешно вернулся назад.

Юрий Гагарин и его знаменитая улыбка (фото: ТАСС).
Юрий Гагарин и его знаменитая улыбка (фото: ТАСС).

Месяц спустя Америка представила своих астронавтов, но пилоты США смотрелись бледной тенью. Они начали выполнять серию суборбитальных полётов с максимальной высотой орбиты до 190 км и продолжительностью до 16 минут. Назвать их астронавтами можно было лишь с учётом преодоления условных границ атмосферы (80 км по стандартам ВВС США и 100 км по данным ФАИ).

Космос кажется бескрайним пока дело не доходит до практических задач. Наименьшая высота околоземной орбиты с краткосрочной (до 5 суток) стабильностью оценивается в 200 км. Околоземные орбиты с долгосрочной (годы) стабильностью начинаются с высоты 350 км. Орбитальный комплекс «Мир» летал на высоте 354 – 374 км, а среднюю высоту орбиты МКС подняли до 400 км. Уже на отметке в 500 км начинает расти концентрация протонов по мере приближения к внутреннему радиационному поясу Земли. Здесь заканчиваются безопасные орбиты для длительных пилотируемых миссий.

Радиационные пояса Земли (изображение: galaxy-science.ru).
Радиационные пояса Земли (изображение: galaxy-science.ru).

Получается, что даже возле собственной планеты долговременное пребывание космонавтов ограничивается диапазоном высот в 350 – 500 км. Ниже – нестабильные орбиты с большими затратами на корректировку (подъём высоты), а выше – протонный пояс. Проскочить его можно, а вот находится внутри хотя бы сутки – слишком опасно. К счастью, большинство программ освоения космоса не предполагают пилотируемые миссии. Автоматика прекрасно справлялась со всеми задачами ещё в шестидесятые годы.

Исследования космоса c 1959 по 2015 год (изображение: Pop Chart Lab).
Исследования космоса c 1959 по 2015 год (изображение: Pop Chart Lab).

В XX веке казалось, что в тогда ещё далёком XXI люди отправятся к далёким звёздам, по пути колонизируя Марс и многие спутники газовых гигантов. Мало кто мог помыслить, что следующие полвека прогресс будет идти в совершенно другом направлении. Дальний космос остался в мечтах уходящего поколения. На Марс отправились лишь автоматические зонды. На Луне не был построен ни один обитаемый модуль, и даже закрепиться на орбите родной планеты оказалось сложной задачей. России пришлось затопить собственный орбитальный комплекс «Мир» и ограничиться долевым участием в МКС.

Гонка вооружений служила мощнейшим импульсом развития космической техники, но она же привела отрасль к затяжному кризису. Многомиллиардные вложения оказались потрачены впустую. Америка надорвалась при реализации программ SDI и Space Shuttle. СССР в последние годы своего существования пытался дать симметричный ответ, запустив «Буран» и создав свой аналог СОИ.

Многоразовый орбитальный корабль «Буран» на самолёте Ан-225 «Мрия».
Многоразовый орбитальный корабль «Буран» на самолёте Ан-225 «Мрия».


«…представлялось целесообразным создание системы с орбитальной группировкой, состоявшей из боевых КА, одна часть из которых оснащена лазерным, а другая – ракетным оружием. При этом первый тип аппаратов должен был применяться по низкоорбитальным объектам, а второй – по объектам, расположенным на средневысотных и геостационарных орбитах…”,
пишут о советской космической программе восьмидесятых Михаил Делягин и Вячеслав Шеянов в книге «Русский космос: Победы и поражения».

У современных космических программ совсем другие приоритеты. Разворачиваются сети спутниковой навигации (в том числе и для космических аппаратов). Строятся орбитальные обсерватории (более ста уже было выведено на околоземные орбиты и в точки Лагранжа системы Солнце—Земля), развивается космический туризм, прорабатывается вопрос защиты Земли от астероидной угрозы, пересматриваются программы освоения Луны и Марса.

Движение Солнечной системы (анимация: spacegid.com).
Движение Солнечной системы (анимация: spacegid.com).

Эти задачи можно эффективно решать только совместными усилиями и при возрождении всеобщего интереса к космическим программам. В советское время большинство мечтало стать космонавтами. Сейчас надо лишь осознать, что все мы давно в космосе. Летим на КК «Земля» в составе Солнечной системы к созвездию Лебедя со скоростью около 200 км/с. Вот только полёт этот неуправляемый. В отсутствие экипажа мы ведём себя как капризные туристы. Требуем больше комфорта, не хотим работать, портим по глупости корабль и мечтаем перейти на другой, почище и целее.