Правовые коллизии, возникающие при столкновении новых технологий с устоявшимися общественными нормами, были и, вероятно, навсегда останутся областью, изучить которую с помощью одних лишь умозаключений невозможно. Можно сколько угодно теоретизировать на предмет того, что случится при попадании технического новшества X в привычную всем ситуацию Y, но до тех пор, пока этого не произойдёт в действительности, мы не будем знать всех возможных сценариев и исхода. Вот почему за такими инцидентами всегда интересно наблюдать. И разговор сегодня об одном из таких — и выводах из него, а именно о противодействии дрону, вторгшемуся на частную территорию.

Случилось это под самый конец июля в США, в одном из тех крохотных городков, которые у нас принято именовать деревнями. Некто Уильям Меридет, отец большого семейства и землевладелец, наслаждался солнечным воскресным днём вместе с женой и дочерьми. Ничто не предвещало несчастья, когда вдруг старшая дочь, шестнадцати лет, загоравшая во дворе, обратила внимание отца на парящий неподалёку дрон — мультикоптер из разряда тех полуигрушечных устройств, что так популярны в последнее время. Поначалу он крутился над домом соседей и после того, как девушка сделала ему знак рукой — мол, убирайся — действительно исчез из поля зрения, но только чтобы минуту спустя появиться уже над домом Меридетов. Тут он завис на высоте примерно десяти метров, явно наблюдая за домочадцами.

Как поступили бы в такой ситуации вы? Уильям, достойный сын свободной родины, решил отстоять свои права с помощью оружия. Вооружившись дробовиком (правда, заряженным чуть ли не самой мелкой дробью), он сделал один или несколько выстрелов по дрону, после чего тот спикировал в поле неподалёку. Сразу после этого к дому подъехал фургон, из которого появились четверо молодцев, в непечатных выражениях справившихся у хозяина, действительно ли он тот м.дак, которых сбил их мультикоптер? Избиение героя, правда, удалось предотвратить, потому что Уильям хоть и подтвердил их догадку, но, держа ружьё наперевес, добавил, что если те ступят на его лужайку, цитирую, «здесь снова будут стрелять». С чем господа и удалились.

К сожалению, это оказалась только завязка. Тем же вечером к Меридетам нагрянула полиция и Уильяма препроводили в участок, предъявив два обвинения.

Тот самый дрон. Как видите, определить высоту полёта и цель не так уж просто - и это, конечно, сыграет отрицательную роль в уголовном деле, заведённом на Уильяма.
Тот самый дрон. Как видите, определить высоту полёта и цель не так уж просто – и это, конечно, сыграет отрицательную роль в уголовном деле, заведённом на Уильяма.

Тут стоит отметить, что Уильям Меридет не первый американец, стрелявший по «непрошеным летающим объектам». Только за последний год зафиксированы ещё минимум два похожих случая. Оба, впрочем, прошли незаметно, без скандала. Июльский же инцидент, напротив, вызвал бурю в американских СМИ и (уже на интернациональных) веб-форумах: скорее всего потому, что накопились аргументы с обеих сторон. И хоть конкретные законы, к которым апеллируют участники дискуссии, конечно, различны в США и, например, Европе, суть неизменна в любом цивилизованном государстве.

Так вот, Уильяму предъявили обвинение, во-первых, в умышленной порче чужого имущества, и во-вторых, в умышленном неосторожном обращении с огнестрельным оружием (не уверен, что это юридически корректный перевод термина «first-degree wanton endangerment», но суть должна быть верна). Первое обвинение с него, предположительно, может и должно быть снято. Ведь, в конце концов, Уильям не приглашал незнакомцев устроить полёт над своим домом и понаблюдать за дочерью в купальнике. Очевидно, что было нарушено право на неприкосновенность личной жизни (попросту: приватность) и это готовы подтвердить соседи. Владельцев дрона, конечно, предстоит допросить на предмет того, какую цель они преследовали (пока утверждают, что вели съёмку дома по соседству, по просьбе хозяев), но в любом случае у Меридетов была причина для беспокойства — и «порча имущества» тут вряд ли пройдёт.

Сложнее с другим обвинением. Пресловутое право ношения и применения оружия для самозащиты в Соединённых Штатах на самом деле стиснуто множеством ограничений. Запрет на стрельбу в населённых пунктах — одно из таких (понятно, откуда оно взялось: пуля может зацепить случайного человека). Юристы, комментирующие случай Меридета, сходятся на том, что если только дрон не представлял явную угрозу для жизни Уильяма или членов семьи, у него не было права открывать огонь. И не имеет значения, стрелял ли он из нарезного оружия или дробью для воробьёв. В данном случае стоило бы применить что-либо не представляющее опасности для окружающих, например, сильную струю воды. Но лучшим решением было вообще воздержаться от самостоятельных действий и позвонить в полицию.

Считаете, дрон бы уже покинул место событий к моменту прибытия наряда? Ну так что ж, зато Уильям избежал бы дальнейших проблем. И в суд бы он отправился — а он, конечно, собирается судиться — только в качестве истца, а не подсудимого. Ведь владельцы дрона явно нарушили уже действующий запрет на полёты над чужой территорией и головами людей.

Профиль Уильяма в «Фейсбуке» рисует человека, почти помешанного на огнестрельном оружии и гражданских правах. Но и чувства юмора он не утратил: себя Меридет теперь называет не иначе как Убийцей дронов.
Профиль Уильяма в «Фейсбуке» рисует человека, почти помешанного на огнестрельном оружии и гражданских правах. Но и чувства юмора он не утратил: себя Меридет теперь называет не иначе как Убийцей дронов.

Среднестатистический россиянин, пожалуй, сочтёт такой «пассивный» сценарий самым правильным, но американцы, помешанные на частной собственности, его, конечно, не приняли. Однако и ожесточённейшие дебаты, разразившиеся в следующие дни, не принесли ничего успокаивающего для Меридета. Напротив, обозначился ещё один — и, пожалуй, самый неприятный из всех — правовой нюанс. Дело в том, что из-за несовершенства законодательства (которое, в массе своей, естественно, о ручных дронах ещё ничего не знает), возникла угроза быть обвинённым в стрельбе по… самолёту (или, правильней, «летательному аппарату», aircraft). Как так? Да очень просто: из-за тупого формализма государственной машины.

Проблема в том, что действующие законы не делают различий между крупными, «настоящими», летательными аппаратами и игрушками, вроде сбитой Уильямом. Так что, формально, он стрелял в aircraft. А это в Соединённых Штатах квалифицируется как федеральное преступление, наказуемое многолетним тюремным заключением. И не имеет значения, что владелец земельного участка обладает эксклюзивным правом на 150 метров воздушного пространства над своей землёй: самолёт есть самолёт — и у Уильяма теперь есть реальный шанс оказаться за решёткой.

Естественно, у нас законы другие. Но совсем не трудно провести параллель и прикинуть, что грозит российскому меридету, буде такой объявится. Так что стоит запомнить выработанный для Уильяма коллективным мозговым штурмом рецепт: вызвать полицию и ждать. Если сами не желаете застрять в шестерёнках механизма охраны правопорядка…