Вообразите, что нашли вы клад. Копали яму для новой яблоньки на даче, лопата заскрежетала. Камень? Нет. Чугунок, набитый николаевскими десятками. И, как назло – кругом ни одного свидетеля. Участок ваш стоит наособицу, к тому же даже дальние соседи сегодня остались в городе отмечать праздник весны и труда.

Вопрос извечный: что делать? Под трубы и барабаны предъявить клад Куда Нужно в уверенности, что после уплаты соответствующих налогов, он станет вашим раз и навсегда?

Но сомнение закрадывается в душу: вдруг окажется, что документы на дачу и пятнадцать соток землицы к ней небезупречны, что на них претендуют ещё пятеро, включая бабушку главы районной администрации? И что бабушка этот чугунок и зарыла аккурат перед экспериментом министра финансов Павлова с пятидесятирублёвыми бумажками, о чем есть свидетельство начальника РОВД и районного нотариуса? А чугунок со всем содержимым заберут до окончательного выяснения, да и потеряют? А народная молва превратит один чугунок в дюжину, мол, это он нарочно про один заявил, для вида, а под шумок весть район скупит. Да что район, губернию! И будут наведываться ко мне лихие люди, с утюгами, паяльниками и прочими электронагревательными приборами, а если я вдруг сменю место жительства, то только вместе с чадами и домочадцами, а на какие средства? Чугунок-то мой невесть где. Нет, лучше я о находке никому не скажу, а буду продавать время от времени монетку-другую, мол, от бабушки осталось. Разбогатеть не разбогатею, но раз в год на курорт съездить или коммуналку оплатить сумею.

Но это присказка. Сказка впереди, и сказка в том, что чугунок был не червонцами полон, а потаённым знанием. Собственно, это и не чугунок был вовсе, а некий артефакт, с виду напоминающий чугунок. Как он действует? Да просто. На ночь задумаешься, как бы мне улучшить конструкцию бензинового двигателя, а утром проснёшься, а в голове – чертежи, спецификации, всякого рода ноу-хау двигателя с коэффициентом полезного действия в семьдесят восемь процентов. Или лекарство для обновления зубов: вечером задумал, а утром готовый рецепт. Возьмите две перловицы, добавьте ложку свежайшей икры щуки или окуня, каплю уксуса, далее умолчу. Съешь, старые зубы выпадут, а новые вырастут – один к одному, и будут служить долго-долго.

Или антипороховые лучи. Антенна, и размером и видом похожая на локатор установки «Бук», посылает лучи в пределах прямой видимости и даже дальше, и все виды взрывчатых веществ превращаются в совершенно безвредный и даже полезный материал, вроде портландского цемента. Лучи следует посылать, разумеется, только в сторону противника.

Сапоги-скороходы, ковёр-самолет и шапку-невидимку можно сделать прямо дома, другое потребует цехов и заводов, третье же (машина времени или уничтожитель звёзд) земной технологии пока не по зубам.

Но достаточно и того, что по зубам.

Как быть в этом случае?

Нести Куда Нужно, в дар стране, не корысти ради, а из патриотических чувств? Но опять сомнения охватывают меня. Вдруг отнесу – и сгину, а вместе со мной и все близкие? Даже не казнят, нет. Наоборот, поселят в элитном кооперативе с круглосуточной охраной, вина, сыра, книг – сколько угодно, только наружу ни ногой, ни посланием.

Но что будет делать государство с этим прибором? Боюсь, не противораковые порошки, разве что для очень узкого круга преданных и верных. Наоборот, придумают казни египетские для всего мира, не признавшего ведущую роль и вселенскую миссию. А кончатся египетские, придумают свои. Например, фокус-покус, и на лидеров государств, не любящих Россию, вдруг нападает хохотунчик. Им переговоры вести, козни строить, а они смеются час, смеются два, смеются три, и ни галоперидол, ни затрещины не помогают.

Реклама на Компьютерре

Или выведут наши ракетчики на геостационарную орбиту три спутника с антиядерными облучателями, и ни у кого атомные и водородные заряды не взрываются. Бесполезные чушки. Ни у кого, кроме нас, конечно. Наши бомбы – это у кого нужно бомбы.

Итак, нести мне этот горшочек Куда Нужно, или использовать исключительно в личных целях, как царские десяточки, или вообще зарыть назад, а сверху посадить вишню или дуб?

И это, признаюсь, тоже была присказка.

Суть же вот в чём: можно ли быть уверенным, что радио, рентген, расщепление ядра и прочие чудеса с конца девятнадцатого вплоть до дней нынешних изобрели именно тогда, когда указано в энциклопедиях? А вдруг это знали и десять тысяч лет назад, знали, да не злоупотребляли, считая, что для человечества соха всяко лучше ядерной бомбы?

Существует два способа ведения научных дел: открытый и закрытый. При первом, экспансивном, открыв планету, элемент или средство против перхоти, тут же спешат опубликоваться, заявить приоритет. Международные обмены, стажировки, космические станции и адронные коллайдеры – всё это ведёт к безудержному росту научных публикации и, в конечном итоге, продолжает научно-техническую революции.

Второй – потаённый, герметический. Узнал что-то – не говори никому, кроме узкого круга посвященных, а порой лучше не говорить и посвященным. И существовала тайная наука не только во времена Гермеса Трисмегиста, но живёт и поныне. Военные секреты не терпят публикаций, то и дело слышишь, как учёных приговаривают к лишению свободы за излишнюю общительность.

Но как провести границу между открытием невоенным и открытием военным? В многополярном мире (и все полюса – северные!) трудно найти отрасль, которая так или иначе не может сыграть роль в борьбе с потенциальными, а то и явными врагами. Ведь сам-то враг не стесняется, ведёт сражение не только и не столько на поле боя, но и на экранах кинотеатров, в наушниках айфонов, в Интернете, на сценах кабаре и в меню кофеен и кондитерских заведений. В таких условиях какие уж заграничные стажировки, разве что казачков посылать, устойчивых и проверенных. А науку постепенно перевести на секретное положение.

Помню фильм про войну, «Беспокойное хозяйство», о ложном аэродроме с бутафорскими самолётами. Чтобы враги, нанося по этому аэродрому авиаудары, пребывали в уверенности, что делают важное и полезное дело. А на самом деле зря расходовали бензин, боеприпасы, а, главное, не замечали аэродромы истинные, с боевыми самолётами. И думаешь иногда: вдруг и многие наши НИИ того… бутафорские?

Наша наука разделилась на видимую всем, включая врагов, и науку потаённую, которая ещё явит миру могущество и величие отечественного гения. А что ракеты порой падают, а над диссертациями смеются все, кому не лень – так это гамбитная задумка. С целью введения в заблуждение враждебных аналитиков. Пусть пока тешатся мнимым превосходством. В нужный час придёт, придёт к ним прозрение, да поздно будет, господа!

Но опять смущения терзают душу: что, если и у них то же самое? И на Марс они не летят лишь потому, что скрывают до времени истинную мощь?