Вчера председатель американского Федерального агентства по связи (FCC) Том Уилер (Tom Wheeler) озвучил свой план перевода интернет-провайдеров в категорию обычных операторов связи, на которых распространяются положения Раздела II Закона о телекоммуникациях. Это позволит агентству восстановить принцип сетевого нейтралитета, утрата которого стала одной из главных тем за последнее время.

Классификация доступа в интернет как телекоммуникационной услуги юридически означает защиту права людей получать её независимо от региона проживания, религиозных и политических взглядов, а также других нетехнических факторов. Кроме того, все данные должны обрабатываться независимо от их происхождения – без искусственной блокировки и снижения приоритета. Контроль за соблюдением этого основополагающего принципа берёт на себя Федеральное агентство по связи. Для AT&T, Comcast, Verizon и других американских провайдеров это обернётся признанием всех искусственных ограничений доступа незаконными. С большой вероятностью, со временем эту практику скопируют и в других странах, включая Россию.

Петиция в поддержку изменения статуса мобильных операторов (фото: mashable.com).
Петиция в поддержку изменения статуса мобильных операторов (фото: mashable.com).

Одним из ключевых факторов развития интернета всегда был принцип сетевого нейтралитета. Он подразумевает, что любые пакеты обрабатываются провайдерами в порядке поступления – независимо от типа данных и их источника. Реальная же картина давно стала далека от киберпанковской мечты о сетевом равенстве. Крупные компании платят провайдерам за то, чтобы они предоставляли приоритет их трафику, или даже делали его бесплатным для абонентов. Получив такое конкурентное преимущество, корпорации с лёгкостью давят перспективные стартапы и отбирают аудиторию у развивающихся сетевых ресурсов.

Марк Цукерберг начинал запуск Facebook в университетской сети Гарварада, а прообраз Google – поисковая система BackRub – работала на серверах Стэнфорда. Тогда сетевой нейтралитет помог эти перспективным разработкам стать известными и быстро дорасти до уровня крупнейших интернет-сервисов. Теперь их владельцы используют своё влияние, чтобы посредством приоритетного трафика не допустить появления новых фейсбуков и гуглов.

За рубежом приоритезация трафика давно практикуется для контента социальных сетей, онлайновых магазинов, платных игровых серверов, платформ видеохостинга и других сервисов, приносящих большую прибыль. Лента «Фейсбука», список товаров Amazon или напичканные рекламой ролики с YouTube загрузятся на смартфоне быстрее, чем абонент сможет получить пару писем или отправить несколько документов в бесплатное облако. Оплаченный игровой уровень и набор текстур скачаются на субсветовой скорости, а загрузки небольшого драйвера с официального сайта разработчика можно и вовсе не дождаться.

Петиция в поддержку сетевого нейтралитета у Белого дома (фото: vice.com).
Петиция в поддержку сетевого нейтралитета у Белого дома (фото: vice.com).

Это не особенности оптоволокна или 4G/LTE, а всего лишь способ дополнительного заработка интернет-провайдеров. От ряда компаний они получают большие деньги за то, чтобы их контент доставлялся в первую очередь. Другие пусть довольствуются остатками ресурсов, а их пакеты обрабатываются в фоне. «Провайдеры не только отлично зарабатывают, но и становятся главными арбитрами интернета», – говорил генеральный директор компании BitTorrent Эрик Клинкер.

Обратный пример – Skype и другие сервисы интернет-коммуникации, активно вытесняющие голосовые звонки, нелепые по своим ограничениям SMS и запредельно дорогие (в пересчёте на стоимость мегабайта) MMS. Операторам сотовой связи все эти мессенджеры – как кость в горле: они отбирают львиную долю трафика и не приносят дополнительной прибыли. Ограничить их обработку внутри своих сетей или вовсе заблокировать её – давняя мечта операторов, и в прошлом году они чуть не получили на это законное основание.

Есть и совсем дикие варианты, при которых абонент получает доступ не к интернету, а только к определённым сайтам и единичным сетевым ресурсам, указанным в тарифном плане. Это полностью совпадает с запросами крупнейших компаний. Говоря, что он хочет подключить весь мир к интернету, Марк Цукерберг обычно имеет в виду к «Фейсбуку».

Тарифные планы с возможностью доступа к конкретным сайтам (изображение: pdamerica.org).
Тарифные планы с возможностью доступа к конкретным сайтам (изображение: pdamerica.org).

В России с недавних пор всё это тоже стало нормой. Мобильными операторами (по совместительству – интернет-провайдерами) постоянно разрабатываются отдельные опции и целые тарифные планы, в которых определённый контент не учитывается. К примеру, загрузка Яндекс.Карт часто бесплатна для абонента, в то время как за любые другие ему приходится платить. Если же выбран безлимитный тариф, то пользователь сам откажется от многочисленных аналогов из-за низкой скорости их работы. Популярными станут только те, для которых провайдер обеспечивает приоритет и высокую пропускную способность.

По мнению отца-основателя веба Тима Бернерса-Ли, совершенно недопустимо существование такой сетевой дискриминации. Каждый провайдер должен соблюдать равные условия предоставления информации, не отдавая предпочтение какому-то набору сервисов. «Когда я создавал веб, то специально устроил его как нейтральное место для творчества и совместной работы», – говорил он на каждом выступлении в прошлом году . – Мне хотелось, чтобы любой человек мог откуда угодно поделиться своими знаниями и имеющейся информацией без покупки лицензии и получения разрешения от меня, или какой-либо государственной структуры. Именно эта открытость породила волну инноваций, которая всё ещё подпитывает новые прорывы в науке, коммерции, культуре и многих других сферах жизни».

Карта интернета, составленная по количеству откликов на ICMP ping в диапазоне адресов IP v.4 (изображение: vice.com).
Карта интернета, составленная по количеству откликов на ICMP ping в диапазоне адресов IP v.4 (изображение: vice.com).

Интернет приятно считать «международным» и не зависящим от политики конкретных государств, однако «розовые очки» стоит хотя бы иногда снимать. Большая часть серверов находится на территории США и Европы, как и штаб-квартиры крупнейших ИТ-компаний мира. Де-юре нас не касаются американские законы, но де-факто наши собственные принимаются с оглядкой на зарубежный опыт. Особенно это заметно в таких слабо проработанных у нас областях, как интернет и высокие технологии. Отечественное правовое поле – благодатная почва для чужих семян, закалённых в патентной борьбе и бесконечных исках.

Пожалуй, первое юридическое подтверждение того факта, что сетевой нейтралитет давно нарушен, было получено год назад. 14 января 2014 г. FCC был озвучен отказ в Апелляционном суде. Тогда агентство пыталось потребовать от крупнейших американских провайдеров соблюдать равные приоритеты при обработке запросов от любых узлов сети.

В своём заключении суд указал, что интернет не является жизненно важным ресурсом, нуждающимся в регулировании со стороны правительства. Подобная практика принята только в отношении основных ресурсов – таких, как электроэнергия и телефонная связь. Однако уже к тому времени это представление было устаревшим. Смысла держать дома проводной телефон многие сегодня не видят, а энергетические компании судятся с потребителями, пожелавшими отключить свой дом от общей электросети и получать необходимую энергию самостоятельно.

Символическое захоронение сетевого нейтралитета (изображение: bluenationreview.com).
Символическое захоронение сетевого нейтралитета (изображение: bluenationreview.com).

Любопытно, что Федеральное агентство по связи само дало карты в руки провайдерам, выделив их тринадцать лет назад в отдельный класс. Вместо готового понятия «телекоммуникационный провайдер» был использовано новое: «поставщик информационных услуг». Тогда в правительстве посчитали, что достаточно ограничить возможные злоупотребления новым статусом, просто приняв дополнительный набор правил (Open Internet Order), запрещающий дискриминацию сетевого трафика.

Формулировки оказались туманными, чем и не преминули воспользоваться юристы крупнейших провайдеров. Первым был Verizon, подавший иск против FCC. Затем всполошились другие. Год назад они уже праздновали победу, получив заключение суда о том, что раз их не классифицируют как «common carrier», то на них не распространяется право регулирующих органов принуждать к соблюдению сетевого нейтралитета. Фактически Verizon, Comcast и AT&T получили право распоряжаться приоритетом трафика.

Теперь FCC пытается внедрить единый набор правил для всех операторов связи, независимо от типа предлагаемого ими доступа в интернет. “Впервые я предлагаю в полной мере применять чётко оговоренные правила для широкополосного мобильного подключения к интернету, – пишет Уиллер в своём блоге. – Мое предложение обеспечивает права интернет-пользователей посещать любые сетевые ресурсы и права новаторов по внедрению новых продуктов».

Председатель FCC Том Уилер (фото: Brendan Smialowski/AFP/Getty Images).
Председатель FCC Том Уилер (фото: Brendan Smialowski/AFP/Getty Images).

Также он напоминает, почему вообще пришлось внедрить единый свод правил: в 1960-х AT&T блокировало подключение, если связь выполнялась с помощью сторонних модемов. Только благодаря вмешательству FCC тогда удалось создать условия для здоровой конкуренции на рынке связи.

Официально вопрос о пересмотре статуса интернет-провайдеров и включения в их список мобильных операторов пройдёт 26 февраля. Однако Уиллер считает это формальной процедурой. Трое из пяти членов совета FCC уже выразили твёрдое согласие с требованием вернуть сетевой нейтралитет.