А теперь представим себе, что российские учёные взяли, да и создали, наконец, препарат, достоверно предотвращающий злокачественные новообразования. И назвали его… назвали его просто: Данаросс, сокращенно от «Дар Науки России». И патриотично, и для жителей всего мира на слух привычно.

Принимающие данаросс ежедневно с раннего детского возраста – сначала в каплях, потом в сладких драже, а затем и в безвкусных таблетках, снижают риск возникновения онкологического заболевания в сто раз. Никаких противопоказаний, никаких мало-мальски заметных побочных действий. Что важно – синтез препарата не дороже синтеза ацетилсалициловой кислоты, то есть таблетка может стоить копейки даже при нынешнем курсе рубля, и всё равно приносить прибыль. С учетом тотального приёма – большую прибыль. Пусть только пятачок в день, семь миллиардов пятачков, согласитесь, сумма. Да и рубль при таких обстоятельствах, глядишь, окрепнет.

Однако, есть проблема (как же без неё): если две таблетки данаросса истолочь, добавить щепотку питьевой соды, крупинку поваренной соли, две – сахара, три капли средства для мытья посуды, полстакана водопроводной воды, получившуюся смесь прокипятить и упарить до объёма пять миллилитров, получится наркотик «марсопьявка», посильнее героина (сразу предупреждаю, что и данаросс выдуман, и процедура создания «марсопьявки» не настоящая, так что никаких обвинений в пропаганде производства наркотиков быть не должно).

Что прикажете делать?

Отпускать данаросс исключительно по рецепту специально подготовленного врача? На красном бланке с голографической меткой, тремя печатями и цифровой подписью поликлиники? Но, повторю, лекарство хотят пить все жители раз, и ежедневно – два. Что ж, теперь им из поликлиник не вылезать (рецепты подобного рода даются на десять таблеток или около того)? А жителям села, которым до ближайшей поликлиники ехать сто километров? При сегодняшних ценах на бензин? А при завтрашних? И потом, где гарантия, что полученное по выстраданному в очереди (а очередь будет огромная, всё население страны поставят в очередь) рецепту средство пойдет по назначению, что человек не махнёт рукой на будущее, которое то ли наступит, то ли нет, и не приготовит «марсопьявку», чтобы на шесть часов погрузиться в мир невероятных приключений, мир, изобилующий и подвигами, и победами, и наслаждениями? Или не перепродаст таблетки жаждущим? Или не отберёт таблетки у старушки, выходящей из аптеки? Или не сделает налёт на эту самую аптеку?

Но присматривающие за оборотом наркотиков могут настоять: да, только по особым рецептам, и никак иначе. Разве это дело, чтобы потенциальный наркотик можно было дёшево купить в аптеке? Нет, его нужно дорого купить у наркодилера, иначе будет нехорошо. Тем более, что знатоки говорят, будто нет в России города или крупного села, где наркодилер не находился бы в шаговой доступности. Да что крупного, мелкого тож. Героин по доходности может превосходить нефть. Если не для страны в целом, то для некоторых её представителей.

Предположим, примут закон, по которому данаросс придётся покупать так же, как и морфин, промедол и прочие наркотические препараты. Почему не предположить, зная, что депутатам и членам их семей данаросс принесут в кабинет в потребном количестве курьеры из особых поликлиник, существование которых не выпячивается, но и не скрывается?

Реклама на Компьютерре

Станем ли мы ходить в очередь, чтобы записаться на прием к врачу, а потом проводить перед дверью кабинета долгие часы? Или ну его, авось, пронесёт?

Другая проблема данаросса с наркотиками не связана. А связана с тем, что человек вместо того, чтобы умереть от рака легкого в шестьдесят лет или раньше, умереть и тем самым избавить Пенсионный Фонд от бремени выплат пенсии, возьмёт, да и доживет до девяноста лет. А на что он жить-то будет?

Поднять пенсионный возраст? Но не до девяноста же лет. Уже и сегодня шестидесятилетнему найти работу непросто. Даже тридцатилетнему непросто. И двадцатилетнему. Если поставить человека перед выбором: умереть ли ему от голода сейчас, или умереть от рака потом (а, может, и не от рака), интересно, что он выберет?

Тут экономисты и предложат прогрессивную шкалу цены данаросса. Вроде акциза на водку, только лучше. Детям за упаковку на десять дней плата символическая – 1 у. е. (то есть доллар). Взрослому до тридцати лет тоже невелика, десять у. е. От тридцати одного до сорока – двадцать у. е. От сорока одного до пятидесяти – сорок у. е. И далее удваивая цену за каждое десятилетие возраста. Вырученные деньги как раз в пенсионный фонд и направят. Для выплаты пенсий тем самым пенсионерам. Ну, или вдруг захочется мост построить от Москвы до Антарктиды, то в Пенсионном Фонде можно занять. На сам мост сумм не хватит, но на проектные работы, разведку пути, представительские расходы…

Как другие страны поступят с данароссом, не могу и представить. Собственно, меня это не касается. Впрочем, думаю, что при всех внешних отличиях – где-то правит королева, где-то чёрный полковник, а где-то вообще бушует парламентская вольница, – суть одна: политику диктуют интересы правящего класса. Если нужно, экономисты докажут: ребята, чем каждодневно принимать данаросс, томиться в очередях, тратиться, и очень может быть, зря (вы умрёте другой смертью, скажем, вам отрежут голову), лучше разрабатывать эффективные способы лечения рака. Заболел – и платишь по факту лечения. Не заболел – не платишь. Справедливо? Справедливо.

Но мало ли как воспримет население подобные предложения, особенно если это не население, а граждане.

Поэтому разработки данаросса и вообще всяких вакцин и лекарств следует проводить осторожно, без ненужной спешки. Семь раз отмерь, один отрежь, говорили встарь, и не зря говорили. Улучшать жизнь нужно, но постепенно. Сначала одним, а там посмотрим.