Если посмотреть зарубежные новостные ленты, то создаётся впечатление, что весь мир, затаив дыхание, следит за геополитическими играми на постсоветском пространстве… Что главными людьми являются политики и полевые командиры, нынешние инкарнации былых пуанкаре-война и валленштейнов, и что именно они определят будущее человечества. Но судьбы обитателей Земли вершить не им: дела монархов и генералов вековой давности — безнадёжная история, а нынешний мир создан скромными инженерами былого, рисовавшими аэропланы, счётные машины, телевизионные трубки. Так и сейчас в мир приходит то, чему определять ход грядущего…

В субботу, 6 июня 2014 года, состоялось событие, которое можно по важности сравнить с первой радиопередачей Попова и с первым полётом Flyer-а братьев Райт. В соревнованиях, организованных Королевским обществом — самым что ни на есть натуральным Royal Society — в память шестидесятилетия со дня смерти Алана Тьюринга, компьютерная программа, прикидывающаяся тринадцатилетним одесситом Женей Густманом (Eugene Goostman), впервые в истории прошла тест Тьюринга.

Как известно, тест этот — на «способность машины мыслить» — состоит в том, что при общении с компьютером в течение некоторого периода времени более чем 30% «судей», участников теста, должны были оказаться убеждёнными в том, что говорят с человеком. Ну а Женя Густман ухитрился в течение пятиминутного общения убедить в том, что он человек, 33% арбитров. На десять процентов больше той доли, которая рассматривалась как условие прохождения теста.

Соревнования были организованы как шоу в хорошем смысле этого слова. И приглашались для контроля прохождения теста личности весьма яркие и весьма известные. Скажем британский актёр и писатель Роберт Ллевеллин (Robert Llewellyn) сам бывал в шкуре робота, играя андроида в культовом сериале начала девяностых от BBC «Red Dwarf», где изображал входящего в команду «Красного карлика» механоида Крайтена, и высоко оценил Женю.

Ну кто лучше сможет отличить человека от компьютера, чем актёр Роберт Ллевеллин, игравший механоида Kryten 2X4B - 523P…
Ну кто лучше сможет отличить человека от компьютера, чем актёр Роберт Ллевеллин, игравший механоида Kryten 2X4B – 523P?

Широко известен и Джон Шарки, барон Шарки (Baron Sharkey of Niton Undercliff). Именно этот британский либерально-демократический политик — деятельность которого проходит в лучших традициях известной нам либерально-демократической политики — недавно возглавлял кампанию за реабилитацию Алана Тьюринга. (Великий учёный пострадал за пристрастие к любимому Оскаром Уайльдом занятию, популярному в элитных public school и обеспечившему, вместе с популярной в этих же школах розгой, построение Британской империи; но занятию, наказуемому для тех, кто нарушал «Спартанский закон» и попадался…)

Удача пришла к Жене Густману не случайно. Начиная с 2001 года это чатбот, робот-говорун, брал призовые места в премии Лёбнера. Ну а в 2012-м на соревнованиях, посвящённых столетию со дня рождения Алана Тьюринга и проходивших в знаменитом Блетчли-Парке, Eugene Goostman недотянул до прохождения теста Тьюринга всего лишь 0,8%, сумев обмануть 29,2% судей…

Кевин Уорвик (Kevin Warwick), приглашённый профессор Уорвикского университета, организовывавший и прошлое и нынешнее соревнование, говорит, что это был первый случай прохождения «открытого теста» (open-ended test), то есть не того теста, который состоит из ряда заранее установленных вариантов ответа, а дающегося в свободной форме.

Конечно, создатели Жени Густмана — Владимир Веселов, Евгений Демченко и Сергей Уласень — проявили изрядное знание не только программирования и алгоритмизации, но и психологии. Чрезвычайно удачен оказался выбор персонажа — тринадцатилетний сын гинеколога и обладатель морской свинки, нежно любящий гамбургеры (что, видимо, обеспечивало ему популярность среди американской аудитории) может позволить себе и языковые ошибки, и незнание многих вещей…

720р-Женя Густман

Но ведь психология, дисциплина о функционировании человеческого мышления, в работе создателя модели человеческого разума занимает то же место, что у разработчика модели механизма — теоретическая механика и теория машин и механизмов… Правда, теормех — дисциплина несколько (несколько — да простят автора Тарг и Мещерский) более точная, но это уже детали. Знать объект, который моделируешь, нужно в любом случае!

Так что тест Тьюринга впервые в истории пройден. Хотя это событие и довольно широко отображено на компьютерных страничках газет, оно не привлекло к себе того внимания, которого заслуживает. Как там писал Артур Конан Дойль в рассказе «Магическая дверь»… «Старинные мастера рисовали харчевни и святых Севастьянов, когда Колумб на их глазах открыл Новый Свет».

Более того, имеет место масса критических оценок: мол, машина прикидывается всего лишь ребёнком, ну а полноценное прохождение теста Тьюринга невозможно ею в принципе. Ибо тест всего лишь бихевиористичен; на принципиальный вопрос — мыслит ли машина? — он ответа дать не может… Данные вопросы, конечно, могут обеспечить работой поколения философов-профессионалов, равно как и досугом — обширные круги философов-самоучек. Но вот с точки зрения инженерного дела или бизнеса они никакого смысла не имеют.

Откроем книги по проблеме освоения космического пространства, изданные в начале пятидесятых. Там рассматривались возможности V-2 и довольно убедительно доказывалось, что полёты человека в космос требуют как минимум ядерного двигателя, ибо импульс двигателей химических маловат… Так ведь на самом деле маловат — но это не помешало выйти на орбиту, достичь Луны и создать отрасль с довольно большим коммерческим и военным потенциалом!

И то, что орнитоптеры и энтомоптеры, аппараты с машущим крылом, числятся преимущественно среди поделок авиамоделистов и только-только приживаются среди мелких роботов, никакого негативного влияния на авиационную отрасль с её гигантскими лайнерами, быстро и дешево переносящими нас на другие континенты, не оказывают… Точно то же будет и в интеллектронике — заимствуя для эвентуальной отрасли ИТ (и в инженерном, и в деловом смысле) имя у Станислава Лема.

Пусть Женя Густман пока что, мягко говоря, не Платон; Женя Густман — раннепубертатный подросток. Прекрасно! А кто у нас лучше всего общается с подростками? Да подросток же… Любит гамбургеры и сласти? Так прекрасно: это ж готовый рекламщик, а то и целый продажник для фастфуда и прочей не менее полезной еды… Готовый неустанно общаться со сверстниками такого же интеллекта, выслушивать их проблемы и беды, сочувствовать и ненавязчиво впаривать продвигаемую продукцию.

То есть перед нами уже готовая интеллектуальная приставка для обожаемого корпорациями поисковых машин рекламного бизнеса. Легко расширяемая: что стоит обучить «женьгустманов» достоинствам разных марок подростковой одежды, молодёжной косметики! То есть мы вот-вот можем увидеть монетизацию на самом что ни на есть массовом рынке технологий искусственного интеллекта. Ну пусть не интеллекта, а роботов-говорунов. Какая разница? Если кто-то крякает и выглядит как утка, то заслуживает порцию дроби и отправки на обед дачному коту (есть дичь, взятую вблизи полумиллионника, явно не стоит).

И вот тут-то возникает самое забавное. Что сделало компьютер предельно дешёвым — массовый спрос на него. Что позволяет стоя в пробке скачать текст книги христианского апологета прошлого века — массовый спрос на рекламные услуги поисковых машин и сотовый интернет. В конце концов Колумб плыл, подгоняемый спросом на пряности… Так и тут: платёжеспособный спрос на услуги ИскИнов вполне может обеспечить экспоненциальный взлёт этой отрасли. И — начало положено!