С представленными IBM прогнозами относительно пяти перспективных технологий, которые в ближайшее пятилетие могут неузнаваемо изменить нашу жизнь, читатели могли уже познакомиться на странице «Компьюленты». Но эта пятёрка столь интересна, что хочется поговорить о ней подробнее. Начиная с той пары технологий, с которыми сталкиваемся все мы, проведшие детские годы в школьных комнатах и ежедневно забегающие в магазины, чтобы купить немного еды и одежды… Так вот, для начала IBM сулит этим сферам радикальные изменения.

Прежде всего – мир детства. Школа. Для обучения и воспитания детей в ней всегда применялись самые передовые технологии, доступные тому или иному времени. Скажем, великий Ян Амос Коменский воспользовался новыми по тем временам технологиями дешёвой бумаги и массового книгопечатания, создав в 1631 году учебник латыни “Janua Linguarum Reserata” (“Открытая дверь языков”); по нему учились классической филологии и принцесса Швеции, которой могли бы и нанять лучших педагогов, и крестьянские дети, для которых доступная книжка стала социальным лифтом.

Да, обычный печатный учебник, привычный каждому из нас с детства, когда-то был изобретением гения. Причём изобретением, положившим начало гигантскому бизнесу учебного книгоиздательства – вроде Pearson PLC, о котором мы недавно рассказывали (“Онлайн обновляет образование“). И дневник – мягкая книжечка с распечатанными типовыми формами – был когда-то изобретением на пересечении педагогики и организации труда (хотя научная организация труда Тейлора и Гастева оформилась много позднее). Дневник – очень полезная вещь: учил тонкой работе с лезвием бритвы, использованию свойств перекиси водорода…

И понятно, что информационная эпоха не могла не оказать влияния на процесс обучения. Цифровые технологии просто обязаны были проникнуть в школу. Сначала они делали это робко, на уроках информатики (а ещё десятилетиями раньше вообще на математическом факультативе, в общении с подаренной «шефами» машиной «Промiнь-М» не-фоннеймановского класса, программа в которой набиралась специальными ключами на коммутаторном поле). Ну а потом они начали охватывать все сферы обучения, подобно тому как ИТ проникают во все области нашей жизни.

Но вот информационные технологии-то победно шествуют по миру, а с образованием — проблемы. Даже в той стране, что лидирует в мире ИТ. Вот – взглянем, чем озабочены журналисты The Washington Post: “U.S. students lag around average on international science, math and reading test“. То есть несмотря на то, что расходы на образование в США перевалили за триллион долларов в год ещё в середине “нулевых” — а на 4% планетарных детей и молодёжи ими тратится 28% всех «педагогических» денег планеты, — с математикой, чтением и естествознанием у молодых американцев хуже, чем в среднем на Земле…

И вот тут, естественно, возникает желание применить свои конкурентные преимущества для компенсации собственных слабостей. В данном случае — использовать фантастические возможности мира ИТ, опирающиеся на финансовую мощь США, для восполнения недостатков учебного процесса. Причём отнюдь не путём подмены живого учителя пакетом программ… Не так, как описывалось в фантастике пятидесятых, где школьники сидели дома, учитель читал лекцию для всего континента, а наивысшей рейтинг имела преподавательница, которой было жарко в свете софитов и которая максимально облегчала свой наряд…

Нет, эксперты IBM, обратившиеся к проблеме образования, отнюдь не предлагают заменить преподавателя компьютером, даже таким эрудированным, как Watson. Тем не менее они говорят о том, что информационным технологиям предстоит преобразить схему функционирования классной комнаты. Но — на вспомогательных ролях. В частной гимназии госпожи Жесминской, где обучалась бабушка автора этих строк, кроме преподавателей и классных дам, исполняющих функции обучения и воспитания соответственно, были ещё и помощники, которых в просторечии барышни звали «педелями» и «жучками».

Так будет преобразовываться классная комната
Так будет преобразовываться классная комната.

Дело в том, что именно на них возлагался надзор за нравственностью (чтобы гимназистка не вышла вечером на улицу и, паче чаяния, не забралась в иллюзион); думаете, что «безопасный интернет» выдуман вчера?.. И тем не менее они исполняли и массу полезных функций. Разгружали педагогов от ведения классных журналов, помогали согласовывать расписание занятий, вели рутинный контроль… И так было во всем тогдашнем мире. И вот именно эти функции и предполагается возложить на ИТ в классной комнате. (Да-да, именно в общей для коллектива классной комнате, месте социализации детей!)

Дела вспомогательные, но очень полезные. Ученик может сделать в онлайне домашнее задание, а преподаватель – мгновенно проверить результат (не сводя его к сухим тестам), поощрить добрым словом, навести на правильный путь размышлений. Можно формировать индивидуальную программу, подтягивая упущенное, давая больше материалов по заинтересовавшим разделам. Больший компьютерный формализм сможет дать большую гибкость человеческим, межличностным отношениям, позволяя педагогу прослеживать «образовательную траекторию» каждого ученика за многие годы. Причём некоторые элементы таких классных комнат можно уже наблюдать не только за рубежом, но и в Нечерноземье. (А айбиэмовский ролик можно посмотреть здесь.)

Следующим направлением, которому эксперты IBM сулят перемены, является розничная торговля. Сфера очень важная для экономики США: «на полный день» в ней занято 6% населения этой страны. И вот тут идут процессы, которые сегодня могут очень сильно изменить отрасль ритейла. Дело в том, что, хотя в 2012 году, согласно данным U.S. Census Bureau, онлайновые покупки составили лишь $225 млрд из $4,4 трлн сделанных янки приобретений, растут они куда более быстрыми темпами, чем торговля обычная, и во всемирном масштабе уже перевалили за триллион.

А на офлайновую, традиционную торговлю слишком много завязано в экономике США, да и всего первого мира. Рабочие места трудящихся в ней мы помянули. Но ещё торговля занимает помещения, которые или арендует, давая доход лендлордам, или строит, проливая золотой дождь на подрядчиков и влиятельные профсоюзы строительных рабочих. А это ещё налоги с доходов и с недвижимости, с которых формируются в значительной степени и бюджеты, и зарплаты политиков с помощниками… Да и резкое удешевление коммерческой недвижимости может запустить процессы, аналогичные тем, что мы видели в 2007–2008 годах.

Скажем, девелопер или торговец одолжил у банка деньги на покупку земли и строительство магазина; так же поступил его сосед и сосед соседа… А потом — все закупаются в интернете. Магазины становятся не нужны (о том, что банки преимущественно перейдут в онлайн, отказавшись от офисов на первых этажах, мы писали в “Тропой кочегара…” — причём на основе анализа, сделанного риелторами из Jones Lang LaSalle!) Понятно, что столь резких и чреватых финансовыми бурями перемен экономика старается избежать. Но — отнюдь не запрещая онлайн-магазины и не вводя для них удушающие налоги!

Нет, речь идёт о том, чтобы вернуть традиционным магазинам былую привлекательность, действовать не кнутом, а пряником. Сделать это планируется внедрением самых передовых ИТ-технологий, “больших данных” (“Как сделать обычные магазины такими же гибкими, как онлайновые“), облачных архитектур искусственного интеллекта Watson. Причём столь гигантские вычислительные мощности понадобятся для того, чтобы магазины ближайшего будущего могли сочетать в себе достоинства онлайн-магазинов информационной эпохи (низкие цены и сверхширокий ассортимент, обусловленные глобализацией) и преимущества лавочек традиционной, доиндустриальной эпохи, с их индивидуальным отношением к покупателю.

Преобразование традиционного магазина в офлайновый, но цифровой
Преобразование традиционного магазина в офлайновый, но цифровой.

Если в образовании информационные технологии, по мнению IBM, должны взять на себя функции помощника педагога, то в онлайновых магазинах ближайшего будущего искусственным интеллектам предстоит стать приказчиками, опознающими покупателя в лицо или по сигналу смартфона, знающими его привычки, предсказывающими его поведение… (Почему для задач, с которыми справлялся бойкий парень без образования, нужны пока электронные мозги гигантской мощности, рассказано в материале “Кремниевые нейросети для “умных” машин“; возможно, нейрочипы исправят положение…)

И если покупателям в онлайн-магазинах приятнее пользоваться планшетами, чем мышами, то в магазинах традиционных есть возможность посмотреть и пощупать товар живьём. Даже такую простейшую и стандартнейшую вещь, как сетевой кабель пятого класса, очень полезно потрогать, чтобы ощутить, многожилен ли он, мягок ли, хорошо ль заделаны коннекторы… Что уж говорить о тончайших материях дамского платья, об ароматах благовоний! Ну а интегрировать онлайновые технологии в свой бизнес традиционным магазинам вполне по силам: мы уже рассказывали, как это делает Macy’s (“Универмаги и интернет-магазины в США теперь неразличимы“).

Мы уже рассказывали, что Macy's пошёл путём интеграции онлайна в офлайн
Мы уже рассказывали, что Macy’s пошёл путём интеграции онлайна в офлайн.

Ну а аналитики IBM в своём прогнозе говорят о том, что это не случайная флуктуация, а очень мощный тренд, которому предстоит в ближайшее время обрести не только национальный, но и общемировой характер. И с интеграцией офлайновых и онлайновых магазинов вскоре столкнёмся и мы с вами; значит, к этому стоит готовиться и отечественной ИТ-индустрии, и нашей динамично развивающейся онлайн-торговле. И покупателю надо учиться с выгодой для себя пользоваться сложившимся положением… Посмотреть демонстрационный ролик вы можете здесь.

Так что, согласно прогнозу IBM, как минимум в двух сферах ИТ-технологии попытаются помочь вернуть нас к образу поведения старого доброго времени, избавив по возможности от его недостатков…