Цифровая валюта Bitcoin переживает бурные дни. О причудах первых биткойн-миллионеров вы уже слышали: вот кто-то покупает фешенебельные апартаменты, вот обзаводится новенькой Model S… Полагаю, пройдёт совсем немного времени, и мы станем свидетелями первых похищений, вымогательств, пыток и убийств держателей биткойн-кошельков. Впрочем, до этого ещё нужно дожить. Пока же криптовалюта не смогла перешагнуть рубеж в $1 250 за штуку: ткнувшись в него на прошлой неделе, она откатила до пятисот с копейками и в настоящее время успокоилась (относительно, конечно: с колебаниями в десяток процентов в день) на уровне $900.

Насчёт того, что помешало ей двинуться дальше и каким будет поведение курса в ближайшие месяцы, есть много версий. Считается, например, что сильно негативное влияние оказал демарш Народного банка Китая — предупредившего китайских банкиров, что оперировать биткойном как обычной денежной единицей они не должны. Поскольку, предположительно, именно Поднебесная обеспечивает сейчас львиную долю активности в мире Bitcoin, известие, конечно, поставило цифровой валюте подножку. Но от удара она оправилась так же быстро и поехала вверх на новостях прямо противоположного свойства из США: Bank of America Merrill Lynch (солидное имя в финансовых кругах) опубликовал аналитическую работу, посвящённую биткойну. Документ читается легко и насыщен иллюстрациями, а смысл сводится к тому, что хоть Bitcoin и способна сыграть одну из первых ролей в электронной коммерции (как минимум), курс её в обозримом будущем вряд ли выйдет за $1 300: цифра, у которой, по мнению банкиров, есть некоторое практическое обоснование.

Курс Bitcoin к американскому доллару за последние полгода.
Курс Bitcoin к американскому доллару за последние полгода.

Эти два сообщения образуют лишь макушку новостного айсберга, сформировавшегося вокруг Bitcoin за последние дни и недели. Одни видят в отметке $1 250 корреляцию с золотом, тройская унция которого стоит как раз столько (подобные метафизические аналогии обычны в мире биржевых спекуляций). Другие называют биткойн альтернативой доллару и советуют правительствам не запрещать, а регулировать. И так далее, и так далее, а роднит большую часть новостей концентрация на обменном курсе. Их авторы упрямо не замечают главной ценности Bitcoin: это прежде всего уникальный платёжный инструмент, делающий проще, дешевле, быстрее любые операции с участием денег. (Если вы строили когда-нибудь интернет-магазин, то понимаете меня, если нет — попробуйте, не боги горшки обжигают!) Однако в кои-то веки в заголовках обнаружилось и нечто, имеющее непосредственное отношение к практической пригодности Bitcoin. Это вновь обозначившийся вопрос о личности основателя системы, таинственного Сатоши Накамото.

Что мы знаем о нём? Очень и очень мало. Satoshi Nakamoto — имя, которым подписаны научная работа, излагающая теоретические основы цифровой валюты (ещё говорят: описывающей протокол), и исходные тексты программы, эту теорию реализующей и сформировавшей собственно пиринговую сеть, известную нам как Bitcoin. С 2009 года, когда сеть стартовала, Сатоши трудился на веб-форумах бок о бок со своими единомышленниками, занявшимися доработкой его программы. Как считается, он помогал до тех пор, пока не убедился, что передал детище в надёжные руки — после чего, весной 2011-го, известил коллег, что переключается на «другие вещи», и более никогда не появлялся где-либо.

К тому моменту уже было известно, что имя его скорее всего выдумано. Предполагалось, что скрывается под ним один человек или группа людей, обладающих недюжинными познаниями в специфических областях ИТ (P2P и стойкая криптография как минимум). Ясно также, что он (или они) не желал, чтобы его настоящая личность была раскрыта, — и постарался не оставить следов. Большая часть того, что мы сегодня о нём знаем, известна с его же собственных слов (мужчина около 40 лет, живёт в Японии) и слов его интернет-коллег (вежливый, образованный, с отличным знанием английского языка). Честно говоря, никто не знает даже того, как произносится его имя. Дело в том, что японское «Сатоши», согласно правилам, транслируется на русский как «Сатоси». Однако по разным причинам в Рунете устоялся вариант с «ш» (кстати, ввели его в обращение не без участия «Компьютерры»: в июне 2011-го Бёрд Киви и ваш покорный слуга стали одними из первых, кто написал о Bitcoin на русском, и использовали именно вариант «Сатоши»). В пользу его говорит также то обстоятельство, что никто никогда не видел, как создатель Bitcoin записывает своё имя на (якобы) родном языке: мы имеем дело с английским словом, которое следует читать через «ш».

Письма на форумах да обезличенные транзакции в общем списке Bitcoin - вот и все зацепки, оставшиеся от Сатоши Накамото. Количество загадок, его окружающих, огромно. Например, в самом первом блоке системы Bitcoin (его ещё называют The Genesis Block - блоком сотворения; его хешдамп на фото) Сатоши оставил таинственное сообщение - название публикации в британской The Times. Каков смысл послания, никто не знает. Подтверждение даты запуска Bitcoin? Точка зрения на будущее классической денежной системы?
Письма на форумах да обезличенные транзакции в общем списке Bitcoin – вот и все зацепки, оставшиеся от Сатоши Накамото. Количество загадок, его окружающих, огромно. Например, в самом первом блоке системы Bitcoin (его ещё называют The Genesis Block – блоком сотворения; его хешдамп на фото) Сатоши оставил таинственное сообщение – название публикации в британской The Times. Каков смысл послания, никто не знает. Подтверждение даты запуска Bitcoin? Точка зрения на будущее классической денежной системы?

Однако, пусть и не желая того, Сатоши всё-таки «наследил». Прежде всего, остались более полутысячи его сообщений — в частности на форуме Bitcointalk.org и в почтовой конференции The Cryptography Mailing List. Сообщения полезны тем, что их можно подвергнуть анализу: статистическому, орфографическому, стилистическому и пр. К примеру, проанализировав временные метки, один из исследователей выяснил, что Сатоши почти не писал писем, когда в Соединённых Штатах была ночь, — и сделал соответствующий вывод относительно места жительства нашего героя. Ещё более ценными, впрочем, оказались характерные особенности речи (нетипичные обороты, словарные паттерны, орфография). У Сатоши отличный английский с британскими вкраплениями, что также говорит не в пользу японского происхождения. Плюс у него очевидно академическое образование и солидный опыт научной работы. Ну а поскольку учёных с квалификацией, требуемой для построения подобного проекта, не так уж много, можно попробовать соотнести особенности письма Сатоши с публикациями известных учёных — и выявить таким образом наиболее вероятных «подозреваемых». Так же, как минувшим летом, например, «вычислили» Джоан Роулинг, прятавшуюся за псевдонимом.

Эту работу проделал некий Скай Грей — и пришёл к выводу, что под именем Сатоши, вероятно, скрывается американский профессор права и экономики, ИТ-теоретик и практик со стажем Ник Жабо. На Жабо указывает множество текстуально-статистических совпадений (он активный блогер, так что недостатка в сравнительном материале не было), его предыдущие работы (он был автором bit gold — проекта, идейно и функционально схожего с Bitcoin, но так и не реализованного), а также странное отсутствие ссылок на него в работе Накамото (Сатоши хоть и создал Bitcoin сам, однако опирался на десятки научных трудов, созданных за последние два десятилетия, — и скрупулёзно указал их в библиографическом списке).

В поисках Сатоши

Попытка эта, конечно, была не единственной. Минимум полдюжины раз (историю поисков, часть которой показана на картинке выше, хронометрирует в своём блоге некая Chart Girl) известные специалисты брались за розыск Сатоши — и всякий раз приходили к разным результатам. Совсем недавно группа с участием Ади Шамира («S» в криптоалгоритме RSA) указала на Росса Ульбрихта. До того усилиями Теда Нельсона (ещё помните Project Xanadu?) под подозрение попал японский математик Мотизуки Синичи (см. «Биткойн теряет девственность»). Были и другие предположения, но так или иначе большинство шло по следу, оставленному сообщениями Сатоши. Кому верить и верить ли вообще — решайте сами. Важнее другое: мир должен узнать истинное имя Сатоши Накамото – или под возведённым его руками зданием так и будет лежать бомба замедленного действия. Ведь Сатоши принадлежит умопомрачительное количество биткойнов!

И вот тут мы приходим ко второй улике, оставленной Сатоши Накамото. Поскольку в первые дни и недели он был единственным участником сети Bitcoin, он же был и единственным майнером, поддерживавшим её существование. Следовательно, волей-неволей он должен был скопить на своих кошельках безумную (по нынешним меркам) сумму. Формально в кошельке, на который ссылается самая первая транзакция системы Bitcoin (совершённая 3 января 2009 года), немногим больше 60 BTC — образованных 50 биткойнами, полученными Сатоши за майнинг первого блока, и несчётным множеством мелких пожертвований, льющихся нескончаемым потоком по сей день (так пользователи Bitcoin выражают свою благодарность создателю). Однако если суммировать всё, что Сатоши «намайнил» хотя бы за первый месяц существования сети, получится сумма, превышающая один миллион BTC. Иначе говоря, сейчас ему принадлежит примерно каждый двенадцатый биткойн, находящийся в обращении.

Как удалось вывести эту цифру? Ведь уже к концу января 2009-го криптовалютой занимались и другие люди, а значит Накамото не был единственным майнером. Дело в том, что Сатоши использовал специфическую аппаратуру: в то время как его единомышленники, подключившиеся к Bitcoin в первые месяцы, запускали Bitcoin-клиент на простых персоналках, Сатоши, очевидно, эксплуатировал несколько десятков PC одновременно либо сконструированный им самим FPGA-компьютер. Сегодня мы знаем это по «почерку» его активности в общем списке транзакций: «намайненные» Накамото блоки легко увидеть на графике (что и проделал один из исследователей; результат на картинке ниже).

История первого месяца Bitcoin. Каждая точка на этом графике - один блок (содержащий все транзакции системы за последние десять минут). Время течёт слева направо. Майнинг-активность Сатоши формирует отчётливо видимую гребёнку.
История первого месяца Bitcoin. Каждая точка на этом графике – один блок (содержащий все транзакции системы за последние десять минут). Время течёт слева направо. Майнинг-активность Сатоши формирует отчётливо видимую гребёнку.

Таким образом, можно утверждать, что Сатоши владеет примерно миллионом биткойнов — количеством, достаточным, чтобы (при умелом обращении) дестабилизировать работу системы Bitcoin на протяжении длительного периода. Чего мы не знаем – так это преследуемых им целей!

Хорошо, если Сатоши Накамото — псевдоним, придуманный, например, Агентством национальной безопасности США для своего побочного проекта. Тогда в какой-то момент проект могут просто признать завершённым и закрыть. Разве можно «закрыть» пиринговую децентрализованную сеть? С кошельками Сатоши — можно: бросая курс вверх и вниз на десятки процентов за день, возможно сделать Bitcoin непригодной для использования по предназначению (как платёжный инструмент) и отпугнуть в конце концов большинство пользователей.

Если Сатоши — одиночка, вопрос усложняется. Он может оказаться бескорыстным учёным, который никогда не тронет свои накопления, чтобы не навредить обществу. А может оказаться и Доктором Зло, мечтающим стать первым триллионером планеты Земля: в таком случае стоит ждать диких, умных спекуляций, подобных биржевым манипуляциям в США времён XIX столетия. Наконец, он может оказаться просто психопатом, действия которого не подчиняются логике.

В самом нежелательном случае в игру может вмешаться третья сила: например, злоумышленники могут попытаться выкрасть у Сатоши приватные ключи к его кошелькам. А то и выкрасть самого Сатоши и принудить его эти ключи сдать. Чего уж там, на кону такая сумма, что — простите за цинизм — рентабельно выкрасть всех подозреваемых авторов Bitcoin оптом и жечь их калёным железом, пока кто-нибудь не сознается!

Словом, любопытство не праздное. В интересах самого Сатоши (если, конечно, он вменяем) явить себя миру, получить “Нобелевку” или, может быть, быть оплёванным разорёнными «инвесторами», но внести успокоение: продемонстрировать, что у него нет тайного плана. Подтвердить свою личность ему будет очень просто: достаточно потратить хотя бы копейку из самого первого кошелька Bitcoin; сделать это может только создатель системы.

Так кто же ты, Сатоши?