С крантами Советской власти в Отечестве появилась довольно неприятная привычка – заблаговременно анонсировать события-вехи, которые затем не реализовываются и тихо спускаются на тормозах. Раньше такого не было. Раньше Советская страна молча и втихаря пыхтела над какой-то сверхсекретной разработкой, напрягала умы шарашек, выжимала семь потов с подневольных добровольцев на стройках века, несла на первый взгляд как будто невидную службу по изъятию из западной цивилизации всяких полезных и технологически продвинутых разработок.

А потом – ба-бах неожиданным снежным комом на весь мир: советские сделали новый танк! Запустили новую чудо-ракету! Подводную лодку! Даже магнитофон на бобинах, и тот потянули. Кассетник, правда, уже оказался не по зубам. Да и видеомагнитофон не особо взрачным сложился.

Теперь все в корне поменялось, и бал правит «китайский синдром». Сначала на весь мир громогласно объявляют о величайшем технологическом прорыве и даже иногда выкладывают на всеобщее обозрение тестовый образец, существующий в единственном экземпляре и в редких случаях даже работающий. Созывают пресс-конференции, всячески бахвалятся, закидывают шапками, опускают конкурентов, рассказывают сказки про технологический прорыв и – это непременно! – отсутствие на рынке аналогов.

138_1

После этого… наступает тишина. Гробовая. На полгода. На год. На два. На три. Глядишь, все и забыли. Если же найдется пара–другая злопамятных журналюг, которые язвительно примутся напоминать об эпохальных обещаниях, тыкать бесстыжим пальцем в честный глаз, требовать предъявить объект усвоенных фондов, то под такое ЧП заготовлены два варианта. Чаще всего от журналюг отвязываются резонным замечанием, что, мол, процесс изготовления по объективным и не зависящим обстоятельствам занял несколько больше, чем планировалось, а за истекшее время технологии не то чтобы устарели, но появились более продвинутые, поэтому руководством было принято мудрое решение старую разработку свернуть и заняться новой – ещё более эпохальной и революционной.

Есть и второй вариант: обиду на журналюг проглотить, однако ж запомнить, напрячься силами без остатка, мобилизовать немыслимые резервы и… таки разродиться чем-нибудь, пусть маловыразительным, но все же похожим на продажный образец.

Предлагаю в контексте описанных парадигм постсоветской зарницы в сфере высоких технологий проанализировать очередное эпохальное событие – рождение чудо-смартфона, анонсированного в былинные времена.

В августе 2010 года генеральный директор компании «Скартел» Денис Свердлов поделился планами по созданию уникального смартфона Yota для сети 4G, которая только-только развёртывалась в избранных городах. Обнародование благой вести обставили по всем правилам постсоветской ИТ-куртуазии: дали подержать в руках муляж концепта Первому Человеку (по тем временам – президенту Дмитрию Медведеву), подчеркнули идею уникальности и патриотичности (не только разработка отечественная, так ещё и сборка тоже запланирована местная!). Короче – полный апанаж а-ля нано-«чуридер» (читалка Plastic Logic 100 имени Чубайса – «Недоразумение») или какой-нибудь Эльбрус-процессор.

«Скартел», однако, сразу предупредил, что начинание нешуточное, с замахом на уникальные технологии, поэтому реализации скоро ждать не приходится. Когда? Дай бог к середине 2011 года.

138_2

Бог не дал. Ни к середине, ни к концу года. В 2012-м тоже не дал. Все уже забыли про очередной анонс очередного несбыточного гаджета и даже не теребили понапрасну «Скартел» язвительными напоминаниями. Да что там “не теребили”! Напротив – даже приободрили, вручив несуществующему смартфону высшую награду. На международном фестивале рекламы «Каннские львы» концепту “Ётафона” вручили высшую награду – «Золотого льва» в категории «Инновации».

Звучит, конечно, двусмысленно: награда за никому не доступный гаджет. Однако же и обязывающе: «Золотой лев» есть, а “Ётафона” нет – надобно исправить непорядочек.

И представьте себе – исправили! Ну… почти исправили, потому как в продаже пока ничего нет, но хотя бы обозначился горизонт: конец 2013 года.

Чем же порадуют искушённых любителей мобильной техники отечественные мастера? Начнем с уникальной концепции. Она заключается в том, что, с одной стороны, у “Ётафона” обычный жидкокристаллический экран, а с другой – E Ink. Человечество изрядно напотешалось и напожимало плечами ещё три года назад, поэтому мы не будем возобновлять дискуссию на тему безумия и бесполезности химерических комбинаций.

В любом случае к самой по себе уникальной концепции “Ётафона” претензий нет никаких: ну придумали телефон без задника, что же тут плохого? Хозяин – барин: изобрела же Samsung Galaxy Round – смартфон с изогнутым дисплеем! И ничего – выпустила!

Вы удивитесь, но я даже не собираюсь язвить по поводу только что бросившейся в глаза разницы в поведении: пацан Гнусмас сказал – пацан сделал! В конце концов, разные бывают сложности – и организационные, и финансовые. Да и возможности у корейского гиганта несравнимы с возможностями «Скартела» – даже с учётом всех форм государственного участия в судьбе отечественного предприятия.

Над чем я собираюсь язвить, так это над какой-то совершенно не укладывающейся в голове концепцией «застывшего железа»! Как можно делать смартфоны на фундаменте компонентов трехлетней давности?!

Вспомните характеристики “Ётафона”: 4,3-дюймовый экран (не AMOLED, тем более не Super AMOLED, а простенький LCD) с разрешением 1280×720 пикселей (разрешение экрана E Ink – 640×360), двухъядерный процессор Qualcomm Snapdragon S4 с тактовой частотой 1,7 ГГц. 2 ГБ оперативной и 32/64 ГБ встроенной памяти (без поддержки MicroSD). 12-мегапиксельная основная и HD – фронтальная камеры, аккумулятор ёмкостью 1 800 мАч, модули Wi-Fi, Bluetooth и NFC. Спутниковая навигация GPS/A-GPS/ГЛОНАСС. Google Android. Всё.

138_3

Цена – 20 тысяч рублей (в 2010-ом замахивались аж на 30 тысяч). Теперь скажите: КТО в здравом уме за такие деньги будет покупать такой анахронизм?! Кому нужны двухъядерные процессоры, которые сегодня стыдятся ставить даже в 100-долларовые чайнафоны?! Кому нужен андрофон с таким маленьким экраном?! И так далее – по всем остальным показателям “Ётафона”.

Я понимаю, что три года назад, когда в воспалённых мозгах рождалась концепция уникального смартфона российской сборки, характеристики смотрелись более или менее достойно, но сегодня – на исходе 2013 года?! Как можно «замораживать железо» в долгострое? А главное – зачем?

Ну, задержали вы выпуск, не сумели обеспечить своевременное финансирование по плану, не наладили производство – так откорректируйте ТТХ! Замените процессор, камеру, вставьте пристойный аккумулятор (хотя бы 2 600 мАч), которые бы соответствовали нормам нынешнего дня, а не снам моей бабушки!

Я, впрочем, понимаю, что сказать проще, чем сделать. Особенно когда НИОКР ведутся то ли в режиме аутсорсинга, то ли вообще на уровне случайных находок где-то на стороне. Нашли по оказии в 2010 году какую-то группу инженеров, получили от них «уникальную разработку», подняли под неё государственное финансирование (и то, похоже, в виде обещания), запустили машину. Инженеры же с годами разбрелись по свету, затерялись, вот и некому больше пересматривать ТТХ, адаптировать под изменившиеся требования времени.

Ох, как же всё-таки всё печально в Датском королевстве. Как всё безнадёжно. А главное – как одинаково: из года в год, из десятилетия в десятилетие, из века в век.