Вряд ли есть на планете другая страна, столь внимательно относящаяся к проблемам своей безопасности, как Израиль. Ещё до создания ООН еврейского государства иудейскому населению Палестины пришлось пережить Арабское восстание 1935–39 годов; увидеть публикацию «British White Paper of 1939«, «Британской Белой книги», которая фактически пресекла эмиграцию евреев, пытавшихся спастись от холокоста; разделить трагедию парохода Struma, на котором еврейские беженцы надеялись добраться до Земли обетованной, но не были впущены туда британским комиссаром Палестины Гарольдом Макмилланом и все, кроме единственного, погибли в результате взрыва судна, отбуксированного в открытое море турками.

Понятно, что с такой историей (мы выше только про Палестину, в Европе же бушевала Катастрофа, שׁוֹאָה) — научишься полагаться только на себя и на свои вооружённые силы. Что Израиль и демонстрировал начиная с Первой арабо-израильской войны, когда Лига арабских государств, не признав решения ООН, собралась осуществить локальное «окончательное решение», но ошиблась в оценках своих перспектив, да так серьёзно, что о катастрофе, «Аль-Накба», النكبة, заговорили уже палестинские арабы… И с тех пор нравы в регионе гуманней не стали: вот свежие новости — ракетный удар ВВС ЦАХАЛ по сирийской базе Латакия.

Защищать своё существование Израилю в условиях преобладающего численного превосходства его арабских оппонентов всегда помогало превосходство технологическое. И общеэкономическое, и опирающееся на него военное. Во времена холодной войны израильтяне компенсировали массовые поставки советского оружия арабам оперативным применением технических новинок: противотанковых ракет, управляемых бомб, средств радиоэлектронной борьбы. Ну а из развитой РЭБ очень органично вытекает переход к средствам современной киберборьбы, противостояния в киберпространстве.

Тут, казалось бы, у Израиля проблем быть не должно. Кибервойна — это война умов и образований. А тут с Еврейским государством мало кто может сравниться. Крошечная по территории, чуть больше двадцати тысяч квадратных вёрст, страна с восьмимиллионным населением является технологической сверхдержавой. Перечислять ИТ-гиганты, держащие в Израиле свои центры разработки, нет необходимости: их и так все знают. Это легко объясняется: по оценкам ООН, индекс развития человеческого потенциала Израиля относится к группе «очень высоких», он шестнадцатый в мире, со значением 0,900 (Human Development Report 2013).

И понятно, что и высокое образование, которое отображает этот индекс, и возникшие на его базе высокие технологии вполне конвертируются в технологии военные, в данном случае — для кибервойны. До недавнего времени их пугались противники Израиля, а сами жители Земли обетованной — гордились. Вот, скажем, статья в ежемесячном международном еврейском журнале «Алеф». Автор перечисляет успехи израильских кибервоинов — уничтожение ядерного реактора в Сирии 6 сентября 2007 года, выводящий из строя ядерные центрифуги Ирана вирус Stuxnet, убивший 36 военных и проектировщиков взрыв ракеты Sejil-2 на полигоне у Тегерана…

Согласно тому же источнику, глава службы военной разведки ЦАХАЛа генерал-майор Амос Ядлин в начале 2010 года заявил: «Киберпространство представляет собой пятое измерение ведения войны наряду с сушей, морем, воздухом и космическим пространством. Война в киберизмерении имеет такое же большое значение, как и война в воздухе в XX веке». И до поры до времени у израильтян дела в киберпространстве шли очень даже неплохо, не хуже, чем у их ВВС в войнах прошлого столетия… Но у таких войн есть интересное свойство: более развитая страна более уязвима для них…

Реклама на Компьютерре

И вот сейчас газета The Times of Israel опубликовала очень интересную и предельно неожиданную новость. Оказывается, по сведениям израильского телеканала Channel 2, более 140 израильских целей подверглись кибератаке. Среди них были как собственно оборонные объекты, так и предприятия, имеющие значение для национальной безопасности. Механизм атаки был прост и незатейлив. Атакованные предприятия получили электронные письма, направленные с актуального адреса «известной германской фирмы», сотрудничающей с израильской «оборонкой». (Немцы, скажем, строили для Израиля субмарины класса Dolphin.)

Ну а в качестве бесплатного приложения к письмам абсолютно обыденного и не вызывающего никаких вопросов содержания шёл компьютерный вирус. «Троянский конь», задачей которого было, аккуратно собрав информацию с компьютеров и сетей получателей, упаковать её и отправить реальному отправителю. Последнего израильским специалистам удалось идентифицировать: оказывается, им был Китай. Именно военную индустрию Поднебесной заинтересовали технологии израильских военных и секретные — highly sensitive, and even classified — проекты тамошних разработчиков…

Что ж, по словам The Times of Israel, системы компьютерной безопасности угрозу вовремя распознали и подавили. Но всё равно факт очень интересен. Дело в том, что Израиль ещё с середины восьмидесятых очень тесно сотрудничает с Китаем именно в оборонной отрасли. Локаторы, ракеты, авиационные и танковые тепловизоры, дроны — их помогает создавать Пекину Еврейское государство. Причём так умело, что масштаб передачи военных технологий КНР вызывает беспокойство Соединённых Штатов. Скажем, при администрации Буша-младшего Израиль вынудили отказаться от поставок радаров Phalcon для китайской версии систем раннего обнаружения AWACS.

Так что желание китайцев преодолеть своё отставание в военных технологиях путём кражи израильских секретов вполне объяснимо. Хоть их школьники и показывают уже лучшую в мире образованность («Российское образование в PISA«), но по развитию человеческого потенциала Поднебесная пока на 101-м месте на планете, и «естественным» путём идти к вершинам хайтека очень долго. Понятное дело, хочется «срезать дорогу» — ведь и Германия времён грюндерства не брезговала промышленным шпионажем у опережавших её в ту пору в деле индустриализации англичан. Но вот ограничился ли китайский кибершпионаж против Израиля военной отраслью?

Для ответа на этот вопрос привлечём ещё одну кибердиверсионную историю. Есть в городе Хайфе Кармельский тоннель. (Гора, под которой он пробит, известна в Священной истории Ветхого Завета и в Синодальном переводе зовется Кармил.) Это сооружение длиной в 6,5 км, из которых 4,8 км приходится на две подземные части, связывает между собой северо-восточную и юго-западную части Хайфы. И вот 8 сентября 2013 года движение по тоннелю было остановлено на 20 минут. Затем паралич трафика повторился — на значительно больший срок. А в конце октября специалист по кибербезопасности, согласившийся поработать с израильскими журналистами на условиях анонимности, признал, что камеры безопасности в тоннеле были атакованы «трояном»…

Ну, может, камеры безопасности… А может — тоннельная система биллинга; гостей из России в Хайфе предупреждают, что замазанный номер авто может обойтись в тысячу шекелей. Но бесспорно одно: сооружение ценой в полтора миллиарда шекелей, важный инфраструктурный объект, был парализован кибератакой, нанёсшей ущерб в сотни тысяч долларов. Сами израильские «анонимные специалисты» говорят о сходстве кибератаки с производимыми группировкой Anonymous. Но вот почему-то вспоминается, что подрядчиком на строительство была китайская фирма China Civil Engineering Construction Corporation (CCECC). Совпадение? Кто знает…

Фактом остаётся то, что мощнейшая система кибербезопасности Израиля была пробита. А она действительно мощнейшая: скажем, объединённая электроэнергетическая компания Israel Electric Corporation тренирует своих компьютерных специалистов по программе CyberGym. Основания для этого у неё есть: серверы этой компании регистрируют по шесть тысяч уникальных кибератак в секунду… И безопасность — это не единожды достигнутый результат, а динамический процесс; угрозы могут возникнуть и от тех, кого только что считал ценными партнёрами…