Эдвард Сноуден вряд ли получит Нобелевскую премию мира. Да и судьба разговорчивого идеалиста едва ли сложится хорошо… Но одним из самых популярных людей на планете он уже стал: поисковик даёт на него восемьдесят один миллион ссылок. (Двадцать семь миллионов – на Маркса, шестьдесят два – на Линкольна…) И разоблачения Сноудена уже сформировали поразительно мрачный образ мира информационных технологий: человек в киберпространстве со всех сторон обложен шпионскими сетями АНБ и его британских пособников. И нет ни малейшего сомнения в том, что и другие страны осуществляют подобную слежку – может, менее высокотехнологичную, но не менее усердную. Всё… Свободы кончились! Большой Брат Оруэлла везде. Мир теперь окажется под гнётом Железной Пяты, если вспомнить Джека Лондона. Ну или замкнётся в инферно, пользуясь термином Ивана Ефремова из «Часа Быка».

Но жизнь всегда шире любой придуманной схемы. И ростки её пробиваются сквозь железобетон даже самого технически оснащённого тоталитаризма. Причём лучшим удобрением служит не абстрактное стремление к свободе и справедливости, а самая обычная корысть… В столичных городах изредка можно встретить забредших в Россию бывших диссидентов, рассказывающих, как героически они в молодости боролись с коммунизмом… Может, и боролись. Только этого никто не видел. А вот экономические подпольщики, что на Привозе предлагали добытые моряками загранплавания джинсы и диски, деним и винил, своё дело сделали – сформировали у широких слоёв населения некоторое представление о стандартах потребления.

Так кто же готов противостоять достигшему планетарных масштабов любопытству Агентства национальной безопасности? Может, правительства? Такие демократические, послушные воле народов… Ну, в Германии массовые демонстрации против PRISM и Tempora прошли, политики произнесли именно те речи, которые хотел услышать избиратель, а потом немцы отдали большинство голосов христианским демократам. Вождь последних канцлер Меркель не скрывает своей проамериканской ориентации, занёсшей солдат миролюбивого бундесвера в афганские горы… Тогда правозащитники? Такие могущественные, повергающие в страх перед общественным мнением тиранов… Да нет, от них, скорее всего, проку будет столько же, сколько от диссидентов 70-х. Как же человечеству ускользнуть из информационных сетей глобального шпионажа?

От встречи с Обамой президент Бразилии Дилма Русеф, возмущённая кибершпионажем, отказалась - и что?..
От встречи с Обамой президент Бразилии Дилма Русеф, возмущённая кибершпионажем, отказалась – и что?..

Для ответа на этот вопрос посмотрим на то, что уже произошло. Прежде всего имел место прецедент, когда глава государства – и государства немаленького – действительно жёстко прореагировал на американскую киберслежку. Это сделала президент Бразилии Дилма Русеф. Она отказалась от встречи с мистером Обамой, выступив против того, что АНБ занималось экономическим кибершпионажем против бразильской нефтяной корпорации Petrobras. Доходы нефтяников очень важны для развития Бразилии, нашей соседки по BRICS. (Там даже учителя с полицией дерутся…) А для янки, находящихся на грани перехода от импортёра в экспортёры углеводородов, естественно, интересно и полезно знать о делах конкурентов («С открытыми картами»). Но Бразилия – это не ядерная Россия и не гигантский Китай. Демарш Русеф утонул в информационном шуме, порождённом ближневосточными войнами и бюджетными скандалами. На скандал с PRISM прореагировал даже германский семейный бизнес («PRISMа как шанс»). Что ж, защищённая почта дело хорошее, особенно для бизнеса, однако это всё же частности. Но вот теперь на защиту информационных свобод в хрустальном мире всеведения спецслужб выступил новый игрок. И это – одна из культовых фигур компьютерного мира, Джон Макафи.

Джон Макафи - легенда ИТ-отрасли
Джон Макафи – легенда ИТ-отрасли.

Этот шотландец, родившийся в 1945 году в Британии и окончивший колледж свободных искусств Роанок, работал программистом в NASA, потом – проектировщиком программного обеспечения в UNIVAC (некогда создавшей легендарный UNIVersal Automatic Computer). Оттуда перешёл в Xerox, где был архитектором операционных систем. Позже – консультант по софту в Computer Sciences Corporation; этот нынешний гигант (98 тысяч занятых и $22 млрд оборота) уже в 70-е оказывал компьютерные услуги (откуда и происходят нынешние IaaS и PaaS). Затем – CSC, аэрокосмический гигант Lockheed. Проанализируем вкратце этот этап биографии Макафи. Начало – NASA, где тогда реализовывалась программа Apollo, апогей хайтека индустриальной эпохи.

Компьютер UNIVAC - заря информационной эпохи.
Компьютер UNIVAC – заря информационной эпохи.

Потом – UNIVAC, где за пару десятилетий до этого зародилась эпоха информационнная, и Xerox, где она в значительной степени оформилась в то, что мы видим каждый день. Дальше – ещё важнее. Computer Sciences Corporation – фирма, поставлявшая информационные услуги. И Lockheed – пронизанная духом холодной войны корпорация, создающая средства борьбы. И когда Джон Макафи в 80-е, трудясь у Lockheed, обзавёлся первым вирусом, пакистанским Brain (ещё в далёком 1986-м Юго-Восточная Азия вносила свой вклад в развитие ИТ-мира), он был уже готов к тому, чтобы стать одним из создателей очень перспективной отрасли ИТ-индустрии – борьбы с вредоносным программным обеспечением! (Перспективной – поскольку фундамент её благополучия покоится на извечной сущности человека – стремлении сделать гадость ближнему, порой даже бескорыстно…)

На пике успеха состояние Джона Макафи составляло $100 млн
На пике успеха состояние Джона Макафи составляло $100 млн.

Ну, говорить про одноимённый с Джоном антивирусный сканер излишне: даже если вы не поклонник этого продукта, то наверняка встречали его предустановленным на ноутбуке от самых разных производителей… И про McAfee, Inc., бывшую McAfee Security, крупнейшую фирму в области компьютерной безопасности, купленную в 2010 году Intel за $7,68 млрд наличными (не в смысле грузовика банкнот, а живыми деньгами, то есть – не путём обмена акций на акции), тоже говорить излишне. Это уже совсем другая история, с Джоном Макафи не связанная…

McAfee, Inc. живёт своей многомиллиардной жизнью уже без Джона…
McAfee, Inc. живёт своей многомиллиардной жизнью уже без Джона…

А сам Макафи оказался не слишком везуч. Глобальный финансовый кризис драматически ужал его состояние – со $100 млн до $4 млн… Он перебирается в Белиз – классический «налоговый рай» – и размещает там штаб-квартиру новой компании QuorumEx, пытающейся производить естественные антибиотики. В конце прошлого года Джон Макафи оказывается в центре криминального скандала: полиция Белиза проявляет к нему интерес по поводу убийства его соседа, тоже налогового беженца, с которым Джон будто бы ссорился. Памятуя о том, что мешканьем беды не избудешь, и изменив внешность с помощью подручных средств, жевательной резинки на челюсть, Макафи бежит в Гватемалу. Там его задерживают, но экстрадируют в США, где дело и затихает…

Судьба заносила Макафи и в Гватемалу…
Судьба заносила Макафи и в Гватемалу…

И вот теперь – самое интересное. 1 октября 2013 года компьютерный мир обежала очередная новость от Джона Мак-фи. Для её оглашения он выбрал очень интересную площадку – фестиваль музыки и технологий C2SV в Сан-Хосе. В выступлении (желающие могут посмотреть его здесь) он предельно низко оценил защищённость современных информационных коммуникаций (в чём сходится с нашим Касперским). 68-летний ветеран ИТ пообещал, что, располагая минимальной информацией о ком-либо, он за три дня возьмёт его под плотное электронное наблюдение. И это может любой: “If I can do it, any idiot can do it“.

Обратный отсчёт до появления новинки Джона Макафи
Обратный отсчёт до появления новинки Джона Макафи.

Для исправления ситуации Джон Макафи намерен в ближайшее время создать новую компанию – и объявил о её первом продукте по имени D-Central. Это будет устройство размером с коробку для ботинок; без экрана, но способное создать миниатюрную сеть радиусом в 400 метров (или три городских квартала). Систему шифрования устройства получат собственную. Никаких индентификаторов они не имеют. В результате, «цепляясь» друг за друга (конечно же, в людных или достаточно населённых местах), коробочки D-Central формируют свою собственную сеть, через которую пользователи смогут передавать и принимать файлы. Причём – совершенно анонимно! Но для этого требуется достаточное количество обладателей D-Central и их желание работать в анонимной сети. И работу с потребителями Макафи уже начал. Пройдя по ссылке, можно увидеть экран с обратным отсчётом до дня весеннего равноденствия 2014 года (когда планируется начать выпуск устройств) и оставить там свои контакты.

Если устройства D-Central скроются среди густонаселённых радиосетей, их не выделит даже солидный пеленгатор…
Если устройства D-Central скроются среди густонаселённых радиосетей, их не выделит даже солидный пеленгатор.

Кроме этого, в крупных городах США планируется сеть узлов для подключения D-Central к обычному интернету. Естественно – тоже анонимного… Так что при достаточном количестве желающих обеспечить себе анонимность может возникнуть незаметная для спецслужб сеть передачи данных. Правда, работающая лишь в условиях, когда в радиусе 400 метров найдётся достаточное количество D-Central, позволяющее сформировать сеть.

Про диапазон этих приборов не говорится ничего: вероятно, он один из общеупотребительных… В современной жизни отключить или забить помехами Wi-Fi уже невозможно. В квартире перестанут гоняться сигналы между компьютерами, планшетом, книжкой, телевизорами… В кафе внизу замрёт платежный терминал. В супермаркете рядом встанет ещё и логистика, а дантист напротив не сможет смотреть рентгеновские 3D-снимки… Так что засунуть между этих потоков сигналов ещё и шифрованный обмен – вполне возможно. Было бы желание… Главное – не впадать в уныние перед всеведением спецслужб. Код Шеннона невзламываем и теоретически. Факторизация при длинных ключах лежит в области трансвычислений. А из «клетки Фарадея» не убежит никакой сигнал. Надо просто это знать и уметь этим пользоваться.

Ну и относиться к ситуации, сложившейся из-за деятельности спецслужб и обрисованной Сноуденом, лучше как к шансу, дающему новые возможности. Так, как делает это ветеран ИТ-отрасли Джон Макафи.