Линус Торвальдс — «великодушный диктатор», по сей день возглавляющий крупнейший open source-проект на планете Земля, — редко попадает в заголовки новостей. Его работа для непосвящённых скучна, так что пресса если и вспоминает об отце Linux, то только к очередной годовщине (как раз на днях свободной ОС исполнилось 22 года), либо когда, выведенный из себя, он обрушивает на оппонентов всю свою холодную финскую мощь. (Помните его ссору с nVidia?) Нынче, впрочем, повод оказался ещё интересней. Прибыв на девелоперскую конференцию LinuxCon в Новый Орлеан, Торвальдс попал под перекрёстный допрос журналистов и публики, спросивших, помимо прочего, не поступало ли к нему от правительства США предложения имплантировать в линуксовое ядро шпионскую закладку. Линус ответил «нет», но — под нервный смех собравшихся в зале — в то же самое время утвердительно кивал головой: да…

Пошутил? Скорее всего. Потому что, приходили на самом деле к Линусу «люди в чёрном» или нет, грех не воспользоваться моментом. Ведь всплеск паранойи, спровоцированной Эдвардом Сноуденом, с одной стороны, несомненно добавил Linux очков (Брюс Шнайер, например, собственноручно копавшийся в сноуденовских «бумагах», теперь настоятельно рекомендует Linux и свободный софт), с другой – лично Линусу, кажется, доставляет больше пустых хлопот.

Теоретически разработчиков Linux, как и вообще любого свободного продукта, должно быть весьма сложно склонить к сотрудничеству со спецслужбами. Во-первых, исходные тексты открыты, так что закладка не продержится долго. Во-вторых, open source-коллективы, как правило, интернациональны, то есть составлены не только из американских или английских граждан. И подкатить к тому же Линусу, намекая, что отказ будет расцениваться как измена родине, не получится: коллеги, которым нет дела до желаний и методов АНБ, обязательно спросят, откуда взялся данный код и для чего нужен.

Если Линуса «достали», он не будет молчать. Он не CEO публичной корпорации и терять ему, в общем, нечего. Но если уж он и пожелал (на днях) разработчикам ARM... э-э... цитирую, «сдохнуть в каком-нибудь особенно болезненном инциденте», можете быть уверены: этому предшествовали годы вежливой переписки и десятки, а может быть, и сотни случаев, когда одна сторона наплевала на интересы другой.
Если Линуса «достали», он не будет молчать. Он не CEO публичной корпорации и терять ему, в общем, нечего. Но если уж он и пожелал (на днях) разработчикам ARM… э-э… цитирую, «сдохнуть в каком-нибудь особенно болезненном инциденте», можете быть уверены: этому предшествовали годы вежливой переписки и десятки, а может быть, и сотни случаев, когда одна сторона наплевала на интересы другой.

Но это, естественно, не избавляет Линуса от столкновений с конспирологами-параноиками, которые видят угрозу везде и во всём. Представить, насколько «приятными» бывают такие встречи, можно по совсем ещё свежему инциденту, закрутившемуся вокруг одной из внутренних функций линуксового ядра (далее, по традиции, просто Ядро). Если коротко, в Linux имеется функция RDRAND, которая используется для генерации случайных чисел. И есть некоторые сомнения насчёт качества её работы: если допустить, что в микрокод процессора силами АНБ и Intel вшит «троян», то вместо случайных чисел RDRAND может выдать неслучайную последовательность. Так что несколько ребят мечтают удалить RDRAND, но, отчаявшись найти понимание среди линуксоидов, написали открытое письмо Торвальдсу. И получили фирменный торвальдсовский ответ: пойдите подучите матчасть (драйвера и криптографию), а потом возвращайтесь и признайте, что гнали волну напрасно! Там же Линус пояснил, что RDRAND используется лишь совместно с другими источниками случайных чисел, почему и не ухудшит криптостойкости Ядра, даже если действительно скомпрометирован.

Соглашаться с Линусом или нет — личное дело каждого; у несогласных всегда есть право на форк. Вот только так уж всегда получается, что диссиденты возвращаются в родное лоно. Посмотрите хотя бы на Android: после некоторого периода разногласий, вызванных сепаратистскими настроения в Google, она снова идёт курсом на сближение, и через год–другой андроидовские исходники будут полностью включены в линуксовое ядро. В том числе и поэтому Linux продолжает расти — и конца-края росту не предвидится!

Android, захватившая мобильный рынок и продолжающая расширяться, играет теперь в популяризации Linux одну из важнейших ролей: да, пользователи Android-смартфонов, планшеток, всевозможных прочих устройств не подозревают, что фактически пользуют Linux, — но разработчики, создающие эти устройства, прекрасно понимают, на что опираются, и тем активней дорабатывают Ядро. Примерно та же история и с Chrome OS — единственным светлым пятном в унылом мире PC (см. «Chrome против всех»). Наконец, большинство сетян пользуются “Линуксом” ежедневно, даже если этого не замечают, не планируют или не хотят: инфраструктура практически любого гигантского интернет-проекта, от Google и Twitter до Facebook, сегодня основана на свободной ОС.

Как хорошо сказал Джим Землин, исполнительный директор The Linux Foundation (некоммерческий промышленный консорциум, фактически оплачивающий работу Торвальдса и основные инициативы для популяризации Linux), никто и ничего сегодня не делает без Linux, за редким исключением в лице Microsoft, Apple и BlackBerry. На этой неделе Linux Foundation опубликовала очередной ежегодный отчёт о состоянии Ядра — и цифры там впечатляющие по любым меркам. В разработке Ядра теперь принимают участие больше энтузиастов и компаний, чем когда бы то ни было. Только с 2005 года патчами отметились около 10 тысяч девелоперов и теперь Linux не просто один из самых крупных (17 миллионов строк кода), но и, вероятно, наиболее активно развивающийся софтверный проект всех времён и народов: ежечасно в Ядро вносится почти десяток исправлений, а каждые два месяца они отливаются в новую версию.

Быт Линуса настолько далёк от компьютеров, насколько это только возможно (он, к примеру, горячо увлечён дайвингом). Но вместе с тем он никогда не скрывал и не скрывает своей компьютерной (даже больше того - линуксоидной) зависимости. «Я не вижу другого проекта, который для меня по интересу хотя бы приблизился к Linux. Не могу представить, чем заполнил бы дыру в своей жизни без него».
Быт Линуса настолько далёк от компьютеров, насколько это только возможно (он, к примеру, горячо увлечён дайвингом). Но вместе с тем он никогда не скрывал и не скрывает своей компьютерной (даже больше того – линуксоидной) зависимости. «Я не вижу другого проекта, который для меня по интересу хотя бы приблизился к Linux. Не могу представить, чем заполнил бы дыру в своей жизни без него».

Линус, кстати, давно уже не самый активный участник этого процесса. По количеству вносимых патчей он теперь занимает почётное 101-е место и больше управляет людьми, нежели занимается кодом («перекинулся на тёмную сторону», по собственному выражению). Если же говорить о тех, чья доля заметно выросла, это будут представители компаний, занятых мобильными и встраиваемыми продуктами. В любом случае активность и численность разработчиков так велики, что наблюдатели, когда-то пытавшиеся предсказать конец этому безумному пиршеству коллективного разума, сейчас только с улыбкой чешут затылки: статистика уже беспрецедентна, такого никто ещё не видел, но и остановки не предвидится. Linux оказалась нужна всем, и люди, стоящие сейчас у Ядра, не желают назначать целей: им интересней смотреть за естественным движением проекта, помогать ему развиваться по мере рождения у пользователей новых потребностей.

Нетерпеливый читатель, вероятно, поморщился: «Хорош уже философствовать!» Но хотим мы того или нет, от философии линуксоидам теперь никуда не деться: такой уж период настал! Посмотрите на Гейба Ньюэлла — одного из самых желанных гостей LinuxCon’а, успешного и в высшей степени оригинального предпринимателя (это он основал и «руководит» Valve Software) и в то же время, пожалуй, самого большого философа open source последних лет. Гейб помешан на играх и считает, что Linux — будущее электронных развлечений. В его представлении, за последние годы игровая экономика преобразилась беспрецедентно, показав выгоды открытых (очевидно, он имеет в виду свободных) систем. Пользователи нынче генерируют больше контента, чем сами создатели игр, — и логичней предоставить им свободу, нежели пытаться их контролировать. Проще говоря, проприетарные классические гейм-консоли и современные закрытые экосистемы вроде iOS обеспечить требуемого не смогут. Смотреть нужно в направлении свободных продуктов: мне вспомнилась Ouya, а Ньюэлл, возможно, имеет в виду SteamBox (полумифическую собственную игровую Linux-консоль Valve Software, показать которую могут уже на следующей неделе).

Что до Линуса, то он, даже перевалив за сорок и вырастив трёх дочерей, остаётся в общем тем же любопытным подростком, каким был двадцать лет назад. Он удивляется, когда без объявления войны приказывает долго жить SSD на его ноутбуке. И беспокоится о дне, когда закон Мура перестанет работать: физический предел миниатюризации для полупроводников, в его понимании, уже маячит на горизонте, а ответа, куда двинется компьютерная индустрия после этого, нет пока ни у кого. Ему приятно констатировать постоянно эволюционирующий характер пользования Linux: сегодня, по словам Торвальдса, системой пользуются совсем не так, как ещё десять лет назад, не говоря о более ранних периодах. И хоть Ядро разрослось и усложнилось невообразимо, Линус считает, что в проекте по-прежнему найдётся место для всех желающих. Лучше того: влиться в разработку Ядра проще, чем в любой другой свободный проект, потому что сделано многое — но несравнимо больше ещё сделать предстоит!