Каждый раз, когда разговор в этой колонке заходит о «здоровье» PC-индустрии, я поражаюсь комментариям читателей. Можно рассуждать о преждевременности диагноза «смерть PC», можно успокаивать себя всё ещё стоящей на рабочем столе персоналкой (см. дискуссию под «Chrome против всех»), можно даже утверждать, что планшетки и им подобные никогда не сравняются с десктопом функционально — но нельзя, невозможно не признавать, что персоналка больна, причём больна настолько, что если когда-то и «покинет палату», то изменившейся до неузнаваемости.

Впрочем, средний пользователь здесь ничем не рискует. Но уже среднему разработчику выгодней задуматься, куда мы движемся и, возможно, поймать тренд, а для вендоров с мировыми именами и это непозволительная роскошь: пока остальные думают, они уже который год терпят убытки — и нужно действовать сейчас, сегодня, чтобы завтра не разделить участь неповоротливых Nokia и Research In Motion.

Intel, выручка и прибыли которой падают два года подряд, а маржа – уже три, и перспективы на год будущий туманны, находится в самом центре этой нежданной эпидемии. Её доли на мобильном рынке ничтожны: по самым оптимистичным прогнозам, через год она завладеет лишь одной десятой планшетного сегмента, а про достижения микропроцессорного гиганта на смартфонном поприще даже самые смелые аналитики предпочитают стыдливо молчать (в лучшем случае единицы процентов, в том числе и потому, что пришла она сюда лишь в прошлом году). Аргумент «Смартфоны, планшетки и прочая мелкая дребедень не имеют ничего общего с персоналкой», увы, для неё не работает. Потому, во-первых, что «Айпады» уже бесспорно выедают долю собственных персоналок Apple (на интеловских, кстати, процессорах), а «Андроиды» так же успешно кушают долю винтеловских машин. И во-вторых, у Intel своя философия компьютинга, свой взгляд на эволюцию вычислительных машин, из которого точно так же следует, что цифровая мелочь неизбежно будет править компьютерным миром.

Intel по праву должна считаться пионером мобильной и носимой цифровой техники, ведь ещё в 60-х Гордон Мур предрекал всё это в той самой статье, где сформулировал и зависимость, названную впоследствии его именем. Но одно дело писать, другое — построить на этом бизнес...
Intel по праву должна считаться пионером мобильной и носимой цифровой техники, ведь ещё в 60-х Гордон Мур предрекал всё это в той самой статье, где сформулировал и зависимость, названную впоследствии его именем. Но одно дело писать, другое — построить на этом бизнес…

Intel имеет право на собственную философию. Модными нынче «умными» часами она занималась даже не тогда, когда нынешние Pebble и Galaxy Gear были на бумаге, а когда их разработчики ещё не появились на свет: в 70-х она производила электронные ходики Microma. Равно и процессорами для наладонников занялась одной из первых: старшее поколение должно помнить её ARM-производный XScale, занимавший в начале “нулевых” лидирующие позиции в сегменте мобильных устройств. В обоих случаях она избавилась от бизнесов, поскольку они не приносили ей достаточной (по её меркам) прибыли: и электронные часы, и хендхелдовые микропроцессоры были слишком дешёвыми, маржа для них (попросту говоря, превышение отпускной цены над себестоимостью) – слишком маленькой по сравнению с процессорами для PC. Запомните эту деталь, она понадобится чуть позже.

Так вот, о философии Intel. Микропроцессорный гигант представляет себе компьютерную эволюцию состоящей из трёх этапов. На первом (англ. ориг. task-based) пользователи несли свои задачи на мейнфреймы. На следующем (lifestyle-based) уже вычислительные устройства — PC, смартфоны, планшетки — могли быть доставлены к рабочему месту и применены там и тогда, где и когда мы этого пожелаем. Но сейчас мы переходим к этапу номер три (integrated), когда компьютеры будут окружать нас и встраиваться во всё и везде, будут тотально взаимосвязаны. Поскольку первый этап давно закончился, а конец второго компания фактически проморгала, необходимо готовиться к третьему. Что она и делает: вероятно, вы слышали, что на минувшей неделе Intel на своём девелоперском форуме показала нечто необыкновенное.

180913-1

Это необыкновенное — микропроцессор (а правильней – SoC, система-на-чипе, или, по-советски, микроконтроллер) Quark. Одно ядро, один поток 32-битных инструкций, впятеро меньший и вдесятеро более энергоэкономичный, чем самый-самый крохотный представитель мобильного семейства Intel Atom, но по-прежнему принадлежащий к архитектуре x86, Quark — это выстрел в сторону носимых и встраиваемых устройств. Производительность для них — вопрос второстепенный, важнее уровень энергопотребления, степень автономности (вспомните, что те же Galaxy Gear публика не желает воспринимать всерьёз в том числе и по причине их предполагаемой неспособности продержаться без подзарядки хотя бы полный рабочий день). И Quark, потребляющий доли ватта, должен стать мозгом этого нового поколения устройств: цифровых браслетов, смартвочей, очков расширенной реальности, компонентов умного дома, встраиваемых промышленных и даже вживляемых медицинских цифровых аппаратов.

Естественно, Intel здесь не первая. Множество вендоров уже лицензируют и производят микропроцессоры, основанные на близком по характеристикам ядре ARM Cortex M. Преимущество Quark — классическая интеловская архитектура, что должно облегчить перенос и разработку программного обеспечения. Однако, обжёгшись дважды (см. выше), Intel более не пытается просто навязать рынку собственное видение, один только готовый продукт. Quark, производство которого начнётся ещё до конца текущего года, возвещает и начало новой эпохи в жизни Intel, большие перемены в принципах её работы.

Прежде всего вместо традиционного массового производства небольшого числа модификаций микропроцессора компания намерена позволить клиентам добавлять на процессорный кристалл собственные функциональные блоки (подключая их в предусмотренных точках расширения) — и таким образом переходит к производству сравнительно небольших партий большого количества разновидностей чипа. В Intel это называют «синтезируемой архитектурой» – в том смысле, что клиент получает процессор с уже встроенными нужными лично ему добавлениями, а в будущем, возможно, даже сможет приобрести лицензию на ядро Quark и менять и производить его на собственных фабриках. CEO компании Брайан Кржанич утверждает, что никаких сложностей тут не будет: Intel, мол, давно приноровилась производить чипы на заказ.

Закон Мура пока ещё работает, живым доказательством чему ультрабук на 14-нанометровом Broadwell. Но Intel уже занимается углеродными наноматериалами, прощупывая будущее без полупроводников.
Закон Мура пока ещё работает, живым доказательством чему ультрабук на 14-нанометровом Broadwell. Но Intel уже занимается углеродными наноматериалами, прощупывая будущее без полупроводников.

Это поистине либеральное новшество для микропроцессорного гиганта, но, к сожалению, главный конкурент работает по ещё более либеральной схеме. Если Intel не намерена разрешать своим клиентам менять собственно процессорное ядро (и даже вроде бы сохранит в секрете его устройство), то ARM Holdings позволяет вертеть ядром как заблагорассудится.

Но есть и ещё один подводный камень. Вспомните, почему Intel продала «Микрому» и XScale: на таких процессорах много не заработаешь, а компания привыкла ворочать миллиардами! Микроконтроллеры же класса Cortex M/Quark ещё дешевле. Норма прибыли тут должна радикально отличаться от процессоров для PC — и выхода нет, Intel придётся держать на балансе такое производство. Результатом станет как минимум упавшая маржа, а скорее всего, и глобальное ухудшение прибыльности: мобильные (Atom) и носимые (Quark) чипы если не сожрут, то понадкусывают продажи чипов для PC, оставив доходность микропроцессорного бизнеса времён господства Wintel только в светлых воспоминаниях. И потребуют дальнейшего реформирования производства и отхода от принципов, выработанных Intel за полувековую историю.

Я всего лишь обозреватель, не аналитик и не желаю претендовать на звание такового. Но отказать в удовольствии наблюдать за теми, кому платят за аналитические труды, не могу. Так вот, сейчас сложилась забавная ситуация: констатируя сказанное выше, западные аналитики вместе с тем как будто боятся заглянуть вперёд. Все как один они цепляются за озвученный кем-то прогноз о стабилизации здоровья PC-индустрии в будущем году (увы, они не оправдались и два года спустя): очень уж страшно говорить об Intel в прошедшем времени! Впрочем, два года назад точно так же боялись ставить крест и на Blackberry, и на Nokia.

Так что и я не стану утверждать: конец! Спрошу только: вы задумывались, куда дальше?