Чем пристальнее всматриваюсь в события, связанные с сенсационными разоблачениями и перемещениями Эдварда Сноудена, тем крепчает мой скепсис относительно impromptu (замечательное такое англо-французское слово, передающее импровизационный характер явления) этого грандиозного спектакля.

Скажу честно: сегодня я уже не только не уверен в реальном существовании Эдварда Сноудена (не как физического лица, а как Рене Телени от разведки), но и в том, что речь вообще идёт о единичной персоне, а не о коллективном проекте. Хочу поделиться с читателями своими догадками на этот счёт.

Во-первых, почему Glasperlenspiel. Старожилы Голубятен, конечно, помнят, что этот роман Гессе входит в число моих любимых литературных произведений, однако в данном контексте я использую «Игру в бисер» в самом прямом смысле. Обитатели уникального мира Касталии на протяжении нескольких поколений не просто играли в увлекательную игру, а создавали самую настоящую и полноценную параллельную реальность. В которую и уходили жить. В этом смысле, кстати, Герман Гессе чуть ли не первым в европейском искусстве предвосхитил грядущее переселение человечества в виртуальную реальность Интернета.

Применительно к Эдварду Сноудену метафора Glasperlenspiel означает, что нам приходится иметь дело не с каким-то загадочным персонажем с невероятной биографией и изломами судьбы, а с предельно сложной ментальной конструкцией, с коллективной игрой, в которую вовлечено боюсь даже предположить какое количество организаций, структур, ведомств, преследующих свои вполне конкретные политические интересы. В этой конструкции Эдвард Сноуден играет роль хоть и ключевой, но пока еще непонятно какой фигуры: то ли пешки, зачинающий сложную многоходовую комбинацию, то ли слона, то ли ферзя.
60_1

Давайте взглянем на череду безумных событий именно под углом зрения «Игры в бисер». Совершенно ниоткуда появляется Никто с биографией, которая достойна войти в хрестоматию по шпионскому ремеслу: изюминка этой биографии в том, что она совершенно не поддается проверке! Первая её часть – служба непосредственно в подразделениях ЦРУ – не проверяется по определению, однако и вторая – консультант в Dell и Booz Allen Hamilton – не менее фиктивна: число сотрудников Dell давно уже перевалило за 100 тысяч, а военный подрядчик Booz закрыт ничуть не менее своего кормильца – Минобороны.

Что мы ещё знаем? Что есть некто, кто называет себя Лонни Сноуденом и является папой Эдварда. И есть ещё Элизабет Сноуден – его мама. Не нужно обладать стажем работы в органах разведки – вполне достаточно багажа из дюжины шпионских фильмов, чтобы понимать: такую легенду (три непроверяемых работодателя плюс папеле-мамеле) можно соорудить за полчаса.

Далее: Эдвард Сноуден живет в полном шоколаде на Гавайских островах с боевой подругой и тихо консультирует за скромную зарплату в 200 тысяч долларов ежегодно. В какой-то момент ему кажется, что все, чем он занимался сознательную жизнь, нехорошо и неправильно, поэтому он решает порвать с прошлым и поведать миру “матку правды”.

Как бы поступил человек, озабоченный маткой правды? Во-первых, он бы долго и обстоятельно подготавливал пути отхода и место будущего убежища. Во-вторых, тихо купил бы авиабилет в одно курортное место на Земле, оттуда другой билет – в другое место, потом, может, в третье, а то и уже прямиком в неприступную крепость, из которой его гарантированно невозможно было достать. И только после этого связался бы пусть с теми же The Guardian и The Washington Post и поведал миру сенсационные сведения о проекте PRISM, стукаческой роли Verizon, слежке АНБ за Бразилией, Россией и Китаем, британской программе слежения Tempora и прослушках саммита “Большой двадцатки”.

Эдвард Сноуден сделал все задом наперёд: сначала разгласил конфиденциальную информацию, а затем озаботился своим спасением. Создаётся полное впечатление, что делал он это для того, чтобы весь мир мог с замиранием сердца следить за его перемещениями: Сноуден прощается с боевой подругой и летит в Гонконг лечить эпилепсию (!!!), где вступает в переписку с журналистами. Тут же мы узнаем, что «полиция посещает его дом на Гавайях».

60_2

Затем Сноуден выселяется из отеля The Mira, дожидается, пока на родине, в США, ему предъявляют обвинения в хищении государственной собственности и разглашении государственных тайн и аннулируют паспорт, получает от эквадорского консула (приятеля Ассанжа) транзитные документы и летит зачем-то… в Москву! Страну, для посещения которой у него нет визы.

Почему не прямиком в Эквадор? И не в Венесуэлу? При чем тут Венесуэла? Как при чем: прямо у трапа самолета в Шереметьево Сноудена сажают в машину с дипломатическими номерами посольства Венесуэлы и куда-то увозят. Куда?

Говорят, в транзитную зону аэропорта. Журналисты со всего мира упорно ищут Сноудена в этой мистической транзитной зоне (где есть какой-то капсульный отель, о котором никто никогда ничего не слышал), а транзитные пассажиры устраивают тотализатор в надежде сфоткаться со звездой сенсационных разоблачений.
Далее деятельность Сноудена продолжается на запредельно виртуальном уровне: он (якобы) рассылает письма в десятки стран мира с просьбой о предоставлении ему убежища (у меня создалось полное впечатление, что кто-то тестирует эти страны на предмет лояльности к Соединенным Штатам!), заочно обменивается репликами с президентом России, просит убежища в РФ и через сутки отзывает свою просьбу, подставляет президента Боливии Эво Моралеса, чей самолет принуждают к посадке в Вене и шмонают по просьбе США на предмет отлова в подкрылках беглого агента… Наконец, подставив всех и вся, великодушно останавливает свой выбор на Венесуэле.

Где сегодня находится Сноуден? В Китае? России? Венесуэле? Или – дома, в США? Думаю, нам никто не ответит на этот вопрос. Скорее всего потому, что Эдварда Сноудена (как такового) вообще нет нигде. И никогда не было. Был кто-то другой (некое физическое лицо), который исполнял роль Эдварда Сноудена, бывшего сотрудника ЦРУ и АНБ, переносил свою тушку из аэропорта в аэропорт, а потом растворялся в неизвестном направлении. Делать это было не сложно, потому что этот другой (или другие – вполне вероятно, что роль «Сноудена» играли двое–трое, а то и пять человек) имеет и необходимые визы, и паспорт, и деньги.

Для того чтобы моя Glasperlenspiel c Эдвардом Сноуденом выдержала проверку на правдоподобие, нужна самая малость – правдоподобный мотив. Итак: кому было нужно устраивать этот грандиозный спектакль с беглым агентом, в котором (якобы) что-то там проснулось, перевесив оклад в 200 тысяч долларов? Версию с эпилепсией как побудительным мотивом мы рассматривать не будем.

60_3

Для начала хочу дать одну подсказку: как уже неоднократно было сказано, все разоблачения, сделанные Сноуденом, являются секретом Полишинеля. Обо всех прослушках все давно всё знали, за исключением разве что названия проектов – этих PRISM и Tempora. Даже если предположить, что произошёл (или еще произойдёт) слив какой-то новой информации, это не меняет сути дела: Джулиан Ассанж и его Wikileaks тоже слили достаточно пикантной мерзости про международную деятельность Соединенных Штатов.

В свое время я очень обстоятельно изучал и анализировал операцию под названием «Джулиан Ассанж». В статье для «Бизнес-журнала» («Божья роса») я попытался собрать воедино все гипотезы, связанные с казусом Wikileaks, а затем на их сопоставлении выйти на максимально правдоподобную версию. Сейчас мне кажется, что история Эдварда Сноудена написана по точно такому же сценарию, что и операция «Джулиан Ассанж».

Подробности вы найдете в «Божьей росе», здесь же дам только выжимку: Джулиан Ассанж – как и ранее события 11 сентября 2001 года – появился на свет в результате самой современной и элегантной схемы достижения поставленных целей посредством ловкого канализирования в нужном направлении добровольных порывов случайных личностей и структур.

Находят недовольных персонажей, обещают им прикрытие, помогают добиться «справедливости» и нарезать вдоволь «правду матки». А потом смотрят за реакциями и произведенным эффектом. Смотрят и анализируют. Если повезет (как после 9/11), то сразу же под шумок протаскивают нужные решения (вроде создания АНБ и установки тотальной слежки в рамках закона “О патриотизме”), которые в иных обстоятельствах ни за какие коврижки протащить не получилось бы.

Эдварда Сноудена запустили на орбиту и внимательно смотрят: кто что будет делать, кто куда пойдёт, кто с кем споется, кто и до какой степени будет “возникать” и махать кулаками. Ведь посмотрите: засветились абсолютно все! Обозначили свои позиции и продемонстрировали меру независимости и Китай, и Россия, и страны Евросоюза, и Латинская Америка… (Как сильно отличается реакция Бразилии от Венесуэлы!) Информация, по всем показателям совершенно бесценная для геополитического прогнозирования и построения всей политической стратегии на годы вперёд. Теперь ведь точно известно, с кем, сколько и как придётся работать, на кого и как давить, у кого какие слабые места.

Кто же запустил Сноудена на орбиту? Понятия не имею, однако не сомневаюсь ни секунды, что это какой-то из американских центров власти. Их там, между прочим, немереное количество. Такого понятия, как США, не существует. Вместо этого есть десятки крупных разнонаправленных центров власти – со своими интересами, сферами влияния, финансами, политической программой и т. д. Много вы слышали о Теневой партии (Shadow Party)? О Мортоне Гальперине, Лесли Гельбе, Кэссе Санштейне? А это, между прочим, та сила, которая с наибольшей долей вероятности запустила операцию «Джулиан Ассанж».

60_4
Самое, конечно, забавное – то, как быстро сориентировались в ситуации абсолютно все мало-мальски самостоятельные геополитические центры власти! Только полюбуйтесь на активность, которую развил Евросоюз! Делегация департамента внутренних дел при Европейской комиссии уже отправляется в Соединенные Штаты – инспектировать программу финансового слежения за террористами (Terrorist Finance Tracking Programme, TFTP) и за данными пассажиров (Passenger Name Record, PNR). Ребята планируют раскручивать слив Сноудена себе на пользу на полную катушку.

Свою игру играют латиноамериканские шалунишки. Попытался что-нибудь выцарапать для России и ВВП. Короче, рождению нового Усамы бен Ладена радуется стар и млад, надеясь что-либо выудить для себя лично под сурдинку в мутном пруду. Столько выудить, сколько, конечно, позволят.