Приношу редакции и читателям свои извинения за задержку с колонкой, но минувшие дни выдались необычно загруженными. В выходные 20-21 апреля мы на обсерватории проводили дни открытых дверей, с 22 по 25 апреля я был в Новосибирске, а 27 апреля немного побыл на фестивале «Астрофест» в Подмосковье.

В Новосибирске мне удалось поучаствовать в работе круглого стола по проблемам популяризации астрономии вообще и планетариев в частности. За эту возможность я очень признателен Сибирской государственной геодезической академии (СГГА). Я сам геодезии не чужд, будучи по образованию астрономом-геодезистом. В стародавние времена на нашей кафедре астрономии и геодезии УрГУ астрономия считалась голубой мечтой, реализовать которую удаётся только самым удачливым и интеллектуально продвинутым; уделом остальных была геодезия. Сказал бы мне кто тогда, что у меня от астрономии будет голова пухнуть, а среди теодолитов я буду бродить с ностальгическим восторгом…

Новосибирск — счастливый город: в нём целых два планетария. Один работает в СГГА, второй, открывшийся чуть больше года назад, — самостоятельно. Прибавьте к этому ещё и собственного производителя любительских телескопов под боком — НПЗ, и картина получится совсем радужной. Тем не менее возвращаться с таких встреч всегда приходится с сокращённым запасом оптимизма. В прошлый раз я обращался к этой теме примерно год назад, и за это время она обрела новые нюансы.

Одной из новых помех стал, как ни странно, закон о митингах. У астрономии есть особая специфика — астрономические мероприятия, в том числе массовые, должны, вообще говоря, приходиться на тёмное время суток. Закон же «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» предписывает все массовые мероприятия заканчивать к 22 часам, за исключением «публичных мероприятий культурного содержания текущего дня по местному времени». Что означает последняя формулировка, сказать сложно. Понятно, что в реальности её текущий смысл зависит от настроения толкователя, то есть должностного лица, к которому нужно обращаться с уведомлением. Наши должностные лица наверняка часто разделяют популярное убеждение, что в телескоп на звёзды можно смотреть и днём, и потому понятно, что попытка организовать наблюдения вечером и ночью вполне может показаться им опасным вольнодумством.

Потом, во многих местах «тротуарная астрономия» не ограничивается только наблюдениями. Попутно проводятся и лекции по астрономии, тут же, рядом с телескопами. Собираются слушатели, перед ними выступает лектор — приглашённый учёный… Допустим, его спросят что-нибудь об отношении власти к науке, он с прямотой римлянина ответит, народ загудит и завозмущается… Где проходит грань между лекцией и выступлением на митинге? Я понимаю, что мои слова отдают паранойей, но кое-где подобные вещи уже происходят.

«Кое-где» — отдельная песня. Когда слушаешь организаторов подобных мероприятий из разных мест России, складывается ощущение, что они приехали не из одной страны, живущей по одним законам. Где-то людей заматывают беготнёй с бумажками, где-то вообще ни с какими проблемами не сталкиваются, а наоборот, говорят о полном взаимопонимании с мэрией, где-то, если в мероприятии участвует молодёжь, для неё пишут справки, объясняющие, почему она находится на улице ночью…

Реклама на Компьютерре

Работа с детьми — тоже вещь в себе и тоже с астрономической спецификой. Если хочется, не ограничиваясь тротуарной астрономией, дать детям какие-то более глубокие познания и привить навыки наблюдения, их нужно вывозить за город. Раньше это делалось систематически. Теперь же сделать это не то чтобы совсем невозможно, но крайне трудоёмко. И никто не гарантирует, что вы, собрав тридцать бумажек, не узнаете за два часа до начала мероприятия, что нужна ещё 31-я, сделать которую вы уже не успеете. А руководство потом скажет: «Все наши запреты — только ради безопасности детей».

Положа руку на сердце, с этим сложно спорить. Мало ли кому какая дурь взбредёт в голову, если он узнает, что в час N по ночной дороге поедет автобус с детьми. Да и в ночном городе много всяких пакостей может приключиться. Или, скажем, наши дни открытых дверей. Часть экскурсий проходит в тёмное время, общего освещения на обсерватории нет, а возле телескопа так и вовсе должно быть максимально темно. Ну как в этой темноте кто-то споткнётся или подвернёт ногу? (Дети у нас бывают только с родителями или педагогами!)

Человеку, который отвечает за выдачу разрешения и при этом не горит огнём просветительского энтузиазма, конечно, проще запретить попадание детей в рискованные ситуации. Ещё кот Базилио знал, что дети ночью должны спать. Но при этом остаётся без решения другая глобальная проблема: падение интереса к научно-технической тематике. Опять же наш собственный пример. Минувшие дни открытых дверей не поразили высокой посещаемостью: к нам пришло всего человек полтораста. При этом звонков было очень много. Но как только звонившие узнавали, что из-за погоды наблюдений в телескоп не будет, они отказывались от поездки, будучи изначально ориентированными на развлечение, а не на лекции по астрономии. При этом лекции-то у нас хорошие. Я своими глазами видел, как даже на днях открытых дверей с ясной погодой народ сбегал от телескопа на лекцию, потому что «там интереснее»!

Я убеждён, что падение интереса к научно-технической тематике связано не с разочарованием в ней, а с тем, что человеку с юного возраста становится труднее узнавать, что этой тематикой вообще можно интересоваться. Из разных мест приходит информация о том, что в домах и дворцах детского творчества сокращается число кружков научной и технической направленности, уступающих место танцам и спорту. Почему? Да потому что у детей и родителей изначально отсутствует представление о том, чем они на этих кружках смогут заниматься. Это, конечно, не основное, а дополнительное образование, но оно в силу своей необязательности является более чувствительным индикатором ориентированности на развлечение, о которой я писал и год назад.

Нам говорят: ищите новые формы. Вот недавний пример: полюбуйтесь на красавцев. Несколько российских астрономических институтов смело названы партнёрами и верными друзьями торговцев сертификатами со звёздными именами, а потом выражена благодарность практически всем обсерваториям Земли. Информация о «друзьях» скопирована с сайтов, фамилии конкретных сотрудников выбраны произвольным образом. Коллеги начали возмущаться, наш институт опубликовал опровержение

Но есть и другие мнения. Не только в связи с этим конкретным сайтом, но и раньше нет-нет да и звучали предложения: не боритесь с продавцами звёзд, а уешьте их. Начните продавать такие сертификаты сами. У кого человек охотнее купит сертификат, у неведомой фирмы или у «официальной» астрономической организации — института или планетария? Полученные средства можно будет потратить на развитие МТБ российской науки или на пропаганду астрономии — разве же это не благая цель, которая оправдывает любые средства? Люди хотят развлечений — дайте им развлечений! Можно, конечно, и так рассуждать. Деньги не пахнут. Но кого мы привлечём таким образом? И надолго ли?

С другой стороны, я сам не очень представляю, что на самом деле можно было бы сделать, чтобы исправить ситуацию. Мне не кажется, что мы в данном случае (как любят рассуждать сторонники теории заговора) имеем дело с изменой и умыслом. То, что происходило и происходит, есть не более чем следствие длинной и разветвлённой вереницы событий, случившихся за последние десятилетия. То ли следует как-то пытаться переломить тенденцию, то ли можно спокойно ждать, пока маятник не качнётся в другую сторону…