В минувшую среду компания Google опубликовала очередной отчёт Google Transparency (англ. – “прозрачность”; русская его версия не особо удачно названа “Отчётом о доступности сервисов и данных”). Это специфический материал, обсуждаемый пока лишь в специализированных СМИ, но в ближайшие дни он неизбежно будет замечен популярной прессой, ибо включает в себя помимо обзора суммарного трафика компании в разных странах также и количество запросов на удаление контента, поступивших от правообладателей и органов власти, но что самое интересное — количество запросов от судов, спецслужб, правоохранительных органов на доступ к той или иной информации о пользователях. И как раз сегодня тот редкий случай, когда нам, гражданам РФ, стоит обратить на отчёт американской корпорации особое внимание.

Вам, конечно, приходилось задумываться, насколько хорошо охраняется конфиденциальность тех сведений, что вы лично доверяете Google. Почта, сообщения в соцсети Google+, список просмотренных роликов Ютуба, перечень поисковых запросов: часто этого достаточно, чтобы скомпрометировать вас в глазах друзей, коллег, закона. Вся надежда на то, что Google — бизнес, квартирующий в Соединённых Штатах Америки, а значит, во-первых, придерживается более-менее строгих правил относительно приватности своих клиентов (законы, регулирующие взаимоотношения клиента и корпораций в Штатах, – одни из самых жёстких в мире) и, во-вторых, не обязан удовлетворять запросы “органов” Российской Федерации. Но насколько такое предположение соответствует действительности? Отчёт Transparency как раз позволяет это выяснить, по крайней мере частично.

Общая картина выглядит так: за последние полгода государственные органы разных стран 22 тысячи раз просили Google предоставить доступ к персональным данным её пользователей (переписке, IP-адресам, файлам и документам и пр.). Это почти вдвое больше, чем ещё три года назад. Однако и Google стала менее уступчивой. Если в конце нулевых она удовлетворяла примерно три из каждых четырёх запросов, то к настоящему моменту идёт навстречу лишь в двух случаях из трёх. Статистика, строго говоря, не совсем точная, поскольку страны со сравнительно малым числом обращений (десятки штук) в ней не учтены, но достаточная, чтобы можно было составить представление о том, где Большой брат свирепствует сильнее всего.

Соединённые Штаты прочнее других сидят на информационной игле: тот факт, что именно в США Google получает наибольшее число запросов на доступ к пользовательским данным и удалению нежелательных контент-единиц, прямо говорит, насколько важную роль здесь играет ИТ-бизнес
Соединённые Штаты прочнее других сидят на информационной игле: тот факт, что именно в США Google получает наибольшее число запросов на доступ к пользовательским данным и удалению нежелательных контент-единиц, прямо говорит, насколько важную роль здесь играет ИТ-бизнес.

Штаты лидируют с большим отрывом: Google выполняет 88 процентов запросов судов, полиции и спецслужб родного государства. Недалеко ушли строгий Сингапур и полукоммунистический Тайвань: 75 и 74 процента соответственно. В беспокойной Индии поисковый гигант удовлетворяет 66 прцоентов запросов, в Израиле – 59, в дружественной нам Чехии – 31 процент. И даже в Мексике одобряется каждое четвёртое обращение органов. Что же Россия? Можете гордиться, мы в самом низу списка: из 97 запросов (касающихся 123 пользователей), пришедших в Google за последние полгода от российских правоохранительных органов и прочих государственных структур, одобрен был лишь 1 процент. Круто? Только на первый взгляд.

Прежде всего стоит оценить сам факт контакта между интернет-компанией номер один и российскими органами. Раньше запросы тоже подавались (сотня за 2011 год, 58 за первое полугодие 2012-го), но Google их отклонила все до единого. Теперь начало положено. Это неприятный результат уже сам по себе, но давайте начистоту: сомневался ли кто-нибудь, что однажды это случится? На дворе давно не девяностые. Любой дот-ком вынужден подчиняться законам не только той страны, где начинал и квартирует, но также нормам и правилам стран, в которых ведёт дела. Та же Google, вышедшая из “колыбели демократии”, сегодня замечательно совмещает американские идеалы с китайской цензурой: в КНР её поисковик фильтрует неугодные правительству темы — и вот уже месяц как даже не трудится сообщать об этом пользователям (раньше пользователя, по крайней мере, уведомляли, что тот или иной результат вычеркнут по требованию цензоров).

Однако в гугловском отчёте есть и ещё кое-какие детали, наводящие на невесёлые размышления. Дело в том, что как минимум в Соединённых Штатах закон обязывает Google молчать о некоторых запросах, полученных от государства. Грубо говоря, Google имеет право рассказать и рассказывает о всех запросах, поданных в рамках уголовных дел. Но вот запросы, связанные с национальной безопасностью, компания предавать огласке права не имеет. Так что трудно не согласиться с правозащитниками, которые утверждают: мы не знаем, сколько на самом деле людей попало в поле зрения органов в США и насколько сильно в каждом конкретном случае пострадала конфиденциальность. Можно ли надеяться, что жертвами этой практики не стали и не станут российские граждане и предприятия? И как обстоят дела с аналогичными (то есть не подлежащими огласке) контактами Google и российских спецслужб?

Обращает на себя внимание и рост числа запросов по удалению контента политического характера, в том числе направляемых западными демократиями. А Microsoft остаётся самым крупным корпоративным подателем запросов на удаление нелицензионного контента из сервисов Google
Обращает на себя внимание и рост числа запросов по удалению контента политического характера, в том числе направляемых западными демократиями. А Microsoft остаётся самым крупным корпоративным подателем запросов на удаление нелицензионного контента из сервисов Google

Другая тонкая деталь — рост числа запросов, подаваемых без участия суда. В США, чтобы получить доступ к досье, собранному Google на какого-либо пользователя, в общем случае требуется бумага от судьи, подтверждающая, что информация запрашивается не без причины. Однако всё чаще — теперь уже в двух третях случаев — органы пользуются старым законом (ECPA), позволяющим затребовать сведения в упрощённом порядке, ничего не объясняя. Google пытается бороться с такой практикой, упирая на статью в американской конституции, запрещающую необоснованный обыск. Но не забывайте, что речь опять-таки идёт о Штатах. Как обстоят дела с “упрощёнкой” в России, никто не знает, а Google не говорит. Сколько запросов из тех 97, что были поданы за последние полгода, пришли с подписью судей, а сколько — в рамках упрощённой процедуры, которая наверняка имеется и у нас? Какие законы регулируют этот механизм в РФ, на что здесь может опереться Google и как её рядовые российские пользователи могут отстоять свои права? Вопросов тут пока больше, чем ответов.

Хорошая новость в том, что органы донимают не только Google. Достоверно известно, например, что в 2011 году американские сотовые операторы получили больше миллиона (!) запросов на доступ к личной информации о своих клиентах. И другие крупные доткомы, естественно, тоже их получают, только мало кто в этом пока признаётся. А признаваться должны, равно как и сопротивляться, ведь у каждого бизнеса, кроме обязательств перед государством, есть моральные обязательства перед клиентом.

Не нужно быть экспертом, чтобы увидеть, как растёт здесь напряжённость. Вот мнётся Twitter, не желая раскрывать французскому суду личности хулиганов, выдававших в эфир расистские твиты. Вот от Microsoft требуют предавать гласности контакты Skype и спецслужб. И Yahoo! пытается поставить точку, заявляя, что отныне будет пускать на порог только дознавателей с судебным ордером.

Соберите всё это вместе — и получите не слишком приятную картинку, в которую вписана и Россия. Наивно полагать, что мы особенные. Мы пойдём той же дорогой, которой движется сегодня весь цивилизованный мир: интерес государств к Сети растёт повсеместно — и Google, и прочие доткомы будут вынуждены удовлетворять всё больше запросов, в том числе и от российских спецслужб. Рядовому же пользователю и корпоративным клиентам не остаётся ничего иного, кроме как согласиться с таким вторжением в личную жизнь. И перестать уже волноваться по пустякам.

В статье использованы иллюстрации Cory M.Grenier, Zensursula, ZeroOne