Кинорежиссёр и писатель Эррол Моррис задался вопросом: влияет ли выбор шрифта на восприятие текста, и если влияет, то как именно? Ответы оказались очень занимательными, и их опубликовали в New York Times. Хоть результаты и происходят не из научных источников, проделанные эксперименты показывают явную зависимость отношения читателя к написанному от начертания букв.

Сперва поиски навели Морриса на полуанекдотичную запись из блога студента Фила Рено. Рено в 2006 году рассказал следующую историю: участь на шестом курсе, он заметил, что стал получать за сочинения одни пятёрки – прямо как в начале своего обучения. В середине же он скатывался до четвёрок и троек, что его очень печалило.

Рено усомнился в том, что испытывал творческий кризис и смог из него выбраться: по его ощущениям, сочинения не становились хуже и не улучшались. Зато, перебрав их, он нашёл другую закономерность: два раза за неполные шесть лет он менял шрифт, которым печатал работы, и смена шрифта в точности совпадала с периодами ухудшения и улучшения оценок. Первым шрифтом был распространённый Times New Roman, вторым (принёсшим неудачи) – Trebuchet MS, а третьим (вернувшим славу отличника) – Georgia.

Trebuchet MS, обвиняемый в плохих оценках

Одних только ощущений студента-филолога для каких-то выводов, конечно, недостаточно. Эррол Моррис нашёл ещё один эксперимент, подтверждающий влияние шрифтов, – на этот раз несколько более солидный и крупномасштабный.

Бенджамин Берман – аниматор из студии Fourth Floor Productions, поставил следующий опыт, который был предложен читателям New York Times. Каждому подопытному предлагалась фраза из книги Дэвида Дойча “Начало бесконечности”. Звучит она так: “Мы живём в век беспрецедентной безопасности”. И на выбор давалось шесть ответов: “слегка согласен”, “почти согласен” и “согласен” и те же три градации для негативного ответа. Фраза при этом была написана одним из шести шрифтов: Baskerville, Computer Modern, Georgia, Helvetica, Comic Sans и Trebuchet.

Было опрошено 45,5 тысяч респондентов, и на основе результатов построены графики. Наиболее интересны результаты, получившиеся после того, как степеням согласия или несогласия присвоили коэффициенты от одного до пяти и сложили полученные результаты, получив суммы для разных шрифтов. На графиках отчётливо видно, какие шрифты подталкивают людей к наиболее решительным ответам.

Вот графики для ответивших утвердительно. Цифра – их общее число, а в высоте графика учтён коэффициент.

А это негативные ответы.

Получается, что Baskerville суммарно дал самое сильное согласие и самые слабое несогласие. То есть фраза, написанная им, вызывает наибольшее доверие. На втором месте – Computer Modern, а остальные шрифты не дают столь же ясных результатов. Заметно разве что, что Comic Sans (декоративный шрифт, любимый многими пользователями и презираемый дизайнерами) даёт очень малую уверенность в положительных ответах и находится среди лидеров по негативным ответам.

Чем так выделяется Baskerville? Моррис обратился за комментарием к профессору психологии в Корнелльском университете Дэвиду Даннингу, и тот подтвердил догадку о том, что у шрифтов бывает разные характеры, подобные человеческим. Baskerville – наиболее формальный из предложенного набора шрифтов, и всё написанное им кажется особенно солидным.

Baskerville, претендент на трон короля шрифтов

Эррол Моррис, рассуждая о “характерах”, которые мы угадываем за шрифтами, приводит в качестве примера почерки: по ним мы нередко можем судить об авторе текста и даже о его настроении в момент письма.

Значат ли эти исследования, что для вселения уверенности в написанном достаточно выбрать шрифт Baskerville? Утверждать этого нельзя, покуда не выявлена и не сформулирована настоящая причина закономерности, а не сама закономерность. Но в её существовании сомнений практически не остаётся. И не только потому, что статья в New York Times написана красивым и самоуверенным шрифтом.