Мобильный телефон не является электронно-вычислительной системой, следовательно, приложения для мобильных устройств не являются компьютерными программами, не могут формально считаться интеллектуальной собственностью. Соответственно, их продажа по лицензионному договору должна облагаться НДС (в отличие от компьютерных программ). Такое разъяснение Федеральной налоговой службы (ИФНС) №24 по Москве выдала одной из компаний, занимающейся разработками мобильного ПО. Судя по всему, впрочем, это, что называется, “юридическая аберрация”.

Собственно говоря, до прошлого года Федеральная таможенная служба отказывалась рассматривать в качестве компьютеров и планшетники. И, соответственно, взимала пошлины за их ввоз, в то время как ввоз ноутбуков и декстопов пятипроцентной пошлиной не облагается.

Лишь в феврале этого года ситуация изменилась: ФТС великодушно признала Apple iPad разновидностью компьютеров… Но вот до конкурирующих с ним устройств снизошла только в мае.

Современные смартфоны мало чем отличаются от персональных компьютеров по существу, некоторые по мощности вполне могут тягаться с компьютерами пяти-семилетней давности, так что утверждение «мобильный телефон не является электронно-вычислительной машиной» выглядит как некоторое злоупотребление правовой казуистикой в ущерб здравому смыслу. Хотя и не в ущерб, очевидно, налоговым сборам.

Впрочем, есть надежда, что это всё ненадолго. Ровно по поводу того, что ФНС не признаёт мобильные устройства за ЭВМ, в твиттере отписался министр связи Николай Никифоров:

Поправки в нормативную базу будут тем более обоснованны, что Роспатент вполне себе регистрирует патенты на ПО для мобильных устройств.