В Москве прошёл первый российский форум Big Tent, организованный компанией Google совместно с РИА “Новости” – непосредственно в пресс-центре информагентства. Мероприятие получилось весьма представительным, неординарным – и в той же степени неоднозначным.

Форум Big Tent: о чём говорили на секции, посвящённой интернету и культуре
Питер Бэррон открывает форум Big Tent

Необходимо отметить, что, к чести Google, форум ни в малейшей степени не носил рекламного характера. Конечно, открывал и закрывал мероприятие директор Google по внешним связям Питер Бэррон, отдельная секция представляла собой открытое интервью с главным юристом Google Дэвидом Драммондом. Но за вычетом этих выступлений, натянутых под потолок цветастых полотен, имитирующих Большой Шатёр, и панорамного стенда с Google Earth, никаких попыток акцентировать внимание на самой компании больше и не было.

Зато когорта спикеров собралась самая разнообразная: европейские IT-бизнесмены, американский писатель, российские государственные чиновники и правозащитники и другие известные деятели. Обсуждались три основных вопроса: как интернет влияет на современную экономику, какое воздействие он оказывает на социальные процессы, в России в том числе, и в каких взаимоотношениях находятся интернет и культура в целом.

Начать обзор Big Tent хотелось бы именно с блока, посвящённого культуре, поскольку он получился, возможно, самым неоднозначным.

В качестве модератора секции была приглашена Екатерина Чуковская, заместитель министра культуры РФ. Секцию она вела высокопрофессионально и с чрезвычайной деликатностью (тем сильнее оказался контраст между её вводным словом и выступлением музыкального критика и журналиста Артемия Троицкого, на котором отдельно остановимся позже).

Помимо уже упомянутых Екатерины Чуковской и Артемия Троицкого, в дискуссии приняли участие профессор Александр Долгин, основатель Imhonet.ru, автор “Экономики символического обмена”, Арам Зиннрайх, профессор Школы коммуникации информации университета Рутгерс, автор книги Mashed Up, и Марк Сэндс, медиа-директор британской галереи Tate Britain. Секция носила название “Интернет в культуре: инструмент создания или копирования?”.

Первым (после Чуковской) выступал именно Долгин, отметивший, что сегодня главной проблемой культуры в интернете является “проблема ухудшающего отбора”, при котором низкокачественные продукты “берут числом”, вытесняя качественные. Это, в принципе, отнюдь не уникальная проблема интернета, проблема преодоления информационного шума остро стоит в любой сфере. Просто интернет делает тиражирование чрезвычайно простым, а потому и популярным занятием, что открывает невиданные прежде просторы для графоманов и халтурщиков всех мастей.

Довольно своеобразную точку зрения представил автор Mashed-Up Арам Зиннрайх, назвавший мэшапы новым искусством и приравнявший их к самостоятельным формам искусства. Чуковская как бы между делом заметила, что главное, чтобы в интернете оставались и оригинальные произведения, а не только вторичные гибриды.

Марк Сэндс, в свою очередь, заметил, что желание “потреблять культуру” в интернете – огромно и что не стоит путать сегодняшнее отсутствие отсутствие эффективных моделей монетизации с отсутствием желания платить за контент.

Самым жёстким по содержанию оказалось выступление Артемия Троицкого, начавшего с того, что сегодняшняя ситуация в музыкальной сфере иллюстрирует ситуацию в других областях. “Тиражирование музыки позволило ей стать массовой и создать такое уродливое явление, как “музыкальная индустрия”, – отметил критик, добавив, что интернет фактически отбрасывает нас в “тёмные времена”: наилучшим способом общения музыкантов со своей потенциальной аудиторией является концертная деятельность. А всем бесконечным посредникам, которые и являют собой “музыкальную индустрию”, Троицкий без обиняков предложил отправиться к станку или на панель: мол, от этого музыка не умрёт.

Касаясь животрепещущего вопроса о законодательных инициативах типа SOPA, PIPA и CISPA, Троицкий назвал их “драконовскими актами”, которые “уже бессмысленны и абсолютно не соответствуют современному состоянию человеческой цивилизации. Они останавливают цивилизацию”. Он также заявил, что само понятие “интеллектуальная собственность” являет собой “абсурд” и “оксюморон” и что интеллектуальная продукция должна принадлежать всем.

Послышались громкие аплодисменты.

Из твиттера был задан характерный вопрос: кто и как должен формировать вкусы у пользователей? Общее мнение спикеров исчерпывающим образом выражается одним словом – “никто”.

“Общий ответ на этот вопрос звучит несколько категорично – никто и никак не должен на это влиять. Сообщество само найдёт механизмы раздачи каждому, кому что нужно”, – заявил Александр Долгин, добавив, что не существует “плохих” или “хороших” вкусов и ничего навязывать никому не нужно.

Данная точка зрения заслуживает, безусловно, всяческого уважения. Однако возникает вопрос относительно социального влияния на вкусы. Пример: подросток, у которого только-только формируются “собственные” музыкальные вкусы, скорее всего, будет испытывать как минимум некоторое влияние со стороны своего окружения (одноклассников). И если в школе царствует какая-нибудь массовая мода, отказ ей следовать может вызывать последствия. Вдобавок носители, скажем так, не самых замысловатых музыкальных вкусов зачастую ещё менее терпимо относятся к носителям музыкальных пристрастий, отличных от их собственных, нежели самые завзятые снобы. Соответственно если какие-либо вкусовые пускай не эталоны, но хотя бы более-менее общепризнанные ориентиры качества исчезают, на их месте моментально формируются другие. И тут вспоминается финал фильма “Человек с Бульвара Капуцинов”, где очень чётко и внятно показано: стоит ослабеть влиянию мистера Фёрста, и мистер Секонд не заставит себя ждать.

Ну, а с другой стороны, сейчас, возможно, мы наблюдаем медленное (или не очень медленное) отмирание массовой культуры, или, точнее будет сказать, массовости в культуре: вместо каких-то гигантских “центров притяжения” возникает колоссальный рой мелких ниш, в которых каждый находит что-то для себя.

Но опять же навигация по этим нишам в условиях упомянутого Долгиным “ухудшающего отбора” и постоянно растущего уровня информационного шума – колоссальная проблема, и даже придуманные для Last.FM системы рекомендаций, существующие сегодня, наверное, у каждого уважающего себя музыкального хостинга, пока не выглядят эффективным решением этой проблемы.