RIAA пытается доказать всем и вся, что усилия законотворцев и правоохранительных органов, направленные против пиратства в общем и пиратских ресурсов в частности, приносят пользу. Как известно, во Франции действует весьма суровый закон HADOPI, предполагающий отключение от интернета «серийных» нарушителей законодательства о копирайте.

«Исследования эффективности закона HADOPI указывают, что цифровые продажи музыки во Франции выросли на 13,8 млн евро (18,6 млн долларов)», — говорится в недавнем сообщении RIAA.

В свою очередь, закрытие сервиса Limewire сказалось на общем количестве пользователей «ресурсов с нелегальным контентом»: дескать, в сентябре 2010 года их было 28 миллионов, а в сентябре 2011 — уже только 19 миллионов.

Несмотря на это, по подсчётам RIAA, как минимум 13 процентов пользователей интернета используют файлообменные сервисы для скачивания музыки, и до 50 процентов всех музыкальных записей добывается нелегально. То есть половина музыкального рынка — «пиратируема». Источник цифр — аналитическая компания NPD.

Как и прежде, RIAA напирает на то, что спад доходов на музыкальном рынке препятствует инвестициям в новые музыкальные проекты. С одной стороны, так, скорее всего, на самом деле и есть; с другой, как и все последние годы, индустрия если и вкладывается в кого-то, то, как правило, во что-то очень броское и общепопулярное, иначе говоря, в дешёвый мейнстримовый поп типа Рианны (Rihanna), приносящий (по идее) быстрые деньги.

Однако на протяжении уже более чем года индустрия с изумлением наблюдает, как альбом «21» британской певицы и пианистки Adele не выползает из первой десятки в британских чартах (а то и из первой пятёрки). Хотя, строго говоря, Адель исполняет поп-музыку, материал трудно назвать стандартным (и уж тем более поверхностным), да и внешние данные Адели далеки от «общепринятых норм». Это явно не конвейерная продукция, это «штучный товар», дефицит которого — главная претензия меломанов к дельцам от музыкального рынка.

Реклама на Компьютерре

Заканчивается сообщение RIAA чем-то вроде победной реляции:

«Наша работа далека от завершения, но собранные данные все вместе наглядно демонстрируют, что антипиратские меры оказывают реальное воздействие на легальный музыкальный рынок. В 2011 году этот рынок стал сильнее, чем в прошлые годы, показав рост в цифровых продажах и увеличение предложение легальной продукции».

С одной стороны, правда: легальные музыкальные сервисы плодятся, как грибы после дождя, — того гляди и лидерство iTunes окажется в прошлом. С другой стороны, сегодня британская компания The Official Charts Company, составляющая рейтинги по продажам музыки в Великобритании (а это один из крупнейших в Европе рынков), сообщила, что продажи альбомов, вне зависимости от носителей, опять упали и достигли минимума последних 640 недель. Именно столько прошло с начала столетия.

RIAA указывает, что инновации являются «важнейшей антипиратской стратегией»: дескать, если действовать кнутом и пряником, предлагая меломанам всякие легальные опции, одновременно жёстко прижимая тех, кто занимается пиратством, то можно получить «здоровый рынок». То есть, видимо, повернуть время вспять, в те счастливые времена, когда ещё не выросло поколение, считающее, что музыка и фильмы берутся «из интернета», как водопроводная вода — «из крана», и рассматривающее возможность получать весь «развлекательный контент» в интернете как бонус к оплате услуг провайдера.

Сейчас к этому явственно прилагаются могучие усилия: правоохранительные органы в прошлом году начали мощную кампанию по борьбе с «пиратскими» сетевыми ресурсами (Megaupload — одна из крупнейших побед), да к тому же была предпринята попытка провести через американский Конгресс два крайне спорных «антипиратских» законопроекта — SOPA и PIPA. Они натолкнулись на мощнейшее сопротивление со стороны широкой общественности, как в США, так и за пределами страны. Однако сейчас протестный импульс ослабел, и посыпались новости о попытках «пропихнуть» прописанные в SOPA меры уже не на уровне законодательства, а в формате всяких закулисных соглашений «всех со всеми», на которые «широкая общественность» повлиять никак уже не сможет.

И будет лопать что дают.