Сегодня 25 лет с того дня, как случилась, возможно, самая страшная техногенная катастрофа ХХ века – авария на Чернобыльской атомной электростанции. Низкий поклон ликвидаторам, жертвовавшим собой тогда, в 1986 году, ради того, чтобы хотя бы минимизировать последствия кошмарной аварии. Как сейчас весь мир преклоняется перед самоотверженностью “ядерных самураев” на “Фукусиме-1”.

Четверть века назад “мирный атом” обратился для рядового обывателя в серьёзную угрозу, с которой мириться приходится лишь в силу большой необходимости.

Какой-то зловещей фатальностью отдаёт тот факт, что авария на “Фукусиме” случилась практически ровно через 25 лет после чернобыльской катастрофы, и по масштабам и последствиям оказалась если не тождественной, то очень близкой к ней.

А быть может, и много более страшной, учитывая, насколько мала площадь Страны Восходящего Солнца и насколько ограничены там эвакуационные возможности.

Хотелось бы, впрочем, поговорить сейчас не о прошлом, а о настоящем и будущем.

В заголовках СМИ то и дело проскакивает, что здесь и там снова начались массовые выступления против атомной энергетики как таковой. В самой Японии, в России, в Германии, во Франции – люди выходили на улицу. В Уфе, вот, например, на митинге партии “Яблоко” прозвучали слова: “Мирный атом – это страшная сказка”.

Либо “страшная”, либо “сказка”, на самом деле: либо атом опасен по определению всегда и везде, либо он в полной мере мирный – то есть задействованы все возможные средства защиты от непредвиденных обстоятельств, нет конструктивных проколов, как в Чернобыле, чиновник не уворовал половину выделенных на обеспечение безопасности финансовых средств, всё тысячу раз проверено и поддерживается в надлежащем состоянии, с учётом, насколько велики ставки.

Издание “Частный корреспондент” опубликовало сегодня интервью с начальником отдела стратегических исследований Института ядерных реакторов РНЦ “Курчатовский институт” Станиславом Субботиным, который вполне уверенно говорит, что атомная энергетика безопаснее обычного транспорта:

“Сейчас в атомной энергетике есть такое понятие — ядерная культура безопасности, в основе которой лежит такой принцип: что бы ни случилось непонятного на атомной станции, угрожающего безопасности, мы должны поделиться этим знанием со всеми, а не скрывать… И поэтому сейчас атомная энергетика по культуре безопасности далеко обогнала все остальные области, в которых действуют такие понятия, как коммерческая тайна и ноу-хау”.

К сожалению, вполне очевидно, что к этим доводам в ближайшее время мало кто будет прислушиваться: и причиной тому – чудовищная авария на “Фукусиме”, которой по Международной шкале ядерных событий был присвоен в итоге седьмой уровень опасности. Произошло это вследствие сильнейшего за всю историю наблюдений землетрясения в Японии и из-за множественных нарушений в области безопасности, допущенных оператором “Фукусимы-1” – компанией TEPCO. Эта компания нарушила закон и пошла вразрез с той самой “ядерной культурой безопасности”, о которой говорил Субботин. То есть минимум 50 процентов риска приходится не на возможные (и случившиеся) цунами и землетрясения, а на человеческий фактор – на халатность и коррумпированность ответственных лиц и желание сэкономить на чём угодно.

Последствия расхлебывать теперь, видимо, всему миру. Атомную энергетику – как направление – ждут крупные проблемы, поскольку она опять превратилась в жупел (и соответственно идеальную мишень для “Гринписа”). Её развитие будет как минимум заторможено, как максимум – про атомные электростанции можно будет забыть. Кому-то от этого будет, наверное, спокойнее. После гибели “Гиндебурга” эпоха дирижаблей сошла на нет, оставшись игралищем для поклонников ретробудущего, стим- и дизельпанка. Так же, видимо, и атомная энергетика станет основой для какого-нибудь нового направления научной фантастики – ньюкпанка, например…

Когда у British Petroleum взорвалась и затонула платформа Deepwater Horizon и случился чудовищных масштабов разлив нефти, ущерб от которого едва ли можно будет когда-либо оценить в полной мере, никаких массовых манифестаций против нефтяной – то есть мазутной, керосиновой, дизельной и бензиновой – энергетики как-то не случилось.

А вот атомная энергетика – через 25 лет после Чернобыля и в год “Фукусимы” – снова выпала из фавора, и теперь, возможно, уже навсегда.