Сидя в кресле кинотеатра на сеансе «Инопланетное вторжение: битва за Лос-Анджелес» (в оригинале Battle: L.A.), не мог отделаться от мысли, что смотрю переиначенное «падение «Чёрного ястреба» или компиляцию из десятка других военных драм. Та же история о горстке американских солдат, воюющих в условиях города, пропитанная страхом смерти. Только в этот раз арабов заменили на пришельцев, вот и вся косметика.

?

И дело даже не в том, что фильм получился неважным или вторичным, картина – вполне себе крепкий середнячок. Просто фантастика в нём – всего лишь приём, помогающий обезличить врага. Так сказать, чтобы никому не было обидно и фильм успешно прокатывался во всех странах мира, включая Ближний Восток.

Прячась за спиной сюжета об инопланетном вторжении, мораль фильма позволяет не акцентироваться на отношениях к какой-либо нации. Всё-таки зрителю проще ненавидеть абстрактного пришельца, чем проецировать свои эмоции на конкретную народность. И даже пафосные речи, произносимые героями по закону жанра, воспринимаются гораздо легче, потому что солдаты говорят не от лица какой-то страны, а от лица человечества.

Понятно, что эта тенденция не нова. Тот же «Район №9», один из самых успешных фантастических проектов прошлого года, рассказывал о национализме и геноциде по отношению к пришельцам, застрявшим на окраине Йоханнесбурга. Там, правда, в самом названии сохранился намёк-отсылка к истории апартеида, когда один из районов города – район №6 – был объявлен зоной «только для белых».

Наверное, такие фильмы нужны. И новый вариант эзопова языка тоже нужен. Только меня не покидает ощущение, что по-настоящему фантастических фильмов становится все меньше. И, может быть, правы фанаты «Firefly», собирающие деньги на продолжение любимого сериала, ибо надежда на продюсерское внимание к жанру иссякает на глазах.